НОВОЕ НА САЙТЕ за последние 6 месяцев ТЕКСТЫ И ВИДЕО (в обратной хронологической последовательности)

Публикация

ПРЕДСТОЯЩИЙ ВЕЧЕР В ДОМЕ КИНО "Г.С.СКОВОРОДА И СОВРЕМЕННОЕ ЕВРАЗИЙСТВО" 2 декабря в 18-30. (XVI часть Духовно-Просветительского Цикла Возвращение на Родину.

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Публикации - Публикация

Автор: Administrator Соколов Р.В. 25.11.2015 14:36

ПРЕДСТОЯЩИЙ ВЕЧЕР В ДОМЕ КИНО "Г.С.СКОВОРОДА И СОВРЕМЕННОЕ ЕВРАЗИЙСТВО"

Второго декабря (в среду) 2015 года

  http://cs629517.vk.me/v629517171/32439/ISP6PX4Sj3I.jpg

 Автору сайта Соколову Р.В.с 1967г.
запомнились строки мыслителя и поэта

Григория Сковороды:

"Так и мнѣ вольность одна есть нравна,
И безпечальный, препростый путь.
Се моя мѣра в житіи главна".
(Сад божественных песней... Песнь 9-я)

"Мир меня ловил, но не поймал"

===============================================

 

Юрий Лощиц - Григорий Сковорода

 

Размер шрифта: A A A+

 

Юрий Лощиц - Григорий Сковорода

 

Ю́рий Миха́йлович Ло́щиц (р. 1938) - русский поэт, прозаик, публицист, литературовед. Лощиц является одним из видных современных историков и биографов. Г. Сковорода - один из первых в истории Украинской мысли выступил против церковной схоластики и призвал к поискам человеческого счастья.

 

Содержание:

 

 

============

Фото Свято-Преображенский храм, с. Сковородиновка

Г.С. Сковорода и его "Сад божественных песней"

КРАТКАЯ ХРОНИКА ЖИЗНИ Г.С. СКОВОРОДЫ

Григорий Саввич Сковорода родился 22 ноября (3 декабря) 1722 года в селе Чернухи Полтавской губернии.
Мать — Пелагея, отец — малоземельный казак Савва Сковорода. 

В сентябре 1734 года (в 12 лет) Григорий поступил в Киево-Могилянскую академию, полный курс учебы в которой занимал 12 лет (проучившись в ней 10 лет).

В 1742 году (в 20 лет) Григорий был принят певчим в Императорскую придворную капеллу.

В июле 1744 года (на 22 году) Григорий продолжил учебу в Киево-Могилянской академии.
Его профессорами были М. Козачинский и Г. Конисский.

В 1750 году Григорий, окончивший полный курс академии (в 28 лет),
в составе особой группы полковника Гавриила Вишневецкого три года пробыл в Европе — пешком прошел по Венгрии, Австрии, Чехии;
вероятно, и по Польше, Германии и Италии;
в этот период Григорий изучил и совершенствовал знание латинского, греческого, еврейского и немецкого языков.

В 1753 году Григория Сковороду пригласили читать курс поэтики в Переяславской семинарии (ему 31 год).
Начал писать стихи и трактаты.

В 1754 году (в 32 года) Григорий стал домашним учителем в селе Каврай
у помещика Степана Томары.

В 1755 году (в 33 года) Григорий Саввич был в Москве, в Троице-Сергиевой лавре.

С 1755 по 1758 году Григорий Саввич жил в селе Каврай.

С 1759 по 1769 год Григорий Саввич был учителем поэзии, синтаксиса
и греческого языка в Харьковском коллегиуме (с 37 по 47).

Там он написал учебный курс «Начальная дверь ко христианскому добронравию».

С 1769 года (с 47 лет до 72 лет, т.е около 25 последних лет жизни)
Григорий Саввич странствовал по Украине,
подолгу жил у своих учеников и почитателей,
отказываясь от предлагаемых ему должностей,
также жил и в крестьянских избах,
уча людей нравственности как своим образом жизни,
так и своими произведениями.

Написал философские работы — диалоги «Алфавит, или Букварь мира», «Кольцо», «Потоп Змиин» и другие.

Григорий Саввич Сковорода скончался 29 октября (9 ноября) 1794 года
в селе Ивановке (ныне Сковородиновка) Харьковской губернии.

Сочинения Г.С. Сковороды при его жизни не издавались,
их распространяли в рукописных копиях.
Первые издания его трудов относятся к середине XIX века.

В данном издании работы Г.С.Сковороды публикуются по трудам:

-«Сочинения Григория Саввича Сковороды, собранные и редактированные профессором Д.И.Багалеемк, Харьков, 1894.

-«Харьковские басни».
Написаны во второй половине 60-х годов XVIII века и весной 1774 года. Рукопись не сохранилась.
Первая публикация осуществлена в 1837 году со списков XVIII века.
-«Разговор, называемый Алфавит, или Букварь мира». Диалог написан в 1774 году. Оригинал рукописи хранится в Государственном Историческом музее в г. Москве. Впервые был опубликован в 1894 году.

(С. Шумов, А. Андреев)

-----------------------------------------------------

 

“Мир ловил меня, но не поймал”. Григорий Сковорода.

“Мир ловил меня, но не поймал”.


Очерк жизни и учения Григория Саввича Сковороды (1722-1794)

На склоне лет, достигнув возраста в 72 года, Григорий Саввич Сковорода гостил у одного из своих учеников.
Как-то под вечер он взял заступ и начал рыть узкую яму. “Чем это ты занят, друг мой?” - спросил его хозяин. “Пора, друг, кончить странствие!” - ответил гость, - “И прошу тебя, пусть здесь будет моя последняя могила, и на ней напишите, что мир ловил меня, но не поймал.”

На следующий день его нашли в комнате мертвым. Руки его были сложены на груди крестом, голова покоилась на свитках собственных его сочинений.
Изданы они были только через сто лет после его смерти.
Тем не менее, это не помешало ему стать поистине легендарной фигурой в народе.
А официальная наука считает его первым философом России.

Когда говорят об истории Гнозиса в России, прежде всего имеют в виду процесс, приведший к возникновению масонских и розенкрейцерских лож во многих городах России в конце XVIII - начале XIX века. Однако, наряду с этим “северным” путем проникновения Гнозиса в Россию можно указать и “южный”, через Малороссию, нынешнюю Украину.

До середины XVII века Украина была тесно связана с католической Польшей. Когда же в середине XVII века Украина вошла в состав России, то она принесла с собой не только католические, но и протестантские представления, почерпнутые из общения киевских церковных кругов с немецкими протестантскими центрами. Например, один из самых заметных церковных деятелей XVIII века, Тихон Задонский (1724-1783), был лично знаком с Арндтом и находился под влиянием немецкого пиэтизма [3].

Самыми выдающимися учебными заведениями того времени на Украине были духовные коллегиумы в Киеве и Харькове, но большинство народонаселения оставалось в полном невежестве [2].

На этом-то фоне и заблистала звезда такого талантливого человека, как Григорий Сковорода.

Он был глубоко верующим человеком, и в то же время обладал необычайной внутренней свободой, отважно обличал тогдашние местные злоупотребления.

В смелых, иногда дерзновенных, полетах мысли он становился в оппозицию к традиционным церковным учениям, но в своем пламенном устремлении к истине не боялся ничего.

Во внутреннем равновесии веры и разума (сам он не отделял одно от другого) Сковорода опирался на "аллегорический" метод истолкования Священного Писания. Здесь он был очень смел, доходил часто до полного отвержения буквального смысла Писания, во имя того истолкования, которое представлялось ему верным.

С ранних лет он отличался охотой к учению и "твердостью духа".

16-ти лет он поступил в Киевскую Академию, но учение его было скоро прервано вызовом в Петербург в придворную капеллу (у юноши Сковороды был прекрасный голос и выдающиеся музыкальные способности).

Через два года он вернулся в Киев, где и окончил Академию в возрасте 28 лет.

Отказавшись от духовного звания, Сковорода отправился, в качестве церковного певца, с неким генералом Вишневским, ехавшим с дипломатическим поручением в Венгрию.

В течение трех лет Сковорода посетил Венгрию, Австрию, Польшу, Германию, Италию, часто странствуя пешком.

Везде, где было возможно, он внимательно присматривался к местной жизни, посещал лекции в университетах.

По словам его биографа [2], он вполне владел латинским и немецким языками, знал хорошо греческий и еврейский языки. Был прекрасно знаком с произведениями древних авторов и отцов Церкви.

В то время в Германии были активны мистики и квиетисты. Побывав там, Сковорода навсегда сохранил предпочтение к ней перед всеми прочими странами, исключая родины своей.

После возвращения на родину Сковороду наперебой приглашают в разные места на службу в качестве преподавателя.

Однако, присущий ему дух свободы и творчества вскоре делают его неугодным начальству, и он вынужден переходить с места на место.

Странствующий философ

В 1765-м году Сковорода навсегда покидает службу.

С этого времени начинается период "странничества", - уже до конца жизни Сковорода не имеет постоянного пристанища.

"Что жизнь? - пишет он в одном месте, - То сон турка, упоенного опиумом, сон страшный, и голова болит от него, и сердце стынет.

Что жизнь? Это странствие: прокладываю себе дорогу, не зная, куда итти, зачем итти".

В этих странствиях Сковорода путешествует с мешком на плечах (в мешке всегда была Библия на еврейском языке), по существу, как нищий; с ним всегда неизменная флейта и посох; иногда он подолгу гостит у многочисленных друзей и поклонников, иногда покидает друзей неожиданно.

На базарах и в убогих домах он поет свои песни и рассказывает басни, дарит друзьям трактаты и диалоги.

Его аскетизм принимает суровые формы, но тем явственнее в нем духовная бодрость. Очень много времени Сковорода посвящает молитве.

Биограф [2] отмечает, что у Сковороды можно найти сходство с деятельностью питомца другой мистической школы - Новикова.

Но Новиков работал в типографиях, в журналах, в избранных кружках Москвы. У него было состояние, много сильных и самостоятельных друзей.

Сковорода же был голыш и бедняк, но действовал в том же смысле, но в поле, на сходках, в деревнях, у куреней отдельных пасек, в домах помещиков, полных предрассудков всякого рода, на городских площадях и в бедных избах поселян.

Путь его как бы направляла некая невидимая рука.

Так, когда в 1770 году Сковорода гостил у друзей в Киеве, то вдруг стал проситься отпустить его уехать из Киева. Ибо, побывав на Подоле, он почувствовал вдруг сильный запах трупов. Он покинул город на следующий же день, а через две недели в Киеве разразилась чума, и город был закрыт.

В годы странствий расцвело философское творчество Сковороды, - именно в этот период написаны все его диалоги.

Он был настоящим философом, причем, приступившим к изложению своей системы впервые после 40 лет.

Система эта, в общем, оставалась неизмененной до конца его жизни.

Даже при беглом ознакомлении с сочинениями Сковороды чувствуется его бесспорная оригинальность, - не в том смысле, что он не испытал никаких влияний, а в том, что он всегда самостоятельно продумывал свои идеи (если даже они западали в его душу со стороны) [3].

Сковорода становится философом, потому что этого требуют его религиозные переживания, - он движется от своего осознания Христа к пониманию человека и мира.

Сковорода часто переживал духовный подъем, своего рода экстаз.

Сам Сковорода так пишет об одном таком мистическом переживании своему юному другу Коваленскому: "...я пошел прогуляться по саду. Первое ощущение, которое я осязал сердцем моим, была некая развязность, свобода, бодрость...

Я почувствовал внутри себя чрезвычайное движение, которое преисполнило меня силы непонятной. Некое сладчайшее мгновенное излияние наполнило мою душу, от чего все внутри меня загорелось огнем. Весь мир исчез предо мною, одно чувство любви, спокойствия, вечности оживляло меня. Слезы полились из очей моих и разлили некую умилительную гармонию во весь мой состав..."

Исследователи отмечают удивительное сходство Сковороды по характеру его мистических переживаний с Ангелом Силезским [3].

Таким образом, он всегда основывался на собственном знании из первых рук.

"А мудрование мертвых сердец, - со вздохом пишет он, - препятствует философствовать во Христе".

Он не боится оторваться в своих поисках от Бога, он уверен, что "истина Господня, а не бесовская", т. е. кто в истине, тот и в Боге.

В свете мистических переживаний Сковорода все более убеждается, что "весь мир спит", и сон его - мучителен.

В его песнях встречаем много суждений о сокровенной жизни мира, которую можно почувствовать лишь религиозно, - Сковорода глубоко чувствует тайную печаль, тайные слезы в мире.

"Мир сей являет вид благолепный,

Но в нем таится червь неусыпный;

Горе ти, мире! Смех мне являешь,

Внутрь же душой тайно рыдаешь".

Так, на почве религиозного ощущения, возникает в Сковороде отчуждение от мира, - жизнь мира предстает пред ним в двойном виде.

Реальность бытия - разная на поверхности и в глубине, - и отсюда Сковорода приходит к тому, что есть познание, скользящее по поверхности бытия, а есть познание "в Боге".

"Если хочешь что-либо узнать в истине, - пишет он, - усмотри сначала во плоти, т. е. в наружности и увидишь на ней следы Божии, обличающие безвестную и тайную премудрость"[1].

Это высшее познание, узрение "следов Божиих" дается через озарение духа, но оно доступно всем, кто способен оторваться от плена чувственности.

"Если Дух Божий (вошел в сердце), - пишет он, - если очи наши озарены духом истины, то все теперь видишь по двое, вся тварь у тебя разделена на две части... Когда ты новым оком узрел Бога, тогда все в Нем увидишь, как в зеркале, - все то, что всегда было в Нем, но чего ты не видел никогда".

Путь к такому углубленному созерцанию бытия должен быть найден прежде всего в отношении к самому себе.

Самопознание, открывающее в нас два "слоя" бытия, т. е. за телесно-психическими переживаниями открывающее духовную жизнь, позволяет все видеть в двойстве бытия.

Самопознание есть поэтому начало мудрости: "не измерив себя прежде всего, - замечает Сковорода, - какую пользу извлечешь из знания меры в прочих существах?"

"Всех наук семена сокрыты внутри человека, тут их тайный источник,” - утверждает Сковорода. "Тело мое, знаю я, на вечном плане основано, - пишет он, - ты видишь в себе одно земное тело, но не видишь тела духовного". "Познать себя и уразуметь Бога - один труд".

Частое отожествление "истинного" человека (открывающегося в нас при духовном ведении) и Христа сопряжено у Сковороды и с такой, например, мыслью: "когда хорошо себя узнаешь, одним взором узнаешь и Христа".

Человек прежде всего перед собой ответственен за то, где ищет себе меру - в предметах внешнего мира или в “утишении” бесплодных желаний и обретении душевного мира, а вместе с ним свободы от мира внешнего.

Только такую свободу, по мысли Сковороды, может обрести человек, который должен осуществить идею Бога, постигая божью волю как свою, в чем и находит внутреннего человека.

Идея свободы от мира - это идея свободы от тлени, от смерти, это идея воскресения и всеобщего преображения.

Самодостаточность человека, т.е. обретение им себя, своего внутреннего человека, есть исполнение мысли Бога о нем. “Все дела его в вере, вера в истине, истина в вечности, вечность в нетлении, нетление в начале, начало в Боге”. Только тогда “мир отворяет мыслям твоим храм покоя, одевает душу твою одеждою веселья, насыщает ... и утверждает сердце”.

Учение о добре и зле

Если сначала Сковорода выдвигал мысль, что "для того нам внушается тьма, чтобы открылся свет", то это учение о таинственной сопряженности добра со злом под конец переходит в учение о том, что острая непримиримость зла с добром есть факт, касающийся лишь сферы опытного существования, - иначе говоря, что различие зла и добра за пределами мира опыта стирается.

"Знаешь, - пишет он, - что есть змий, - знай, что он же и Бог есть".

Эта неожиданная формула, так напоминающая изречения древнего гностицизма, развивается у Сковороды в целую теорию.

"Змий только тогда вреден, когда по земле ползет", т. е. когда он остается в диалектике: "мы ползаем по земле" (т.е. погрязаем в мирской неправде), "как младенцы, а за нами ползет змий".

Но если мы "вознесем" его, "тогда явится спасительная сила его".

Преодоление зла дается, таким образом, через преодоление его диалектической стороны: "если будем все время видеть в змие одну злость и плоть, не перестанет он уязвлять нас".

Не только в том смысл этого учения, что зло открывается нам как путь к добру, - но в некоем тождестве их. "Сии две половины, - пишет тут же Сковорода, - составляют едино;

Господь сотворил смерть и жизнь, добро и зло, нищету и богатство и слепил их воедино".

Иначе говоря, - двойственность в мире эмпирическом не простирается дальше эмпирии, но чтобы в зле открылась "спасительная сила", для этого нужно выйти из-под власти диалектики, т. е. духовно ее преодолеть.

Это есть путь преображения (как и называется последняя глава в этом диалоге): "Старайся, - говорит Сковорода, - чтобы из твоей лживой земли блеснула правда Божия, чтобы в глубине эмпирии раскрылась вечная сторона ее, - держась за нее, мы освободимся от лжи эмпирического бытия и тем станем на путь преображения...”.

Таким образом, зло есть несомненная реальность в пределах мира, и не зло является призрачным, но сам мир призрачен в своей нынешней данности.

"Не люблю я жизни, запечатленной смертью", - воскликнул однажды Сковорода и тут же добавил: - "она сама (т. е. жизнь эмпирическая) есть смерть".

Сковороде не нужен, мучителен мир, если он не преображен, - душа ищет этого преображения, которое даже в его предчувствии сообщает силу нашему духу.

"Оставь весь сей физический гной" (т. е. эмпирию, запечатленную смертью), взывает Сковорода, “а сам переходи от земли к небу... от тленного мира в мир первородный...".

"Не нужно мне это солнце (видимое нами), - я иду к солнцу лучшему... оно насыщает и услаждает меня самого, мой центр, мою сердечную бездну, ничем видимым и осязаемым не уловляемую"...

"О, Боже сердца моего! Часть моя всесладчайшая! Ты есть тайна моя, а вся плоть есть тень и покрывало Твое."

Это - философия, исходящая из твердого убеждения, что сущность бытия находится за пределами чувственной реальности.

"Подлинное" бытие открывается нашему духу лишь "во Христе", в той таинственной жизни, какая рождается от пребывания "во Христе".

Сковорода не объявляет эмпирический мир призраком, - но все же чувственное бытие для него есть лишь "тень", ослабленная, несамостоятельная реальность.

Учение о трех мирах

Сковорода строит оригинальное учение о трех мирах [4]: ”Суть три мира.

Первый есть всеобщий и обитательный, где все рожденное обитает. Сей составлен из бесчисленных миров и есть великий мир.

Другие два суть частные и малые миры.

Первый - микрокосм, сиречь мирок или человек.

Второй мир символический, сиречь Библия... В ней собраны фигуры небесных, земных и преисподних тварей, дабы они были монументами, ведущими мысль нашу в понятие вечной натуры, утаенной в тленной [натуре] так, как рисунок в красках своих”.

“Я верю и знаю, что все то, что существует в великом мире, существует и в малом, и что возможно в малом мире, то возможно и в великом мире, по соответствованию оных и по единству всеисполнения исполняющего духа”

“Весь мир состоит их двух натур: одна видимая, другая невидимая”.

Видимая природа не ограничена ни во времени, ни в пространстве.

Подобно Джордано Бруно, Сковорода говорит о бесчисленном множестве миров, “систем с планетами, а планет с горами, морями и городами...”.

Но бесконечность “коперниканских миров” его интересует только потому, что внешний мир, по мнению Сковороды, выступает тенью мира истинного, являясь миром временным, преходящим и смертным.

Но как “тень не мешает меститься яблоням”, так не мешает старое небо и старая земля меститься “новому единому божественному миру в нашем дробном небожественном мире”.

Невидимый мир является планом, идеей, “древом жизни” мира видимого. “Хотя бы ты все коперниканские миры перемерил, не узнав плана их, который всю их внешность содержит, то бы ничего из того не было”, - писал Сковорода.

В диалоге “Разглагол о древнем мире” он говорит о мире как тени: “Стоял ли посреди чертога, имеющего все четыре стены и двери, покрытые будто лаком, зеркалами...

Увидишь, что один твой телесный болван владеет сотнею видов, от единого его зависящих.... Однако же телесный наш болван и сам есть единая только тень истинного”.

В “Потопе Змиином” Дух говорит Душе: “Не будь, душа моя, из числа тех, которые вещество... почитают. Они не исповедуют естества божиего. Отнимают силу и честь, бытие и славу у невещественного благого духа, а вместо него воздают мертвым и грубым стихиям.

Сие-то значит: осудить и приговорить к смерти начальника и жизнедавца всеобщей твари. Бога, видно, убить нельзя. Но правда Божия и их нечестивую мысль в дело ставит. Тогда отняли от Бога жизнь и силу, как только присудили ее тлению. И тогда же отдали жизнь тленности, как только отняли ее от Бога”.

Учение о внутреннем человеке

Поясняя природу человека как микрокосма, Сковорода пишет: “Ты ведь, без сомнения знаешь, что известое нам око, ухо, язык, руки, ноги и все наше внешнее тело само собою ничего не действует ни в чем. Но все оно порабощено мыслям нашим. Мысль, владычица его, находится в непрерывном волнении день и ночь. Она - то рассуждает, советует, определение делает, понуждает. А внешняя наша плоть, как обузданный скот, или хвост, поневоле ей последует. Так вот видишь, что мысль есть главная наша точка и средняя. А посему-то она часто и сердцем называется. Итак, не внешняя наша плоть, но наша мысль, - то главный наш человек. В ней-то мы состоим, а она есть мы”.

Мысль как “главный наш человек”, согласно Сковороде, образует внутреннего человека, но только при условии, что эта мысль направлена не на удовлетворение потребностей “внешнего тела”, а на постижение Бога. Особенно важно для Сковороды, что человек постигает Бога в сердце своем не как некоторый внешний объект, но как собственную внутреннюю сущность, как мысль Бога о себе [4].

Человеческая природа двойственна, также как природа мира, однако, в отличии этого мира, где тлен и истина сосуществуют, где внешнее не становится внутренним, двойственность человеческая может и должна быть преодолена. Внешний человек, преображаясь во внутреннего, постигает суть бытия, постигает Бога. Здесь открывается подлинная метафизическая реальность: в глубине своего сердца человек находит Бога, и только Бог может измерить бездну человеческого сердца. “...Истинный человек есть сердце в человеке, глубокое же сердце и одному только Богу познаваемое не что иное есть как мыслей наших неограниченная бездна, просто сказать душа, то есть истое существо, и сущая истина, и самая эссенция (как говорят), и зерно наше, и сила, в которой единственно состоит (сродная) жизнь и живот наш”.

Внутренний человек Сковороды - это то, что составляет суть каждого человека. По мысли философа, Бог дал план и миру, и человеку. И он настаивает на том, что внутренний человек это не некая абстрактная идея человека, но новый человек, в которого преобразился старый. Этого нового человека каждый должен в себе открыть, хотя он уже есть изначально в каждом. Сковорода противопоставляет тело “земное” и “тело духовное, тайное, вечное”, новую руку, скрывающуюся в старой, новое сердце и т.д., и этими противопоставлениями придает понятию “внутренний человек” личностный характер, подчеркивает его индивидуальность, такую же полную, как индивидуальность эмпирического “старого” человека. И старое, и новое, согласно Сковороде, - целостности, но разной природы. Новый, внутренний человек - это смысл, цель, стремление, направление жизни для старого.

Сковорода убежден, что поиск внутреннего человека - процесс личный, обретение человеком себя “нового” - это судьба, а факты личной духовной истории каждого человека образуют дорогу к своему внутреннему человеку.

Согласно Сковороде, путь эмпирическому человеку к своему истинному существу, к внутреннему, метафизическому человеку, указывает Эрос через переживание любви и дружбы. Этой проблеме посвящен диалог “Нарцисс”, в котором традиционный образ влюбленного в свою красоту человека Сковорода интерпретирует как образ человека, осознавшего свою двойственность. Красота видимая, внешняя - это только толчок к преображению. Осознав свою глубокую двойственность, Нарцисс Сковороды, “озаренный надеждой увидеть свою истинную, в Боге сущую, идею, влюбляется в эту свою вечную идею, глядящую на него новым творением, и его охватывает сила божественного Эроса...”. Нарцисс влюбляется “смертно в самого себя”. Любовь преображает его: “...весь, как лед, истаяв от самовлюбленного пламени, преображается в источник”, который “источает лучи света, просвещая, согревая, омывая мрак”. Философ утверждает, что человек в глубинах своей души должен обрести вечного, нетленного человека, вместе с которым обретет и мир, и Бога в абсолютном единстве с собою. Предмет любви и тоски, дарящий крылья и вздымающий в сферы божественного, к которому порывается душа мудреца, находится не вне, а внутри. Это сам человек, его внутренняя суть, таинственное и непостижимое зерно его духовной индивидуальности.

Таким образом, путь к внутреннему человеку лежит через Эрос.

Обретение же себя, своей правды, своего внутреннего человека есть проявление сродности.

Понятие сродности у Сковороды выразительно и многогранно: это и цель, к которой стремится человек, и путь, которым он к ней идет.

Человек сроден Богу и божьему замыслу о себе. Сковорода называет сродность “тайным божьим законом”, видит в ней метафизическую сущность человека.

Чтобы не потеряться, не заблудиться в жизни, не пропасть, а прожить ту единственную жизнь, которая реализует божеский план в конкретном человеке, каждый должен узнать свою природу, вслушаться в себя и определиться в жизни сообразно истинным влечениям духа.

Но познание своей природы не сводится к познанию эмпирических целей или желаний, “человек в мире предопределен к должности”, говорит Сковорода. 

В поисках “должности” человек следует тайному закону сродности, чтобы познать свою невидимую суть.

Сродность Богу и миру позволяет человеку не только узнать, но и воплотить ее.

Человек обречен на самопознание, только найдя свою подлинную суть, он сможет, по словам Сковороды, расцвести вечной энтелехией, то есть осуществлением божественной мысли о себе.

“Если хотим измерить небо, землю и море, должны ... измерить самих себя собственною нашей мерой”, порожденной нашей внутренней жизнью.

В своей обычной, “обитательной жизни, мы “целого человека лишены”, и должны в себе целостность найти, эта целостность, истинный человек, “сном” которого Сковорода называет человека эмпирического, и есть мера человека.

Он твердо учил, что в глубине каждого человека есть "Царство Божие" и "царство зла". "Сии два царства, - пишет он, - в каждом человеке создают вечную борьбу".

“Склонности, удовольствие, природа, сила Божия, - все это Бог.

Но есть склонности и природы злые, и они суть явления гнева божьего.

Человек есть орудие, свободно и вольно подчиняющее себя действию или любви божьей, то есть жизни, или гнева божьего, то есть суда, добра или зла, света или тьмы”

Свободный выбор, который человек осуществляет, есть выбор мира гнева божьего или божьей любви, выбор макромира в том или ином качестве.

Получается, что самопознание может принять форму произвола.

Решению этой проблемы Сковорода посвящает учение о символическом мире Библии и символическом человеке Христе.

Символический мир Библии

Своеобразие мира Библии проявляется в нескольких важных моментах.

Прежде всего, специфична его организация, в нем есть главная “фигура”, и есть “фигуры”, ей подчиненные: “Солнце есть архитипос, сиречь первоначальная и главная фигура, а всю Библию заполняют ее бесчисленные копии или вице-фигуры. Но все они, как к своему источнику, стекаются к солнцу”.

Библейский мир организован иерархически, в основе его лежит “седмица” - божий план творения мира, основание его единства и целостности. Это есть мир, сотворенный Богом, в то время как макрокосм есть мир, совечный Богу и не сотворенный.

Бог открывает себя в Библии, она есть подлинное слово Божие, есть реальное, а не метафизическое откровение и воплощение Бога.

Сковорода прямо утверждает, что Библия есть Бог. Такая природа Библии ставит ее в особое отношение к двум другим мирам.
В отношении к макрокосму она, с одной стороны, сохраняет полную независимость и самостоятельность. Она не смешивается с ним.

С другой стороны, она - часть этого мира, и как особый мир, внутренне богатый и противоречивый, а внешне замкнутый и цельный, образует смысл Вселенной. “Мойсей слепил книгу Бытия, сиречь мироздания.

Сие заставило думать, что мир создан 7000 лет назад. Но обитательный мир касается тварей. Мы в нем, а он в нас обитает.

Моисейский же, символический, тайнообразный мир есть книга.

Она ни в чем не трогает обитательного мира, а только следами собранных от него тварей путеводительствует нас к присносущному началу единственно, как магнитная стрела, взирая на вечную твердь его”

Библия открывает скрытый в “следах тварей этого мира” логос мира, его закон и сущность.

Мир Библии обладает ценностной природой, в библейском мире существуют добро и зло, находящиеся в не слитном единстве. Это мир мерцающий, колеблющийся, превратный мир добра и зла, истины и лжи одновременно.

Сковорода говорит так: “Благородный и забавный есть обман и подлог, где находим под ложью истину, мудрость под буйством, а во плоти - Бога”.

“Библия есть ложь, и буйство божие не в том, чтоб лжи нас поучала, но только во лжи напечатлела следы и пути, возводящие ползущий ум к превысшей истине”. “Вся тварь, - говорит Сковорода, - есть поле следов божьих.

Во всех сих лживых терминах, или пределах, таится и является, лежит и восстает пресветлая истина... Являясь, истина, будто ездит по лицу фигур своих”.

“Библия есть тяжебное дело со смертными.

Сей-то род людей вопрошает Бога: “Жив ли в руках моих воробей?
- Жив, если не задавишь”, - отвечал Бог”.

Сковорода видит три возможных выбора: безбожие, суеверие и веру. Соответственно, символический мир как мир ценностей вносит смысл в макрокосм, организуя его в трех вариантах: мир без Бога, мир ложных богов как мир суеверия, и мир в Боге, где человек постигает “...нетленную силу тлени сей, и славу воскресения ее”.

Символический мир Библии по отношению к диалектическому человеку является не только образцом и идеалом, но содержит в себе и необходимость должного выбора, что не позволяет самопознанию стать произволом, то есть выбрать зло вместо добра. Для этого Сковорода вводит архетип богочеловека Христа, в котором живет “всякое исполнение божества телесно”.

Символический человек Христос выступает как закон и порождающая модель выбора человеком самого себя. Вся история Христа имеет для Сковороды смысл семени, в котором задана полнота истинного бытия, где все свершилось, где сошлись концы и начала. “Спаситель, умирая, последний испустил вопль: ”Совершилося!”, сиречь сия история с нравоучением создана была вначале: то есть в Боге, отце моем...

И все сие идет к вечной точке, как к своему совершению...”.
Любой человеческий выбор по мысли Сковороды воспроизводит библейскую историю распятия и Воскресения.

Человек выбирает не между праведностью Библии и злом мира эмпирического. Сковорода исходит из того, что человек, выбирая себя, проходит дорогу самопознания, познания себя как внутреннего человека, и как свершение этого пути находит единого истинного символического человека.

Причем человек оказывается несвободным в выборе себя. Предписанность, заданность выбора и есть символический человек Христос во всей полноте его индивидуальной истории, каждый момент которой символичен и указывает должный путь.

========

 

___ Праздник на улице краеведческих музеев. С участием Президента РФ.

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Публикации - Публикация

Автор: Administrator Соколов Р.В. 18.11.2014 09:07

Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 

Встреча с руководителями краеведческих музеев

Встреча с руководителями краеведческих музеев.

2/9 Фото пресс-службы Президента России Вся подпись

Состоялась встреча Владимира Путина с представителями музейного сообщества, в ходе которой обсуждались перспективы развития региональных краеведческих исследований и меры поддержки краеведческих музеев.

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые друзья!

Я знаю, что сегодня два события. Во-первых, Фонд культуры начал работать в своём историческом здании. Мы собрались как раз по инициативе Никиты Сергеевича [Михалкова]. И второе: Фонд культуры запускает новый краеведческий проект.

На мой взгляд, это очень важное, интересное и полезное дело. Безусловно, это ответ на запросы общества. Люди у нас, слава богу, всё больше и больше проявляют интереса к отечественной культуре, к своей истории. Лучше всего, наверное, о нашей культуре, о нашей земле в приложении к конкретным регионам могут рассказать именно ваши специалисты. Ещё примерно 150 лет назад были созданы первые «музеи местного края» – тогда они так, по-моему, назывались. Министерство культуры, надеюсь, тоже подключится к этой работе.

В своё время очень большое внимание этому направлению уделял и Дмитрий Сергеевич Лихачёв. Он много очень сделал для того, чтобы это направление работы было и востребовано, и было бы поднято на определённую, нужную обществу высоту.

Разумеется, конечно, очень важно, чтобы эта работа была интересной и по-современному выстроена, чтобы людям, которые приходят – и местные жители, и гости, туристы (а вы знаете, у нас есть даже федеральная программа по развитию внутреннего туризма), – чтобы людям, которые приезжают и знакомятся с вашими экспозициями, было бы интересно. И только так, наверное, можно продвигать те, собственно говоря, идеи, ради которых эти учреждения создавались и функционируют.

Если федеральные органы власти вместе с Министерством культуры, вместе с Администрацией Президента – Владимир Ильич Толстой здесь представлен в качестве сотрудника Администрации, – если мы все можем оказать содействие и Фонду культуры, и Вам непосредственно, мы будем очень рады.

Никита Сергеевич, пожалуйста.

Н.МИХАЛКОВ: Владимир Владимирович, во-первых, спасибо большое, что Вы нас приняли, потому что это очень важно для того, чтобы поднять статус вообще самой идеи.

Вопрос заключается в том, что мы предполагаем, что это может быть одной из основных программ нашего Фонда. Что это значит? Это значит воспитание ощущения малой родины как части большой с самого начала, с детства, чтобы это строилось не на просто раскопанных черепках, хотя это тоже важно, а чтобы было понятно с самого детства, что вот это твоя малая родина, она имеет значение для большой, и большой Родины без твоей нет. Это стремление к пониманию того, что то, что ты имеешь вокруг себя, имеет бесконечные границы, до которых распространяется твоя страна.

Здесь очень важно, мне кажется, чтобы это было системным. Здесь очень важно, чтобы воспитывалась некая система менеджмента, людей, которые могли бы это нести в массы и нести к молодёжи, здесь важно, чтобы были новые технологии. В принципе, по большому счёту, Владимир Владимирович, это может стать одной из невероятно важных государственных программ воспитания человека. Невероятно важных, потому что жизнь в русской провинции – а здесь представлены люди с Дальнего Востока, из Сибири – люди из самых уголков нашей страны должны иметь абсолютное ощущение своей необходимости для всех остальных. Это можно сделать именно через краеведение, повторяю, краеведение не как просто музей, а краеведение как движение к обобщению.

Мы сегодня, когда Вас ждали, такие невероятные истории рассказывали. Самое главное, как в капле отражается небо, через конкретные судьбы, через конкретных людей, – вот этот конкретный человек, который здесь жил, чего он достиг, как он сюда попал, что он сделал – вот это всё время существования через конкретных людей.

Виктор Алексеевич из Владивостока рассказал гениальную историю. Расскажите Владимиру Владимировичу, это важно очень, про этого мальчика, который написал про дедушку.

В.ШАЛАЙ: У нас с коллегами есть любимый отзыв в книге зрительских впечатлений, которые оставляют.

В.ПУТИН: В вашем музее?

В.ШАЛАЙ: В музее, да. Мы считаем количество людей, которые приходят в музей, и качество того, что они оставляют в этих книгах, главным критерием своей работы. Если залы пустые, то не очень хорошо, а если залы полные, то хорошо.

Был отзыв, просто он любимый большинством моих коллег и мной тоже. Молодой человек 25–26 лет, ходя по музею, что уж он там нашёл, где у него срезонировало, но, выходя, он написал: «Здравствуй, дедушка, Иван Николаевич. Я помню, как в детстве мы с тобой гуляли, ты мне покупал мороженое, а себе чего-нибудь выпить. Я тебя сегодня вспомнил. Я хотел бы, чтобы ты знал, что я тебя очень люблю. Твой внук».

И мы когда с коллегами этот отзыв нашли, посчитали, что, наверное, это и есть главное подтверждение нужности музея, что его пространство или какие-то сценарии внутри дают человеку возможность почувствовать то переживание, которое он, скорее всего, в повседневной суете не почувствует. А когда почувствует, с ним случается что-то очень важное, что его «землит», что позволяет ему вспоминать тех, кого он, может быть, вспоминает редко, но кого помнить важно.

Это переживание – мы об этом говорили с коллегами, – возможно, является главным ресурсом для развития людей и территорий, когда [возникает] чувство сопричастности, во-первых, к своему роду, во-вторых, к своей земле.

«Фонд культуры запускает новый краеведческий проект. Это очень важное, интересное и полезное дело. Безусловно, это ответ на запросы общества – люди проявляют всё больше интереса к отечественной культуре, к своей истории».

В.ПУТИН: Да, связь со своей землёй.

В.ШАЛАЙ: И тогда есть энергия жить дальше.

В.ПУТИН: Чувство того, что ты – часть этой земли, часть этого культурного, исторического, семейного пространства.

Н.МИХАЛКОВ: И если это системно, чего бы мы очень хотели. У нас есть очень серьёзный план, но я не хочу Вас сейчас этим грузить. Есть достаточно серьёзный план, чтобы это был ещё соревновательный конкурс, чтобы были гранты, чтобы каждый регион, допустим, раз в год мог приезжать…

Это будет соревнование, не просто: теперь вы, теперь вы, а кто выиграет.

В.ПУТИН: Может, Вы и скажете сейчас, как Фонд культуры предполагает работать по этому направлению?

Н.МИХАЛКОВ: А это всё консолидируется в Фонде культуры.

В.ПУТИН: Я понимаю. А что Фонд культуры конкретно хочет делать по этому направлению?

В.ТОЛСТОЙ: Грантовая программа для поддержки музейных экспозиций и отдельных выставочных проектов и плюс учёба – командирование, обмен опытом. Эти вещи будут поддерживаться по регионам и по территориям.

В.ПУТИН: Такой организационный интеллектуальный центр.

В.ТОЛСТОЙ: Да. И, естественно, некоторая финансовая поддержка, для того чтобы реализовывать эти проекты.

А.МИХАЛКОВА: Два основных гранта – это «Событие» и «Экспозиция». Это не то, что разовая акция. Поскольку страна огромная, невозможно охватить её сразу, поэтому мы идём по условным делениям.

В этом году у нас Приморье, в следующем году будет следующий регион. И тогда все получают возможность поучаствовать в нём. Потому что краеведческие музеи – это практически 80 процентов музеев вообще нашей страны, начиная от Музея пастилы, мы знаем этот прекрасный музей, и заканчивая действительно большими краеведческими музеями.

В.ПУТИН: Заканчивая ГИМом – Государственным историческим музеем.

А.МИХАЛКОВА: Мне кажется, это замечательная инициатива. Все, конечно, заинтересованы в том, чтобы понять своё место в мире. Но мне кажется, что каждый человек сначала должен понять своё место в этой стране. И то место, где он живёт, всё-таки очень определяет сознание человека. И тогда ты начинаешь чувствовать себя единым целым.

Спасибо большое.

Н.МИХАЛКОВ: Как пример – то, что сделал архимандрит Тихон, по точности и по технологиям. Или, допустим, была потрясающая выставка недавно «История Первой мировой войны». Потрясающая выставка в Малом манеже с конкретными людьми, с записками, с дневниками и так далее. Так погружаешься туда, чужая жизнь – вот она. Это потрясающе просто.

В.МЕДИНСКИЙ: Мне кажется очень важным, чтобы краеведческий музей выполнял функцию просвещения, то есть это было бы не место хранения старых вещей, а это был бы образовательный центр.

В.ПУТИН: Так всегда и было.

В.МЕДИНСКИЙ: Да, но сейчас это всё на частной инициативе. То есть хочет директор школы провести урок в музее, он идёт туда. Рекомендаций, нормативов не существует. Было бы очень здорово, чтобы было обязательство по линии Министерства образования два урока в год провести в стенах музея. Обязательно. А где ещё учить историю?

И чем хороша идея конкурса? Тем, что грант выдаётся победителям – хорошая экспозиция, хорошее событие, а стараются все, и общий уровень, естественно, подтягивается. А конкурсное задание обеспечивает подтяжку этих «норм ГТО» всех музеев, а мы уже будем за этим следить.

В.ПУТИН: Хорошо.

Наталья Дмитриевна.

Н.СОЛЖЕНИЦЫНА: Функция краеведческих музеев должна состоять в том, чтобы «починить» ту линию, которая была разорвана в своё время, в 1917 году. У нас, как говорит Никита Сергеевич, либо черепки, либо советская история, а история-то непрерывна так или иначе. Вот то, что Вы говорили: этот дедушка, может, был уже советский человек, а прадедушка ещё воевал в Первой мировой войне.

В этом году была большая кампания, чтобы люди признали эту войну и все эти жертвы признали своими, потому что сколько людей погибло в Первой мировой войне, мы забыли. Забыли, потому что была такая идеологическая встряска.

Сейчас, по-моему, очень важная роль краеведческих музеев в том, чтобы они «починили», сделали эту линию непрерывной, чтобы мы помнили, что наша Родина давно стоит и история её непрерывна. Как её ни трактуй, но она непрерывна. Вот эту связь установить без краеведческих музеев и без другого рода телесериалов, чем те, которые у нас идут, Владимир Владимирович, невозможно. Ничего нет сильнее, чем телевидение, и на нём лучше бы нам смотреть не про «ментов», а про что-нибудь другое.

В.ПУТИН: Согласен.

Н.СОЛЖЕНИЦЫНА: Давайте осуществим.

В.ПУТИН: Давайте будем стараться.

Н.СОЛЖЕНИЦЫНА: Вот это нужно.

Н.МИХАЛКОВ: Ещё сегодня было событие: Фонд передал Дому русского зарубежья огромный архив Ивана Шмелёва – великого русского писателя, абсолютно потрясающего, потерявшего сына. Вообще три книги у него просто великих. Мы перезахоронили его уже здесь, по его завещанию. Сегодня мы передали весь этот архив, потому что, я думаю, он очень скоро заработает для всех, потому что там есть что изучать, там есть чем наслаждаться и куда погружаться. Поэтому этот архив сейчас мы от Фонда передали Наталье Дмитриевне с большим удовольствием и пиететом.

Н.СОЛЖЕНИЦЫНА: Они лежат теперь рядом на Донском [кладбище] – Шмелёв и Солженицын.

Н.МИХАЛКОВ: Деникин и Ильин.

В.ПУТИН: Я говорил вам, что дочка его приезжала за две недели, по-моему, или за три до своей собственной кончины, мне шашку отца отдала. Вместе с сыном приезжала, а он французский журналист и по-русски, по-моему, не говорил.

Н.МИХАЛКОВ: Она не уходила, пока не выполнит волю отца.

В.ПУТИН: Не знаю, но, во всяком случае, даже люди, которые живут далеко от Родины, всё-таки к ней тянутся.

Н.СОЛЖЕНИЦЫНА: У нас 16 тысяч таких экспонатов – погоны, ордена, формы, и негде выставлять их. В нашем Доме русского зарубежья это хранится. Вторая очередь сегодня строится, не строится. Годами всё одно и то же, просто негде выставить.

Это потрясающе – знамёна, которые люди оборачивали вокруг себя ещё в Первую мировую войну. Всё это храним, а показать не можем.

В.ПУТИН: Коллеги, кто-то хотел бы что-то добавить? Пожалуйста.

А.ЛЕВЫКИН: Владимир Владимирович, если можно, я представляю самый большой краеведческий музей всего нашего края – Исторический музей на Красной площади.

Если посмотреть на историю, как возникали краеведческие музеи: мы, в принципе, все «одногодки» – нам 140–150 лет. Это говорит о том, что мы возникли тогда, когда вообще появилось такое понятие, как русское самосознание, и общество сразу ответило и эти музеи создавало.

Мне приходится очень часто ездить по регионам, потому что Исторический музей всегда был методическим центром, который обучал и поддерживал краеведческие музеи и помогал создавать экспозиции. В принципе, ресурсы у нас есть, хорошо бы их вернуть.

Но обращаю внимание вот на что: сейчас ты приезжаешь в регион и понимаешь, что когда глава администрации или руководитель региона понимает и поддерживает музей, тогда и существует город, существует эта территория, существует её история. К сожалению, в большинстве случаев сталкиваешься с другим – когда интерес к этому небольшому музею, где могут находиться уникальные экспонаты, отсутствует.

Хорошо бы обратить внимание наших руководителей регионов на то, чтобы они как-то оказывали поддержку. А мы из центра поможем, мы поможем и выставками, мы поможем и своим опытом, мы поможем своими специалистами, советами.

Так что каким-то образом надо увеличить долю внимания, которую руководители на местах должны уделять этому. В этом наша история, в этом наше будущее, генетика.

В.ПУТИН: Абсолютно Алексей Константинович прав. Это очень важная составляющая работы – поддержка руководителей на местах, и муниципальных образований, и субъектов Федерации. Мы обязательно об этом поговорим с коллегами, обязательно. Без этого наладить эффективную работу, конечно, практически невозможно.

А что касается 140–150 лет, то всё-таки русское самосознание начало складываться чуть пораньше, мне кажется, с момента объединения русских земель и вокруг основной моральной ценности, возникшей во время Крещения Руси. Наверное, с образованием централизованного Российского государства началась сама идея и национальное самосознание.

Н.СОЛЖЕНИЦЫНА: Сначала строили храмы. Это были как бы музеи нашего духа, а потом начали строить краеведческие музеи, позже.

В.ПУТИН: Когда начали объединять, духовно объединять разные славянские племена, и не только славянские, но и степняков уже начали потом объединять, то начало возникать единое национальное самосознание и ощущение себя как какой-то общности, народа русского.

Пожалуйста.

М.НУРГАЛИЕВА: Я из города Находка, я здесь представляю, наверное, самый маленький музей и самый молодой – в следующем году нам будет 35 лет. Музей, который возник в послевоенной истории, то есть музей молодого нового города, города-порта.

Роль нашего музея – чтобы люди, живущие так далеко от Москвы, от центральных районов, понимали, что это за место, где они живут. Мы должны собирать смыслы территорий, чтобы люди не уезжали с Дальнего Востока, чтобы они понимали, что место, в котором они родились и живут, по-своему прекрасно, и у этого места замечательная история.

Именно музей должен помогать местным властям, главам города показывать смысл, почему нужно остаться здесь, на этой территории, что их удерживает. Это бывает очень сложно, потому что, приходя в краеведческий музей и видя там индустриальную историю каких-то отдельных предприятий, мы не видим живую историю через какие-то рассказы не только людей, которые когда-то строили город, но и современников. Хочется, чтобы краеведение рассматривалось не только как история каких-то лет, а чтобы сегодня краеведение рассматривалось как историческая связь, особенно для молодых.

Я работаю сегодня с молодёжью, а вообще краеведением занимаюсь очень давно. В 25 лет я уже создала маленький кружок, меня ещё Вера Ивановна, смотритель, аристократка, спросила: «А Вы что, уже так хорошо знаете историю города, что набрали кружок?» А я работала всего месяц в музее, я тогда так сказала: «Знаете, я буду учиться вместе с ними». С тех пор кто-то из моих учеников у нас во Владивостоке возглавил департамент по работе с молодёжью, кто-то работает в музее. Я хочу сказать, что благодаря тому, что они прошли школу краеведения, очень многие остались, и они понимают, зачем они там живут.

По поводу программы: я хочу просто поблагодарить, что начали с Приморского края. Наверное, мы с Виктором Алексеевичем должны гордиться, что именно в Приморье всё это начнётся. Мы знаем, сколько сил Вы положили для [развития] Владивостока. И мы чувствуем, что мы, люди на местах и в музеях, мы люди не случайные, что через нас очень много сейчас пройдёт процессов. Но мы, наверное, готовы, я так думаю.

В.ПУТИН: Да, очень важно, чтобы особенно в таких отдалённых регионах люди не чувствовали, что они приехали туда в командировку.

М.НУРГАЛИЕВА: Да. И если будет помощь, действительно, ещё раз напомнят нашим руководителям, что мы не просто музей с витринами и экспонатами, мы очень важные социальные институты.

В.ПУТИН: Полностью согласен.

Дмитрий Георгиевич, пожалуйста.

Д.ЛЮСТРИЦКИЙ: Ознакомившись с документами и программами, которые подготовил Фонд в рамках музейной программы, хочется отметить один очень важный момент.

Совершенно справедливо отмечено, что общие разговоры об истории региона уже плохо воспринимаются посетителями. Сейчас нам Фонд предлагает сконцентрироваться на личных комплексах, на истории конкретного человека. И это необязательно может быть человек, личный комплекс офицера Первой мировой войны или казака-первопроходца. Это может быть комплекс строителя Братска, благо он ещё жив, с ним можно побеседовать, сделать интервью и сохранить этот документ в новой форме, в интерактивной, сделать его доступным через сайт. То есть создать принципиально новое музейное решение, которое позволит нам сохранить не только древнюю историю, XIX века, но и сохранить историю, которая была не менее важной для Сибири и Дальнего Востока, историю, допустим, второй половины XX века, когда закладывалась экономическая мощь, когда росли города.

И очень радостно, что есть это понимание, и оно закладывается уже в программах. На завтрашнем семинаре, который пройдёт в рамках этого мероприятия, я надеюсь, мы об этих вещах тоже будем говорить.

В.ПУТИН: Пожалуйста.

Н.САМОЙЛЕНКО: Я самый молодой директор, директор музея-заповедника «Царицыно». Это тоже краеведческий музей на территории Москвы. До этого я занималась конкурсами «Меняющийся музей в меняющемся мире», и мне очень приятно было встретить участников нашего конкурса.

Мне кажется, что Фонд культуры сейчас обратил внимание на самые главные регионы, которые действительно нуждаются в такой поддержке, но поддержка хороша тогда, когда она совершенно естественна. И мне кажется, что будет замечательно, если в конкурсе будут участвовать и большие музеи, центральные, и небольшие музеи. Потому что только в таком творческом обмене между людьми, которые фонтанируют замечательными идеями (как Марина, Виктор и другие коллеги, которые участвуют в наших программах), и людьми, которые работают в больших музеях, таких как ГИМ, Эрмитаж, Третьяковская галерея, – только в этом контакте больших и небольших музеев рождается настоящая творческая энергия.

Для людей, работающих в столице, на самом деле очень важно знать про идеи, которые есть на Дальнем Востоке, на Кавказе, в Ростове, в Тульской области. Только тогда столичные музеи преодолевают свою столичность и превращаются в живые, действительно человеческие центры, которые рассказывают о людях и о месте.

Царицыно – это ведь тоже, как ни странно, история про место совершенно фантастическое, про людей, которые были вокруг этого места. И у нас есть истории не только про Екатерину, есть сейчас и разделы, посвящённые дачному Царицыно – тому посёлку, который был в советское время рядом. Всё это вместе привлекает, конечно, в музей обычных людей.

В.ПУТИН: Согласен полностью, но только всё-таки такое краеведческое направление должно быть сохранено, потому что Вы перечислили и Эрмитаж. Конечно, Эрмитаж везде, куда его ни ставь, он всегда украсит общую картину.

Н.САМОЙЛЕНКО: Я имела в виду совместную творческую энергию, потому что на самом деле для того, чтобы сделать красивые выставки, иногда для небольшого города достаточно одного, но значимого экспоната.

В.ПУТИН: Согласен. Как раз здесь Министерство культуры должно будет помочь всё это вместе совместить.

Ну что, будем считать, что мы с вами, во всяком случае, я благодаря инициативе Никиты Сергеевича поучаствовал в запуске хорошего проекта. Хочу пожелать вам успехов.

Н.МИХАЛКОВ: Ещё одна очень важная вещь – это история предприятий, заводов.

В.ГРИЦЕНКО: Если позволите, хотел бы короткое выступление начать всё-таки с цитаты. Сигурд Оттович Шмидт, основатель союза краеведов, сказал когда-то такие слова: «Краеведение – это всегда краелюбие». И во многом это краелюбие начинается в буквальном смысле с детского сада, со школы. И у очень многих любовь к Отечеству была привита как раз в школе благодаря тем маленьким краеведческим музеям, порой музеям, посвящённым каким-то историческим личностям, которые когда-то учились в этой школе. Мне кажется, очень важно, чтобы эта программа обязательно нашла свою поддержку по линии, может быть, Министерства образования – школьных музеев и музеев предприятий.

Сейчас многие предприятия – это уникальные коллекции. И порой, когда предприятия приватизируются, продаются – тоже понятно, это жизненный процесс, – те уникальные коллекции, которые сохранили историю о великих конструкторах, инженерах, уходят и растворяются. Это могут быть воинские части, когда собираются коллекции об уникальных командирах.

Понятно, что реорганизация всегда была и будет, но чтобы эти уникальные коллекции, рассказывающие об истории этих личностей, не уходили, мне кажется, это тоже очень важное направление – сохранение и передача исторической памяти.

Дмитрий Сергеевич Лихачёв, основатель Фонда культуры, когда-то сказал: «Краеведение – основа нравственного воспитания народа». Мне кажется, что сегодня эта тема становится весьма актуальной, это хороший знак и залог того, что мы сохраним свою историческую память и наши нравственные основы будут крепки как никогда.

В.ПУТИН: Это на самом деле очень важно, но непросто, этот процесс очень непрост. Здесь важна организационно-интеллектуальная основа этой деятельности, потому что просто сваливать какие-то материалы куда-то – это достаточно бессмысленно, они всё равно когда-то пропадут.

В.ГРИЦЕНКО: Только передача государственным музеям.

В.ПУТИН: Нужно понять, что и как делать, как этот процесс организовать. В любом случае, это важно.

В.ТОЛСТОЙ: Владимир Владимирович, можно одну короткую ремарку?

В.ПУТИН: Владимир Ильич, пожалуйста.

В.ТОЛСТОЙ: Просто краеведение надо воспринимать именно как общественное движение. Надо сказать, что оно дважды было полностью разгромлено за нашу историю: в 30-е годы физически уничтожали энтузиастов-краеведов, расстреливали массово, серьёзно, а в 90-е годы – полное отсутствие внимания, финансирования, и оно как бы само скончалось.

Поэтому сегодня нужен импульс, чтобы возродить само это движение, понятие, придать ему общественно значимый статус. И действительно, главам регионов, муниципальных образований дать понять…

В.ПУТИН: Мы поэтому и собрались здесь, в Кремле, для того чтобы этот импульс дать.

Я вас хочу поздравить с началом этого проекта и пожелать всем успехов.

Спасибо.

Встреча с руководителями краеведческих музеев.

 

____ О СМЕРТЕЛЬНОЙ БИТВЕ В СПОРЕ ПО ПОВОДУ РЕФОРМЫ РОССИЙСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В НАЧАЛЕ НОВОГО ВЕКА

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Публикации - Публикация

Автор: Administrator Соколов Р.В. 28.10.2014 18:08

ПО ТОМУ, КАК В НАЧАЛЕ НОВОГО ВЕКА
СХЛЕСТНУЛИСЬ В СПОРЕ О СМЫСЛЕ И ФОРМЕ
РЕФОРМЫ ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИИ
ДАЖЕ БЫВШИЕ ДРУЗЬЯ-МАКАРЕНКОВЕДЫ
МОЖНО СУДИТЬ О ДРАМАТИЗМЕ
ПРОВОДИМОЙ РЕФОРМЫ
И О ТОМ,

"КТО ЕСТЬ КТО" НА САМОМ ДЕЛЕ
В СТАНЕ ПОКЛОННИКОВ МАКАРЕНКО

 

----------------------------------------------------------------------------------------------------

 

В.КУМАРИН
«А винить будут учителей»

(ЛГ № 5 от 6-12 февраля 2002 г.)

Сколько у нас было попыток реформировать школу?
Много. Во всяком случае, больше, чем в любой другой стране.
Их можно было бы перечислить, но зачем?

Какой резон снова и снова сыпать соль на раны, которые и без того не заживают с тех пор, как ЦКВКП(б) принял постановление “О педологических извращениях в системе наркомпросов” (4 июля 1936 г.)?

Сегодня важно другое — задуматься, наконец, над тем, почему, вопреки надеждам и ожиданиям, ни одна из них не увенчалась успехом и не случится ли то же самое с “модернизацией образования” (слово “реформа”, видно, примелькалось, а, возможно, и отпугивает), концепцию которой обмозговала рабочая группа во главе с карельским премьером Сергеем Катанандовым, а Госсовет при участии президента одобрил её 29 августа сего года.

Квинтэссенцию результатов своей работы в качестве руководителя рабочей группы Госсовета руководитель рабочей группы уложил в один абзац.

Во избежаниекривотолков считаю полезным привести его полностью: “Государственное участие Госсовет видит в повышении качества образования.

Государство должно ввести единые образовательные стандарты. Каким образом препятствовать качественному падению уровня в системе образования?

Очень просто(!) Если государство возьмёт на себя большую часть расходов на образование, то бесплатно или за небольшую плату смогут учиться не 50% желающих получить высшее образование, как сейчас, а гораздо больше. И это просто умертвит те расцветшие сейчас псевдовузы, которые предлагают обучение за мизерную плату, а на самом деле никакого образования не дают (см.: Граник Ирина.  “Надо государство вернуть в образование” // Коммерсантъ, 6 авг., 2001 г.)

Сразу отмечу, что “единые государственные стандарты” не нуждаются ни в какомвведении, потому что их, начиная с 1936 г., никто не отменял.

Они только назывались иначе: “едиными учебными планами и программами”, а во вредоноснейшем “Законе РФ “Об образовании” их переименовали в “Государственный образовательный стандарт”. Так что руководитель рабочей группы, явно по неведению, переусердствовал. Но это мелочь. Существенно другое: чиновник высокого ранга, член Госсовета, оказывается, стоит горой за стандартизацию образования.

Но кто же кроме министерства образования и Российской академии образования не знает о том, что именно единым учебным планам и программам или, как их теперь называют, “государственному образовательному стандарту”, народы бывшего СССР, особенно русский, обязаны единственной в мире разновидностью геноцида, который можно назвать школьным. 

Его основные проявления:

 (а) инвалидизация почти всех наиболее способных детей, которые старались учиться добросовестно;

(б) Уход не способных к учению по стандарту, т.е. совсем неприемлющих уравниловку и принудиловку в открытый и скрытый отсев, достигающий 75-80% (первый вид отсева — это бегство на улицу, в беспризорность, а из неё — в бандитские шайки, второй — отсиживание уроков под прикрытием педагогического очковтирательства); 

(в) массовое хулиганство, наркомания, проституция, повальное хамство, бытовой вандализм и т.д. и т.п.; 

(г)никчёмные, верхушечные знания и почти поголовное отвращение ко всему школьному; 

(д)отсутствие всякой трудовой перспективы и самого желания трудиться (по-другому, инфантилизм, иждивенчество, паразитарность);

 (е) непригодность к воинской службе либо по состоянию здоровья, либо по неграмотности, либо из-за дедовщины, корни которойнесомненно находятся в школе: целиком поглощённые исполнением “стандарта” педагоги совсем не имеют времени для воспитания, для “собственно воспитания”, систему которого разработал и с блеском применил на практике Антон Макаренко;

 (ж) “умерщвление” способностей: ребёнок родился с образным складом мышления, он выраженный гуманитарий, возможно, будущий писатель, поэт или актёр, но его, ломая через колено, заставляют долбить математику, которую он совершенно не воспринимает.

По неписаным законам Природы врождённый склад его мышления необратимо разрушается, а учение становится проклятием.

Это самый страшный эффект “государственного образовательного стандарта”. Именно этот эффект является пусковым для всех остальных проявлений школьного геноцида.

Для большей ясности поясню на примере

. Сколько отличных и хороших учеников бывает почти в любом первом классе? Как правило, больше половины.

А сколько их, золотых и серебряных медалистов, остаётся на подходе к выпуску? В лучшем случае — 1-2!

Куда же подевались способности остальных?

Почему, начиная с пятого класса, вместо того, чтобы расти числено и качественно, пусть медленно, но верно передвигаться к вершине, почти все дружно покатились вниз?

Ответ единственно возможный: лоб в лоб столкнулись с железобетонным “стандартом”.

И такое из года в год, у всех на глазах, но никто почему-то даже не удивляется этой зловещей, противоестественной закономерности.

Мы что — все ослепли и одурели?

Где ещё можно встретить такое производство, на котором чем больше и дольше работаешь, тем хуже получается результат?

Разве что в местах не столь отдалённых... Из этого фундаментального факта и надо исходить, когда берёшься за концепцию образования

. В противном случае, как и в данном, вместо концепции получается очередная профанация и даже пародия, если не сказать — халтура.

Руководитель рабочей группы убеждён, что знания можно “давать”.

Подтекст такой: учителя не умеют “давать” — вот у них и проблемы “со стандартом”.

Должен заметить, что он далеко не одинок в своём заблуждении.

Даже среди педагогов немало таких, кто верит в “давание”. Между тем знания — это как вода из притчи об ишаке: подтащить к ней можно, но заставить пить — не получится.

Знания никогда не “давались”, не “даются” и не могут “даваться”.

 Их можно только брать, причём исключительно те, которые совпадают с врождёнными способностями. 

К примеру, математика: если она по содержанию заметно больше, чем арифметика, то совладать с ней способны лишь 10-15% “счастливчиков”.

Остальные, хоть забей до полусмерти, доведи до психушки, или, наоборот, осыпь золотом и завали пряниками, останутся математическими «дебилами» (см. ниже).

 Их Природа определила для других наук: слесарных, столярных, поварских, парикмахерских, лоцманских (не забыли ещё, как лоцманы Питерского торгового порта показали, сколько стоит их “рядовая” профессия: 50-60 миллионов рублей ежедневных убытков порту плюс колоссальный моральный ущерб всей России), сапожных, портновских, официантских, водительских, шахтёрских, рыбацких и так до бесконечности.

Знаете, почему мы всё время жалобно причитаем, как на церковной паперти: подайте на больного ребёнка, повысьте зарплату и пенсии, снизьте цены?

По одной—единственной причине: мы до того заболтались о “наукоёмких технологиях”, что совсем забыли о науках, которые я только что перечислил.

Кто увеличит нам финансирование и сделает доступными цены, если в России всего 5% квалифицированных рабочих да и те давно переметнулись к олигархам, предпочтя им даже такого кормильца, как ВПК.

У нас просто некому зарабатывать. Некому кормить стариков, давших нам жизнь. Не на что строить добротное жильё, чтобы плодиться в нём и размножаться, спасая Россию от демографической катастрофы.

В этой связи сильно удивляет оптимизм, с которым Катанандов рапортует о том, что “главные противники единого экзамена и двенадцатилетнего обучения перестали быть противниками”, что “с единым экзаменом все уже смирились”.

Не слишком ли рано делать такие выводы? А вдруг получится, как в МИФИ? Поступить-то поступили, но через пару-тройку семестров поняли, что силёнок не хватает и лучше вовремя ретироваться, перейти в техникум или в ПТУ, если, конечно, нет денег на “взятки”.

Не потерпеть ли годика 2-3, когда появятся факты и результаты?

Я лично очень сомневаюсь в успехе и не хотел бы оказаться злым пророком, но полагаю (на основе фактов!), что отсев среди ЕГЭ-шников, которые не пользовались услугами репетиторов и подготовительных курсов, должен составить не менее 70-80%.

Очень настораживает место, где руководитель рабочей группы особенно ярко демонстрирует тональность советского образца: “Ещё с советских времён выпускники ПТУ, попадая под весенний призыв, не имели возможности поступать в вузы. Такая система разделяла молодёжь на низшую и высшую касту. С кастовостью Госсовет решил покончить”.

Это как понимать?

А если выпускники ПТУ сами не пожелают учиться в вузе, сочтут, что рабочий с золотыми руками ничем не уступает в “табели о рангах” любому “яйцеголовому”, значит, они всё равно “низшая каста”?

Да опомнитесь, товарищ Катанандов!

Куда вы гнёте да ещё от имени Госсовета?

Да вы же такими заявлениями сами и вбиваете клин не только в молодёжную, но и во взрослую социальную среду!

Другое дело, если бы и вы, и Госсовет, присмотрелся к тому, чьи отпрыски и на какие средства учатся в Оксфорде, Гарварде или Сорбонне.

Тут бы вас понял всякий и поддержал, но в таком виде, как вы изволили представить действительную проблему, кроме демагогии ничего не видно.

Ваши-то дети, в какое ходят ПТУ?

Среди разработчиков “новейшей” концепции модернизации образования самым именитым был, пожалуй, ректор МГУ, академик РАН Виктор Антонович Садовничий.

Он весьма скептически отозвался о затее с ЕГЭ (в МГУ его результаты в расчёт не берутся и я, по причинам, о которых сказано выше, считаю это совершенно правильным), но в защиту “государственного образовательного стандарта” встал горой.

Ректор МГУ неколебимо убеждён в том, что в школе математику,— её доля в «государственном образовательном стандарте» составляет 20%,— должны изучать все, потому что, как он полагает, этот учебный предмет учит каждого (!) ребёнка логически мыслить” (см.:Черношкур Л. Начнём реформу с понедельника // Трибуна. 31 авг. 2001 г.).

Где-то я уже писал, что геноцидная сила “государственного образовательного стандарта” скрыта вовсе не в количестве входящих в него предметов или в его “уровне”, а исключительно в том, что он является ОБЯЗАТЕЛЬНЫМ.

Пусть он состоит даже из ОДНОГО предмета, но если этот предмет обязателен для всех, например, та же математика, его действие будет точно таким, как если бы он состоял из ста предметов.

Если у ребёнка нет врождённых способностей к точным наукам, то восполнить эту особенность генной программы невозможно никакими методическими ухищрениями, в том числе и нарочитым обучением логическому мышлению.

Это вечный и неизменный ЗАКОН ПРИРОДЫ.

Такой же, как, например, закон всемирного тяготения.

Уважаемый Виктор Антонович, у вас есть основания полагать, что Никита Михалков мыслить логически не умеет?

Если нет,— а я в этом уверен,— то как объяснить, что математика к этому очевидному факту не имеет ни малейшего отношения?

Послушайте, в чём наш общий любимец признаётся честно и на весь мир: “В школе я был патологически тёмен во всех точных науках.

В восьмом классе даже упал в обморок, когда вызвали к доске решать уравнение” (см.: Войцеховский Б. Рядом с моей Надей Лолита отдыхает // Комсомольская правда. 7 марта. 2001 г.).

Про Пушкина, Гоголя, Чайковского, Репина, Шаляпина, Горького, Плисецкую, Шолохова и про очень, очень многих, которые мыслили и мыслят, конечно же, логически, но обошлись и обходятся без математики, а также без пресловутой “среды воспитания”, на которую так напирает советско-российская лжепедагогика, спрашивать не буду.

 Лучше спрошу про Евклида: логично ли сделать допущение, что этот гениальный математиксперва сочинил свою геометрию,— во всех школах планеты её изучают и поныне,— а уж потом начал учиться по ней “мыслить логически”?

Впрочем, можете не отвечать — я не обижусь и пойму вас правильно.

Ещё вопрос. Можно ли согласиться с тем, что министр народного образования, доктор физико-математических (!) наук Владимир Михайлович Филиппов «мыслит логически», когда определяет советско-российскую школу, как «лучшую в мире» и тут же уведомляет о том, что 50% российских школьников не усваивают дисциплины «естественно-научного-технического цикла (химии, физики, биологии)»?

Про математику почему-то умолчал. (см.: Савицкая Н. Нужна ли гуманитарию ВЫСШАЯ математика («средняя», стало быть нужна.— В.К.)// Независимая газета. 13 апр. 2001 г.).

Когда он уведомляет о том, что 45% старшеклассников ненавидят Толстого и Достоевского и что столько же старшеклассников никогда Толстого и Достоевского не читали?

Когда он заявляет, что российское школьное образование намного лучше, чем американское, что мы никогда не опустимся до американского среднего образования и тут же признаёт, что сорока процентам наших студентов-первокурсников запрещено заниматься обычной физкультурой, поскольку для них годится только лечебная физкультура?

На ответе и в этот раз не настаиваю.

К сожалению, газетная площадь не позволяет привести оценки, которые выставили вашему рецепту учить мыслить логически такие известные профессионалы, как Лев Ландау, Михаил Постников, Константин Ушинский, Павел Блонский, а 200 лет назад - директор нюрнбергской гимназии Георг Вильгельм Гегель (это потом он подался в философы-идеалисты, чтобы спасти человечество от призрака коммунизма).

Но оценку, которую вашему рецепту дали школьники, сам Бог велит привести полностью.

22 года назад, когда мы догнивали ещё в «развитом социализме» “Комсомольская правда” опубликовала письмо 13 вильнюсских школьниц, в котором они в гениально кратком формате описали своё ученическое житьё-бытьё и предложили Минпросу, а скорее, ЦК КПСС, собственную концепцию “модернизации образования”.

Чтобы сердце читателей не обливалось кровью, буду цитировать с перерывами, охлаждая перегрев личным комментарием.

Итак: “Дорогая редакция!

Обращаемся к тебе с большой нашей тревогой.

Мы учимся в старших классах — восьмом и девятом.

И с учёбой попали в тупик. Нам никак не одолеть программу по математике, физике, химии.

Многого не понимаем, а зубрёжкой не всё возьмёшь.

К каждому параграфу по двадцать задач, одна мудрёнее другой.

Решаем их дома до умопомрачения, но они у нас не получаются.

Приходим на урок, наполучаем двоек и — новую порцию непонятных нам задач. И так изо дня в день, из года в год.

Учителю нет времени сидеть на одной теме до тех пор, пока её усвоят все ученики. ОДИН-ДВА поняли, и дальше...

Самим же нам не разобраться — такие ЗАУМНЫЕ учебники.

Мы думаем, что и вы не решили бы многие задачи из учебника геометрии для 9-го класса или из алгебры.

Наверное, у авторов учебников такая память, что они один раз прочитают что-нибудь, и помнят всю жизнь, а для нас эти учебники — ужас!

Вот и ходим мы в “дебилах”, как называют нас учителя: ОТУПЕЛИ от огромного количества информации, ничего уже НЕ ХОЧЕТСЯ.

В школе нас ругают, дома упрекают, и никому не понять, что мы ПРОСТО БЕССИЛЬНЫ осмыслить то, что пытается объяснить учитель, что написано в учебнике.

Почему так: упрекать нас в неблагодарности можно, а вот сделать ДОСТУПНОЙ программу — нельзя?

Тихие молчат — смелые дерзят.

Одних лечат, других ругают, попадает и родителям.

Стыдят всех.

И никому не понять, что разбитые окна — это ПРОТЕСТ против НЕПОСИЛЬНОЙ программы. 

Если так будет продолжаться, то средняя школа будет выпускать психов, а не всесторонне развитую личность (см.: Руденко И. Бесталанные ученики? // “Комсомольская правда”, 1978 г., 12 марта).

Переведём дух и попробуем сделать первые выводы.

Я, например, считаю, что это не просто издевательство, толстокожесть или тупое равнодушие “на местах”.

Учитель, если он не садист, а нормальный человек, у которого и свои дети учатся в такой школе, по определению не может не протестовать против душегубства. Но войдём в его положение.

Над ним стоит само ГОСУДАРСТВО и оно в лице министерства и с подачи “учёных” из Академии педагогических наук требует безусловного и беспрекословного выполнения “государственного образовательного стандарта”, да ещё предписывает директивными “методическими” шпаргалками, как это надо делать  — шаг влево, шаг вправо и ты уже не учитель, а бракодел, саботажник и объект для суровых “оргвыводов”.

Но дети — народ непосредственный.

Как тот мальчик из сказки “Голый король”.

Поэтому продолжают: “Нас гонят в ПТУ.

А там специальность — штукатур да каменщик.

А мы хотели бы стать воспитательницами, медсестрами.

Но для этого надо иметь среднее образование, которое нам никак не одолеть... Ну, выводят нам тройки (2, 3, 2, 3 — в результате 3), но это НЕЧЕСТНО, всё равно мы материала НЕ ПОНЯЛИ.

Честнее было бы, если бы в свидетельстве за 8 классов или в аттестате стояло бы: алгебра — неуд, история — отл., геометрия — неуд, ТРУД — отл., и т.д.

И нисколько НЕ УНИЗИТЕЛЬНО: ясно, что человек имеет ГУМАНИТАРНЫЕ СПОСОБНОСТИ.

А вот с кличкой “дебил” ходить унизительно.

И родителей жалко: чуть что — “напишем на производство, лишим премии”.

Что они могут сделать?

Они же в этом учебнике сами не разбираются и помочь нам не в силах (там же)”.

Спрашиваю в лоб: а не пора ли нам всем громадным учительским корпусом, всем ЧЕТЫРЁХМИЛЛИОННЫМ ЭЛЕКТОРАТОМ,— а с родителями так и почти СТОМИЛЛИОННЫМ,— всё же показать свою гражданскую позицию и объявить, что детская слезинка нам действительно дороже, чем желание наробразовских чиновников подольше удержать под собой руководящее кресло, подыгрывая квасному патриотизму и скрывая правду?

Почитайте газетные заголовки: “Починок ищет ресурсы.

 Трудовые”, “Есть работа.

Нет рабочих”, “Дайте токаря!”, “В чьих руках наше завтра?”,

“Рабочий — “уходящая натура”, “Золотые руки: проблема наших дней”, “Рабочие и работа разминулись.

 Сегодня на российских предприятиях свыше миллиона вакантных мест” и т.д. и т.п. —. Сколько же можно замыливать очи, как говорят украинцы, пустопорожними “отвлекушками” (ЕГЭ, 12-летка и т.п.) и, уповая на щедрость природных богатств, требовать халявногофинансирования?

 А когда нефть и газ иссякнут, что тогда? Зубы на полку?

После нас хоть потоп?

Нашей школе не до рабочих кадров.

Она не снисходит до презренной прозы.

 Все жизненные соки она выжимает из детей ради более важного, ради возвышенных духовных ценностей, чтобы было чем оплодотворять бездуховных прагматиков: американцев, французов, англичан, немцев, погрязших в смертном грехе потребительства - непонятно только, по какой логике мы у этих «грешников» всё время одалживаемся. 

Но разве можно стать духовно богатым и всесторонне развитым без «государственного образовательного стандарта»? Без математики, которая учит логическому мышлению? Без Толстого и Достоевского, без Тургенева и Гоголя, которым в страшном сне не могло привидеться, что придурковатые наробразовцы сделают из них детских писателей? «Война и мир», «Мёртвые души», «Братья Карамазовы» - их и в 20 лет рано читать, потому что они требуют умственных накоплений и зрелости чувств.

Авторы «государственного образовательного стандарта» сами всё испоганили, а теперь удивляются: почему это народ тащит с базара только Маринину...

Но вернёмся к прозе.

По сравнению с нами Германия — что мелкое озерцо против Великого океана, но во сколько раз «бездуховные» немцы живут лучше, чем мы?

В десять, двадцать? Тогда почему?

Потому, прежде всего, что школа у них такая. Начальная четырёхлетка для всех. Сразу после неё деление на три потока: 15% гуманитариев в гимназии, ещё 15% технарей в высшие реальные училища, остальные 70% — в основную школу-десятилетку, после которой трёхлетние профессиональные училища без всяких “общеобразовательных”прибамбасов.

Результат: рабочих, способных подковать немецкую блоху — 56%!

То, что они производят, в десятки (!) раз перекрывает доходы, которые мы, грабя себя и грядущие поколения, выкачиваем из нефтяных и газовых скважин как кровь из родной матери.

В какой мере высокопроизводительный труд — эта единственная гарантия достойных зарплат и пенсий, обеспеченной жизни, может быть эффективнее, чем торговля природными ресурсами?

По Германии у меня точных данных нет, но есть по Японии, в недрах которой нет ничего, кроме вулканов...

С вашего позволения, я их приведу: “Япония по-прежнему обладает, например, самыми большими в мире золотовалютными запасами в 338 млрд. долларов.

Для сравнения — у России они вдесятеро меньше. Япония имеет индустрию, сопоставимую по мощи со всем потенциалом Западной Европы, объём её торговли только с Китаем намного больше всего экспортно-импортного оборота России.

Сами по себе бесценны и уважаемы во всём мире марки — “Сони”, “Тойота”, “Хонда”, “Панасоник” (Голован В. Бабуля на токийском вокзале // Известия. 7 сент. 2001 г.).

Полагаю, что и самый неспособный к логическому мышлению всё же дотумкает, от какой печки плясать, когда берёшься модернизировать  народное образование.

Ведь это же полный идиотизм — занимать 57-е место по уровню жизни, вырождаться и вымирать, но на весь мир горланить о том, что мы самые “развитые” и самые “духовные”.

Не побоюсь страшного слова и назову этих горлопанов “вредителями” плюс дураками и балбесами.

Не могу понять, почему руководителю рабочей группы не терпится “умертвить” репетиторов и подготовительные курсы?

Ведь без них, без естественного отбора достойных абитуриентов (ни один репетитор и ни за какую “взятку” не возьмётся репетировать Митрофана Простакова, потому что репутация дороже — враз растеряешь всех клиентов) вузы просто захлебнутся в бездарности и серости, которая уже повалила, вооружившись бумажкой с результатами ЕГЭ.

Знаете, чего стоит отыскать достойного претендента на подготовку “наукоёмкого специалиста” после того, как по нему десять(!) лет походил асфальтовый каток “государственного образовательного стандарта”?

Боюсь, что мне не поверите, поэтому пусть расскажет заведующий кафедрой теоретической и экспериментальной физики ядерных реакторов МИФИ Эдуард Крючков: “— Мы работаем с будущими абитуриентами не один год. У института есть свои лицеи — 9-й, 10-й, 11-й классы с углублёнными циклами физики, математики...

Существуют заочная форма, подготовительные курсы, олимпиады, пробные экзамены... На нашей кафедре (48 сотрудников! — В.К.)  набираем 25 человек, выпускаем,— 18-12. Такой вот “естественный отбор” (Елена Егорова

Сколько стоит путёвка в жизнь // Век, 22 июня 2001 г.). Впечатляет?

Но, кажется, я отвлёкся. Заглянем-ка лучше последний раз в письмо вильнюсских подростков.

Оно уже заканчивается. Заканчивается настоящим полновесным “конструктивом”, который хоть-кого проймёт недетским здравомыслием и абсолютной логичностью: “Или формировали бы классы математические и гуманитарные. Не на кого было бы пенять — сами себе выбрали направление.

Что это за юность, если голова вечно болит от непосильной учёбы? Не хочется ни петь, ни веселиться. НЕПОНЯТНАЯ учеба — это просто КАТОРГА.

Просим нам, дорогая редакция, дать ответ: что нам, ученикам со СРЕДНИМИ и ПЛОХИМИ способностями, делать? Как одолеть программу?

Будет внимательно читать вашу газету, ждать ответа».

Никак не могу понять, как могло случиться, что в рабочую группу не позвали, хотя бы из Москвы, пару-тройку таких же умных подростков?

Почему их не пригласили на заседание Госсовета?

Как мог президент не воспользоваться счастливым случаем и не посоветоваться именно с этими специалистами?

Ведь они легли бы костьми, но такое “расписание” ИХ жизни, которое им составили малосведущие (говоря мягко) дяди и тёти, никогда, ни при каких обстоятельствах не скрепили бы своими подписями.

Мученические голоса вильнюсских «подписанток» до сих пор звучат у меня в ушах.

Поэтому, в качестве конструктива я предлагаю сделать первый правильный шаг. 

Надо немедленно и в корне пересмотреть саму структуру содержания школьного образования. 20% - на здравосбережение и здравоукрепление.

Ещё 20% - на выявление врождённых способностей и сообразную с ними профориентацию. Остальные 60% - на «гранит науки» (после начальной школы - по выбору).

«Первый раз в первый класс» только по достижении возраста школьной зрелости, как правило, с 7-8 лет.

До начала учения дети должны наиграться, потомучто они точно такие же, как и пять тысяч лет назад, когда в Шумерском царстве открылась первая школа.

Никакой дошкольной образовательной подготовки, придуманной психологическими шарлатанами.

Никаких собеседований. Никаких психологических прибамбасов вроде «развивающего обучения» (чистое надувательство) и никакого «обучения на высоком уровне трудности» (чистый садизм).

Остальное как у немцев, чтобы сравняться с ними качеством и количеством труда: какая к чертям собачьим «духовность», если руки растут не из того места, а здоровье высосал «государственный образовательный стандарт».

Только и остаётся, что воровать да пьянствовать.

В. Кумарин

Доктор педагогических наук, профессор.

16 октября 2001 г.

 

 

ПРОТИВ МАКАРЕНКОВЕДА В.КУМАРИНА
МАКАРЕНКОВЕД Т.КОРАБЛЁВА и Пригарин

 

Статья Кораблёвой и Пригарина в ЛГ № 17 от 2002 г.
"Зачем учить географию если есть туркомпании"

http://old.lgz.ru/archives/html_arch/lg172002/Polosy/art5_1.htm

ДИСКУССИЯ


ЗАЧЕМ УЧИТЬ ГЕОГРАФИЮ, ЕСЛИ ЕСТЬ ТУРКОМПАНИИ

Перестройка образования: куда идем?

Дискуссия эта, признаемся, сложилась стихийно. В ‹ 5 от 6–12 февраля мы опубликовали статью доктора педагогических наук Валентина Кумарина “А винить будут учителей!”, не особенно рассчитывая на бурный читательский отклик. Но статья вызвала такой всплеск мнений, самых разнообразных и крайних точек зрения, что мы решили по возможности регулярно представлять их в дискуссии “Перестройка образования: куда идем?”. Несколько откликов мы уже опубликовали (‹ 10, 13, 14–15, 16). Сегодня предлагаем вашему вниманию очередную подборку мнений наших читателей.

Борьба за свое видение реформы образования идет не только среди профессионалов, но и среди разнородных политических сил.

Это и в самом деле политический вопрос.

Потому что с помощью системы образования можно дать всем одинаковые шансы, а можно навсегда разделить общество на “морлоков” и “яйцеголовых”, на хозяев и рабов.

С этой точки зрения статья доктора педагогических наук В. Кумарина “А винить будут учителей!” – это выражение позиции не столько профессионала, сколько идеолога крайнего либерализма.

Краеугольные камни его концепции очевидны. “Сторонники государственного стандарта образования ведут школу к катастрофе” – таков основной тезис Кумарина, вынесенный в подзаголовок статьи.

“Знаете, – вопрошает он, – чего стоит отыскать достойного претендента на подготовку “наукоемкого специалиста” после того, как по нему десять (!) лет походил асфальтовый каток “государственного образовательного стандарта”?

То есть, чтобы избежать ужасного “катка”, дифференцированно обучать надо уже первоклашек.

Лихо! Однако психологи утверждают, что все психически здоровые дети, имеют общие способности для обучения в школе по формуле: “от нормы и выше”.

Что же касается специальных способностей к музыке, живописи, технике, то они проявляются, как правило, в подростковом периоде. Вывод: ранняя специализация необоснованна и вредна.

Дифференциация обучения носит у Кумарина ярко выраженный социальный характер. С математикой, пишет он, в состоянии совладать лишь 10 – 15% “счастливчиков”.

Остальных природа определила для других наук: слесарных, столярных, поварских, парикмахерских, сапожных, портновских, официантских и т.д.

Ибо “без этих наук все “яйцеголовые” за неделю перемрут от холода и голода”.

Ну просто замечательно сказано по своей откровенности: вырастим 85% “морлоков”, дабы они обогревали и кормили 15% “яйцеголовых”.

А чтобы им было не так обидно, будем давать им ученые степени поварских, портновских и других “фундаментальных” наук.

Но вот к какой группе автор отнес писателей и философов, актеров и врачей, историков и юристов?

К 15% овладевших математикой или же, включая докторов педагогических наук, к сапожникам и официантам?

Забавно, но, судя по всему, именно ко второй. Называя “странным” утверждение ректора МГУ В. Садовничего о том, что математику должны изучать все, ибо она “учит каждого ребенка логически мыслить”, Кумарин увенчивает свою войну с логикой и математикой следующим оригинальным пассажем о Евклиде: “Логично ли сделать допущение, что этот великий математик сперва сочинил свою геометрию, а потом стал учиться на ней “мыслить логически?”

Впрочем, можете не отвечать, – разрешает он читателю, – мы не обидимся и поймем вас правильно”.

Что ж, если Валентин Васильевич и вправду не обидится, мы готовы объяснить ему, что математика как наука сложилась за тысячи лет до Евклида, что Евклид, как и все великие, “стоял на плечах титанов”, к примеру, Пифагора, тоже, кстати, грека, но жившего на целых триста лет ранее.

Валентин Кумарин с торжеством приводит откровения Никиты Михалкова о том, что в школьные годы тот “был патологически темен во всех науках”.

Вот тебе на! Темен-то Михалков был, оказывается, во всех науках. Но разве можно стать духовно богатым, иронизирует Кумарин, без Толстого и Достоевского, без Тургенева и Гоголя? Выходит, да.

Ежели, конечно, Никиту Сергеевича он таковым считает. Или не считает?

Отнюдь не госстандарт причина основных бед современного образования. Вся человеческая культура, вся практическая жизнь наполнена стандартами и немыслима без них.

Евангелия (канон=стандарт), символ веры (стандарт), алфавит, нормативная лексика, традиции, ритуалы, кодексы, правовые нормы, дорожные знаки, тарифы, ученые степени и так далее.

Всемирно-исторический процесс стандартизации неумолим.

И, чем сложнее система, тем больше она нуждается в стандартизации для эффективного управления.

То общее, в пределах чего Кумарин предлагает обучать всех без исключения и по ходу делать отбор по способностям, как бы оно ни называлось (образовательным минимумом, максимумом, едиными требованиями, перечнем), все равно существует и всегда будет существовать.

Поскольку это существо образовательного процесса, собственно содержание, принятое законодательно для всей страны (государственные стандарты, национальные стандарты) или существующее для отдельной школы как практическое руководство к действию.

То есть фактически профессор отказывается от стандартов государственных и, возможно, не осознавая этого, заменяет их на профессиональные (цеховые) для столяра, пекаря, парикмахера (но все-таки стандарты!) с явно заниженным содержанием обучения, да еще и введенные “на глазок”. “Минимум столяра и пекаря”, предлагаемый Кумариным, будет убогим и ущербным.

А это грубое нарушение права личности на полноценное образование и явно противоречит интересам России и мировым тенденциям.

И если таковая точка зрения восторжествует, наше общество будут составлять полуграмотные “мастеровые” и элита (политическая, финансовая, интеллектуальная). А это прыжок назад, в XIX век.

Валентин Васильевич сетует: “Mы потому и нищие, что у нас всего 5% квалифицированных рабочих”.

Это, мягко говоря, фантастика. Сообщаем: в Советском Союзе (1989 г.) высшее образование имели 733 тысячи рабочих, а среднее специальное – свыше 5 миллионов человек из 29 миллионов общего числа рабочих, то есть 20%.

Читателю может показаться, что позиция Кумарина оппозиционна Министерству образования.

Скорее наоборот.

Министерство тоже пытается всячески обосновать необходимость вымывания фундаментальных дисциплин из школьной программы: в целях “разгрузки образовательного ядра”.

Чиновники предлагают оставить в средней школе три часа русского языка в неделю и по столько же математики, иностранного языка, обществоведения и естествознания.

В виде “дополнительных модулей” ввести нечто невразумительное о “гуманизации и гуманитаризации”, толерантности, общении и дать расширенные знания о мире. Только вот уж если нас так тянет в век Фонвизина, то зачем эти самые расширенные знания о мире, когда есть туристические компании?

Еще один постулат автора статьи: государственное, “халявное”, как он выражается, финансирование было и остается “строительством потемкинских деревень”. Газ и нефть иссякнут.

А потому надо готовить больше рабочих за меньшие деньги. Кто хочет полноценного образования – пусть платит!

А как же с отбором по способностям?

Да очень просто: у кого денег больше, тот и способней.

Не удивляет тогда защита Кумариным репетиторства, которое будет служить, по его словам, “естественному отбору” достойных абитуриентов.

Увы, репетируют именно митрофанов, а из-за них и нормально подготовленные дети вынуждены встать к этому денежному конвейеру.

Конкуренция не знаний и способностей, на которые вы уповаете, а денег и влиятельности.

Если раньше, в советское время, у репетиторов искали действительно знаний, то теперь ищут “ход” в нужный вуз.

Вот почему абитуриенты хотят получать дополнительные знания не у любого профессионала, а только у того, кто эти истины преподает в нужном институте.

Тем, кто сейчас работает в вузе, хорошо видно обилие митрофанушек, пришедших благодаря деньгам получать высшее образование, не имея среднего (по общему объему знаний и навыков).

Образование не должно служить социальной перегородкой, а должно быть “лифтом” для всех, в том числе и для малоимущих, людей “из низов”.

В этом и состоит социальная справедливость.

Если, конечно, речь идет о справедливости, а не о разделении молодежи на элиту и рабов.

Татьяна КОРАБЛЕВАкандидат философских наук, доцент кафедры философии и культурологии Российского государственного медицинского университета

Алексей ПРИГАРИН, кандидат экономических наук, заслуженный экономист России

© "Литературная газета", 2002

-------------------------------------------------------------------------

И ВСКОРЕ В.КУМАРИН СКОНЧАЛСЯ...

_____________________________

-

А НИЖЕ СТАТЬЯ
В ПОДДЕРЖКУ В.КУМАРИНА,
НО ГАЗЕТА ЕЁ НЕ ОПУБЛИКОВАЛА...

------------------------------------------------------------

В огороде бузина, а в Киеве дядько
или за чертой логической бедности

(отклик на статью «Зачем учить географию, если есть туркомпании»

(ЛГ от 24-30 апреля))

Свой отклик на серьёзную и в высшей степени актуальную статью проф. В.Кумарина («А винить будут учителей», ЛГ № 5 от 6-12 февраля) кандидат философских наук Татьяна Кораблёва и кандидат экономических наук, заслуженный экономист России, Алексей Пригарин «Зачем учить географию, если есть туркомпании» (ЛГ от 24-30 апреля), начинают с простодушного трюка: «Статья доктора педагогических наук В.Кумарина «А винить будут учителей» - это выражение позиции не столько профессионала (дальше будет сказано, что и профессионала-то скорее в сапожном деле, чем в педагогическом), сколько ИДЕОЛОГА КРАЙНЕГО ЛИБЕРАЛИЗМА».

Разгадать этот трюк - усилий не требует.

Раз зачинатель дискуссии не педагог, а идеолог и политик, то почему бы и нам, тоже не педагогам и тоже идеологам, не заявить о своих крайне левых взглядах (Анпилов, Проханов & С°) не в «Правде» или «Советской России», которых читатель не балует вниманием, а в самой «Литературке», которая, после затянувшейся паузы снова вернула себе роль солидного, интеллектуального лидера.

И всех-то усилий - прилепиться к жанру, который открыт «плюрализму мнений».

И прилепились.

И начали «доказывать», что дело не в «государственном образовательном стандарте», не в уравниловке и принудиловке и не в фактическом школьном геноциде, добивающем остатки российского генофонда (особенно успешно в т.н. «элитных» гимназиях и лицеях, поскольку именно там дисциплина применения убогого стандарта куда жёстче), а в ... разделении общества на бедных и богатых, на рабов и рабовладельцев, на «мерлоков» и «яйцеголовых».

Плюрализм мнений - дело, конечно, святое.

Никто не вправе препятствовать свободе слова, даже если эта свобода употребляется для реставрации «светлого прошлого».

И в этом смысле к оппонентам проф. В.Кумарина никаких претензий не может быть по определению.

Но дело в том, что кроме этого, базового смысла, есть и другой, а именно: КАК этой свободой пользоваться: честно, корректно, добросовестно, по-джентельменски или так, как это предпочли оба названных кандидата наук.

Второй вариант к свободе слова,- если это не жёлтая пресса,- не имеет и микроскопического отношения.

Оппоненты проф. В.Кумарина не зная, видимо, о существовании первого варианта, выбрали второй. К сожалению?

Думаю, что нет.

К счастью!

Потому что выставили напоказ все секреты «тайного оружия» не только собственного, но и своих единомышленников, включая министерство народного образования и Российскую академию образования.

Это оружие - дилетантство и довольно хилая схоластика.

Как, например, начинается первый и главный аргумент обоих кандидатов наук?

Напомню: «Психология утверждает...»

Но позвольте, при чём тут психология?

Ведь проф. В.Кумарин опирается в своих выводах на науку, а ей, как известно, нет дела до того, кто и что «утверждает» или какого «придерживается мнения».

Её словарь совершенно другой: «факт», «явление», «анализ», «вывод», «закон». И всё это - ПРОВЕРЯЕМОЕ опытом и ПОДТВЕРЖДАЕМОЕ практикой.

А психология, как философия, разве науки?

Ни одного признака научности.

Они потому и «утверждают», что доказать ничего не могут, что проверить их «утверждения» нет никакой возможности, ибо для этого нет никаких критериев. Цыганская гадалка тоже всегда «утверждает» и чем она отличается от того же Кашпировского?

В том-то и беда, что мы легковерны и всеядны. Если психологи, или философы, или Кашпировский «утверждают», значит, «так оно и есть».

Эта «потусторонняя» публика много чего наутверждала. Как пишет в своих работах проф. В.Кумарин, именно «утверждениям» философов и психологов, особенно марксистских, мы обязаны тем, что сомневаемся в очевидном и верим невероятному.

Ну как в век генетики можно сомневается в том, что все человеческие потребности и способности являются врождёнными, а не «формируются», «новообразуются», «прививаются» или «развиваются» под влиянием среды воспитания, а если конкретно, то самими «кудесниками» и за довольно приличное вознаграждение (См.: Петровский А.В. Психология о каждом и каждому о психологии. - М., 1996. - С. 244).

Или: производство гениев можно ставить на поток.

Для этого претендентов надо как можно раньше отрывать от материнской груди и срочно переправлять чартерным рейсом в штат Айова, где их тут же поместят в инкубатор при Международном университете Махариши, который в 1974 г. основал философ (!) Бейвин Моррис (См.: Дубинская А. Гениев можно воспитывать // Учительская газета, 1991, № 7).

Университету вот-вот стукнет 30 лет, но куча дипломов по специальности гений остаётся пока нетронутой.

Или: «проведённые в семидесятых годах массовые обследования» показали, что «уровень развития советского дошкольника значительно шире (согласно грамматике русского языка «уровни» могут быть либо выше, либо ниже, но никак не «шире», многие пытались прыгнуть «в ширину», но без успешно. - А.Л.) (см.: Запорожец А. У истоков человеческой личности // Учительская газета, 29 мая 1980 г.).

Или: без «государственного образовательного стандарта мы лишимся последнего интеллигента (См.: Петровский А.В. Психология о каждом и каждому о психологии. - М., 1996. - С. 98).

            Или: «Называя «странным» утверждение (опять, «утверждение»! - А.Л.) ректора МГУ В.Садовничего о том, что математику должны изучать все, ибо она «учит каждого ребёнка логически мыслить», Кумарин увенчивает свою ВОЙНУ с логикой и математикой следующим оригинальным пассажем о Евклиде...».

Очень прошу читателя перечитать ещё раз.

И подсказать, каким более мягким словом можно обозначить эту «логическую» нескладёху?

Даже из самого нелепого выверта, на который способились два кандидата наук, ну ни как не следует (логика!), что проф. В. Кумарин ещё в большей мере примитивен и нахален, чем его оппоненты.

Ибо «ВОЕВАТЬ» против логики и математики может только безнадёжный глупец. Проф. В.Кумарин действительно воюет, и уже давно,- лет 35-40, но не против логики и математики, а против завирательного, неподкреплённого даже одним фактом «УТВЕРЖДЕНИЯ», что математика якобы учит «логически мыслить».

Разве это тоже самое, что «ВОЕВАТЬ ПРОТИВ ЛОГИКИ И МАТЕМАТИКИ»?

Кстати, проф. В.Кумарин в этом месте не сказал ничего нового.

Задолго до него математических фанатиков высмеивали такие серьёзные люди, как Песталоцци, Гегель, Вильман, Альфред Нобель, Блонский, Селье, Постников, Ландау и др.

Для оппонентов проф. В.Кумарина я, конечно, не стал бы стараться, поскольку их, при всём снисхождении, невозможно принимать всерьёз.

Но для читателей «ЛГ» с удовольствием извлеку на свет Божий парочку суждений, принадлежащих бесспорным гениям, которые всегда и во всём исходили из ФАКТОВ и никогда и не в чём не доверялись «УТВЕРЖДЕНИЯМ».

Первое принадлежит Песталоцци: «Детей всё больше желают «НАУЧИТЬ МЫСЛИТЬ», с одной стороны путём произвольного и неестественного (курсив автора. - А.Л.) увеличения числа предметов размышления, рассматриваемых поверхностно и односторонне.

С другой - путём изучения ЛОГИКИ, иными словами, если можно так выразиться, через чёткое или изощрённое объяснение вечных законов, лежащих в основе СПОСОБНОСТИ К МЫШЛЕНИЮ.

Первый путь - распространение поверхностно и односторонне воспринятых познаний - вместо того, чтобы действительно помочь развитию МЫСЛИТЕЛЬНЫХ СПОСОБНОСТЕЙ, создаёт ВЕЛИЧАЙШЕЕ ПРЕПЯТСТВИЕ их природосообразному развитию.

Точно так же при втором пути...» (см. Песталоцци И.Г. Избр. пед. произв. В 3-х т.т. - Т.3.- М., 1965. - С. 402-403).

И ниже: «Подобно тому, как человек природосообразно возвышается до способности верить и любить НЕ ЧЕРЕЗ ТОЛКОВАНИЕ ему сущности любви и веры, а через ПРОЯВЛЕНИЕ НА ДЕЛЕ истинной ВЕРЫ и истинной ЛЮБВИ (т.е. как врождённых способностей.- А.Л.) так же он достигает РАЗВИТОЙ СПОСОБНОСТИ К МЫШЛЕНИЮ не с помощью разъяснений и толкований вечных законов, лежащих в основе МЫСЛИТЕЛЬНЫХ СПОСОБНОСТЕЙ ЧЕЛОВЕКА. А ТОЛЬКО БЛАГОДАРЯ САМОМУ АКТУ МЫШЛЕНИЯ» (см. там же. - С. 403-404).

А это акад. Ландау: «...давно пора обучать физиков тому, что они сами считают нужным для себя, а не спасать их души вопреки их собственному желанию.

Мне не хочется дискутировать с достойной средневековой схоластики мыслью, что путём изучения ненужных им вещей люди будто бы научаются логически мыслить» и далее ещё определённее: «программа ... перегружена ненужными вещами, в которых тонут те немногие полезные сведения, которые совершенно необходимо знать...». (цит. по: Бессараб М.Я. Ландау. Страницы жизни. М., 1990, С. 64-65).

Если мало, можно продолжить.

Впрочем, разумнее подсчитать, во что нам обошлись и обходятся эти и подобные «утверждения».

Оппоненты проф. В.Кумарина обвиняют его в невежестве: «Что же, если Валентин Васильевич и вправду не обидится, то мы готовы объяснить ему (скромно и со вкусом!), что математика КАК НАУКА сложилась за тысячи лет до Евклида.».

Я, возможно, не такой дока в математике, как иные философы и экономисты. Но что знаю, то знаю. «За тысячи лет до Евклида» математики (КАК НАУКИ!) не было не только в Древней Греции, но даже в Китае, Индии, у Майя, в Египте и Вавилоне, где она и начала свой путь между третьим и пятым тысячелетием до н.э. (точно не знает никто!).

Сведений о том, что Пифагор и Евклид успели побывать там и постоять на плечах, не сохранились.

Известно лишь, что Александр Македонский до Индии всё же добрался, но постоять там на плечах местного титана ему точно было некогда.

Он очень торопился в Александрию, чтобы осуществить там свою грандиозную культурную программу.

Так что математику, КАК НАУКУ, «сложил» всё-таки Евклид.

Во всяком случае, для Европы (уцелели все его 15 книг). Ну, а «пифагоровы штаны» Пифагору только приписываются.

Титан Евклид стоял на плечах титана Пифагора.

Ну, допустим.

И какой же из этого вывод?

Как и многие другие, оппоненты проф. В.Кумарина, позорно заблуждаются.

Они уверены, что «стоять на плечах» - это то же самое, что «учиться мыслить логически» у другого титана.

Но если он титан, то этой титанической способностью он «овладел» ещё в яйцеклетке, потому что родители не поленились и подобрали для него ТИТАНИЧЕСКИЙ набор генов и хромосом.

Титан титану становится на плечи совершенно для ДРУГОЙ цели, для того, чтобы, как с макушки Эвереста, ОБОЗРЕТЬ то, что до него уже сделано, ибо в противном случае всю жизнь можно положить на ещё одно открытие Америки или на изобретение велосипеда.

И то, что никак не поймут все страждущие «учить мыслить логически», с ходу понял Митрофан Простаков - никакой репетитор не может помочь ему только потому, что натаскивать надо на «государственный образовательный стандарт», а его, т.е. стандарт, здравый рассудок Митрофана, как и рассудок Козьмы Пруткова («Нельзя объять необъятного»), конечно, не мог принять.

  Зато по части практического, мужицкого ума, Митрофан точно стоял выше любого академика «от образования», а тем более - кандидата философских или экономических наук.

Помните его простенький с виду вопрос? - а первого-то портного кто учил?

А в самом деле, кто?

Одно можно сказать определённо - на плечи титанов он точно не лазил,- их тогда ещё не было,- но открытие сделал, дай Бог любому гению.

Во всяком случае, не хуже, чем Закон всемирного тяготения или то, что проф. В.Кумарин никакой не профессионал, а всего лишь политик а ля Жириновский.

Так и в школе.

Задачка всему классу, а управляется с ней без так называемой «помощи учителя», т.е. без подсказки, своим умом, один Вася.

Ему эта «решательная» способность стукнула в голову, когда головы, собственно и не было.

Была лишь в генетической программе.

У титанов всегда так,- и учить Васю «мыслить логически» не было никакой надобности.

Но других «учат».

И чем больше и дольше, тем скорее наступает состояние осатанения, ибо знания зависят от способностей (читайте «Великую дидактику»), а способности даются Богом - почему их и нельзя заменить «психологическими» протезами, в том числе - посредством обучения «мыслить логически».

Впрочем, сколько можно об этом говорить?

Поступим так.

Я учреждаю из своей зарплаты персональный почётный приз (если скинуться, да привлечь олигарха, может потянуть и на государственную премию).

Получит тот, кто предъявит достоверный результат: такой-то и сякой-то Петя, в таком-то возрасте мыслил как кандидат философских наук или как кандидат экономических «наук».

Помочь мальчику взялась добрая тётя-психолог. Она подарила ему учебник математики и Петя будто снова родился.

Мыслит теперь, как Евклид и Пифагор, вместе взятые.

Действительным будет считаться и более скромный результат: если вместо честных «двоек» Петя станет получать честные «пятёрки».

Почему «пятёрки», а не «четвёрки»?

Да потому, что только «пятёрка» (честная!) может служить гарантией, что курс УСВОЕН, а не ПРОЙДЕН.

А кроме того, если уж учить, то до упора.

Чтобы сам ректор МГУ обрадовал приглашением. Тогда сомнений и вовсе не будет.

За меня не переживайте. Я подстраховался.

Не у психологов и философов, конечно, а у гениальных классиков научной, природосообразной педагогики (Коменский, Локк, Песталоцци, Дистервег, Ушинский и Макаренко).

Заверили в один голос, что я ничем не рискую, что за призом и через тысячу лет никто не объявится.

Теперь «разберёмся» с репетиторами.

Рассуждаем логически.

Если бы школа выпускала круглых отличников (а почему бы нет, если одна только математика способна «научить мыслить логически»), была бы потребность в репетиторах и подготовительных курсах?

Исчерпывающий ответ заключён в самом вопросе.

Но если школа штампует круглых троечников, то что прикажете делать?

Само собой разумеется, что у меня и в мыслях нет обвинять учителя.

Он сам является жертвой «государственного образовательного стандарта» и вынужден обращаться за репетиторской помощью даже к пекарям, токарям, шофёрам, грузчикам и другой фундаментальной, как правильно пишет проф. Кумарин, рабочей силе.

Я имею в виду родителей школьников, которые согласно порядку, заведённому минобразом, ОБЯЗАНЫ(!) «помогать» своим детям при выполнении домашних заданий.

Один из моих соседей, ковыряющий асфальт на московских улицах, как раз получил недавно требовательное напоминание: «Почему не работаете с сыном над ошибками?»

Его ответ учительнице достоин того, чтобы о нём узнали хотя бы через «ЛГ»: «Уважаемая Марь Иванна, я умею и привык обращаться только со своей тарахтелкой.

Но если вы считаете, что я могу ещё и быть репетитором, т.е. делать вашу работу, то при всём уважении к вам вынужден вас огорчить: работа над ошибками моего сына - это не моё дело.

Если вы спросите, чьё? Я отвечу - ваше.

Потому что в этой области вы специалист, а я - нет. Хоть я и простой человек, но соображаю, что мы тогда только заживём достойно, когда каждый будет хорошо делать СВОЁ ДЕЛО.

Оппоненты, в полном соответствии с их логикой, исходят из того, что все вузовские преподаватели - взяточники.

Теоретически можно допустить и такое.

Но согласитесь, что и «взяточнику» выгоднее принять бедного, но одарённого.

Во-первых, не надо всю жизнь дрожать от страха, во-вторых, принятого за взятку очень может быть скоро отчислят (по статистике отсев из того же МГУ составляет около 30%, а в других вузах и побольше).

Что касается «бедных и богатых», «способных и богатеньких», то это такая махровая демагогия, что на неё можно было бы и не отвечать.

Но уж так и быть. Как вы сами-то думаете: кого предпочтёт приёмная комиссия - бедного, но одарённого, или богатого, но бездарного?

В-третьих: одарённые, да к тому же старательные ученики только и могут превратиться в настоящие жемчужины, которые мы с непостижимой щедростью раздаём и уступаем богатым соседям.

А ведь можно эти же жемчужины «продавать» и в своей стране: нужен классный специалист - какие проблемы.

Отыщем за школьной партой.

Примем без всякого ЕГЭ, подготовим - пальчики оближешь.

Но! Заплатите, господин предприниматель, вперёд, чтобы было на что учить.

А потом и про зарплату подумайте.

Не проиграете ни при каком варианте.

А к тому же и проблема генофонда решается.

Ведь сегодня, чтобы добить Россию, не нужны ни ядерные бомбардировки, ни чернобыли, ни СПИД, ни сибирская язва.

Её тихо и надёжно прикончит «государственный образовательный стандарт», если, как предупреждает проф. В.Кумарин, он не будет выброшен из школы в самое ближайшее время.

Другое дело - стандарты учебных курсов, как в американской школе.

В той же математике их может быть несколько десятков в зависимости от того, кому они предназначаются: для кого-то вся «математика» - прибавить и отнять; для других - ещё умножить и разделить», для пятидесятых, а точнее - для пятидесятого - тензорная алгебра.

Казалось бы, что тут дискутировать?

Пришло время рубить школьный Гордиев узел.

Тем более, что адвокаты «государственного образовательного стандарта» иссякли окончательно и не способны на большее, чем снова и снова повторять марксистские штампы.

Посмотрите, что пишут его апологеты, кандидат философских наук и кандидат экономических наук: «Отнюдь не госстандарт причина основных бед школьного образования.

Вся человеческая культура, вся практическая жизнь наполнена стандартами и немыслима без них... Всемирно-исторический процесс неумолим, и, чем сложнее система, тем больше она нуждается в стандартизации для эффективного управления».

Я умышленно выделил последнее слово.

Кто спорит: «управлять», опираясь на стандарты, конечно, проще: вместо сломавшейся гайки сразу можно навинтить точно такую же.

Но, во-первых, сколько же можно человека сравнивать с гайкой или «дорожным знаком» (как у авторов отклика), а во-вторых, «управлять»-то «государственным образовательным стандартом» действительно легче: здесь прибавил, тут убавил.

Но как управлять мозгами?

Врождёнными потребностями и способностями детей?

Тут такое количество нейронных комбинаций, столько генетических завитушек, что и у новейшего японского суперкомпьютера (35,6 триллионов математических операций в секунду), крыша сразу поедет.

Вот этого марксистские догматики никогда не поймут.

Не поймут того, что мерки для неживой природы невозможно приложить к живой, биологической.

Знаете, что такое дислалия?

Это врождённый недуг, который начисто исключает понимание числа и любых операций с ним.

А дислексия? Почитайте сборник изречений Виктора Степановича и узнаете.

В каждом классе таких ребятишек не меньше 5-6 человек!

Куда им деваться от «государственного образовательного стандарта»?

В школе обложили двойками, а дома - лупцовка за лупцовкой.

Хорошо, если характер сильный: нырнёт в океан беспризорности и вынырнет обритым наголо

. А если характер слабый?..

Тут выход сами знаете какой…

Насколько же привычными стали для нашей общественности суициды среди школьников (более 2500 в год), пьянство, курение, иные виды наркомании и другие попытки забыться от «радостной школьной жизни»?!

Уже, видно, и замечать перестали.

А вообще-то говоря, статья философа и экономиста до такой степени не блещет пониманием предмета дискуссии и общей культурой, настолько далеко зашкалила за черту «научной бедности», что остаётся лишь удивляться всеядности организаторов дискуссии, которым, видно, без разницы, ради чего она началась.

Полузгать семечки и посудачить о замыслах «Салтана турецкого и Салтана персидского» можно и на завалинке.

Поэтому моё предложение «по регламенту»: говорить либо по делу, т.е. с расчётом на внимание президента, либо не говорить ничего.

Или: «Валентин Васильевич сетует: «Мы потому и нищие, что у нас всего 5% квалифицированных рабочих».

И далее: «Это, мягко говоря, фантастика. Сообщаем: в Советском Союзе (1989 г.) высшее образование имели 733 тысячи рабочих, а среднее специальное - свыше 5 миллионов человек из 29 миллионов общего числа рабочих, то есть 20%.

Неужели и тут не видно, что проф. В.Кумарин пишет «про Ерёму», а ему отвечают «про Фому».

Разве образование то же самое, что профессиональность?

Передо мной газета «Правда» от 23 июля 1988 г.

Прошу внимания: «Как известно, в последние годы высшая школа перестала обеспечивать выпуск специалистов высокой квалификации.

Здесь случилось то же, что и в нашей экономике, где царили количественные показатели, поточное производство, вал, выпускалась продукция низкого качества.

Выпускники вузов фактически перестали пользоваться спросом как специалисты с высшим образованием у потребителей - предприятий, НИИ, КБ и т.д.

Инженерам, как правило, предоставлялась работа, ничего общего не имеющая с инженерной профессией - образовался своеобразный «склад», который свидетельствовал о затоваренности предприятий инженерными кадрами, об их низком качестве, их ненужности.

Уравниловке в экономике соответствует уравниловка в образовании.

В школе всех учеников «стригут под одну гребёнку», в вузе - тоже, учебные программы рассчитаны на обучение потока школьников или студентов.

Получается почти по В.О.Ключевскому: «Ум современного молодого человека рано изнашивается усвоением чужих мыслей и теряет способность к самодеятельности и самостоятельности».

Это наносит колоссальный ущерб интеллектуальному потенциалу страны, ведь не развиваются личные способности человека.

Такая, я бы сказал, бесстимульная система образования не имеет права на существование, ибо она социально несправедлива, так как ущемляет способных учеников и студентов и поощряет торжество «серости». (В.Шукшунов. Склад... инженеров //Правда, 23 июля 1988 г.).

Остаётся заметить, что В.Шукшунов - профессор, ректор Новочеркасского политехнического института, один из первых руководителей и ответственных организаторов инженерного образования   в своём городе, много сделавший для гибкой целевой личностной подготовки будущих инженеров по способностям и при участии и контроле (!) предприятий-заказчиков.

А вот ещё про «20 миллионов». Обратите внимание на источник - надёжнее не бывает.

На вопросы корреспондента «Известий» отвечает министр инноваций Юрий Лебедев.

-      Ну, Юрий Альфредович, признавайтесь: распродаёте Россию?

-      Вы смеётесь, а я подобные обвинения слышу постоянно.

Оппоненты напоминают людей, которые судят о книге, не прочитав её.

Их позиция: Россия - кладезь революционных научных разработок, которые надо внедрять здесь и завалить товарами мировой рынок.

Сам был в плену подобного стереотипа, пока на своей шкуре не испытал, что это очередная утопия

. Иллюзии обошлись в 700 тысяч долларов.

-      Расскажите подробней: может, кого-то ваша история отрезвит.

-      Я разработал новую технологию разрушения скальных пород, продал лицензию в Италию, Японию и Грецию. Затем запустил выпуск установок в России и продавал их в Корею.

И скоро проклял тот день, когда пошёл на этот риск. У корейцев начались поломки, отказы.

С меня содрали огромные штрафы.

Бежал с наших заводов, как Наполеон из Москвы.

Даже самые лучшие не тянут в серийном производстве на мировой уровень.

Когда директора возмущаются: нас с отличной наукоёмкой продукцией не пускают на западный рынок - не верьте.

Они не могут сделать её конкурентоспособной. (Медведев Юрий. Наш асимметричный ответ Западу // Известия. 9 авг. 2000 г.).

И проф. В.Кумарин определённо был бы рад, будь несчастные 5%, мягко говоря, фантазией.

Но, увы, это горькая правда.

Особенно горькая потому, что в США квалифицированных рабочих 43%, а в Германии аж 56%! (Пятилетова Любовь. Пэтэушник за бортом // Труд. 18 окт. 2000 г.).

И в конце-то концов, если бы у нас действительно было 20% квалифицированных рабочих, то разве мы ломились бы в Европу за тем же автомобильным ломом?

Европа мчалась бы к нам, сломя голову, чтобы с доплатой в евро или в «зелёных», лихорадочно обменять на ВАЗовские или ГАЗовские супермобили.

Пусть даже помятые жизнью на наших дорогах, которые, как и наше образование, ещё лучше, чем лучшие в мире. Но пока не рвутся.

Из-за того, что ректор Государственной академии инноваций Сергей Кондратьев взял, да и растрезвонил на весь свет, что «по данным международных статистических служб, на мировой шкале уровня квалификации место российских кадров в конце четвёртого десятка», т.е. ниже, чем где-нибудь в Латинской Америке и даже в Африке (см.: Кондратьев Сергей. Кому добавки? // Поиск. 28 января 2000 г.).

Вообще, впечатление от «вклада» в судьбоносную (без преувеличения!) дискуссию кандидата философских и кандидата экономических наук не то, что удручающее, но прямо-таки обескураживающее.

Ведь у всякой дискуссии есть какая-то цель, какая-то СВЕРХЗАДАЧА.

Проф. В.Кумарин давно и убедительно доказывает, что стандартизация школьного учебного плана есть не что иное как стандартизация людей и что по этой очевидной причине она разрушительна и преступна.

Что попытки нейтрализовать губительность «государственного образовательного стандарта» психологическими и философскими рецептами («формировать» способности, «учить мыслить», «совершенствовать методы обучения» и т.п.) есть чистой воды самообман и обман, влекущий за собой деградацию всего и вся: экономики, нравственности, политики, культуры, оборонительной дееспособности, но прежде всего - деградацию человека.

Это уже замечается невооружённым глазом, как «всходы» кукурузы за Полярным кругом...

Так давайте общими силами решим, наконец, этот вопрос и тогда сами собой отпадут все ПУСТЫЕ заботы - ЕГЭ, 12-летка, другие головотяпские «инновации».

Алексей Летучев,

Москва

---------------------------------------------------

И опять напомним: В.Кумарин скончался, а этот (третий) отклик газета не опубликовала...

   
     
   

___ НАШ ВАМ ПОДАРОК В ДЕНЬ ЗНАНИЙ! ОТЛИЧНОЕ СТИХОТВОРЕНИЕ ПОЭТА ЮЛИАНА ТУВИМА О ТОМ, ЧТО ДАЁТ И ЧТО НЕ ДАЁТ ШКОЛА, Просмотров 75.

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Публикации - Публикация

Автор: Administrator Соколов Р.В. 01.09.2014 14:24

Ещё в школьные годы автору сайта посчастливилось прочитать
удивительное стихотворение Ю.Тувима "НАУКА",
которое я бы назвал
"ЧЕМУ НАС УЧИЛИ И НЕ УЧИЛИ В СРЕДНЕЙ И ВЫСШЕЙ ШКОЛЕ"

Подробнее: ___ НАШ ВАМ ПОДАРОК В ДЕНЬ ЗНАНИЙ! ОТЛИЧНОЕ СТИХОТВОРЕНИЕ ПОЭТА ЮЛИАНА ТУВИМА О ТОМ, ЧТО ДАЁТ И ЧТО НЕ ДАЁТ ШКОЛА, Просмотров 75.

 

======= РУБРИКИ, СОЗДАННЫЕ НА САЙТЕ В АВГУСТЕ 2014 г.. Ниже - 14 рубрик августа 2014г.

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Публикации - Публикация

Автор: Administrator Соколов Р.В. 01.09.2014 14:07

Рубрики августа 2014 г. (заголовок раздела сайта)

   

Страница 1 из 10