НОВОЕ НА САЙТЕ за последние 6 месяцев ТЕКСТЫ И ВИДЕО (в обратной хронологической последовательности)

___ "Макаренко в советскую и постсоветскую эпоху" (Из блога ВКонтакте С.С.Трубникова "Клуб макаренковедов". Просмотров 64

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Архив - Публикация из архива

Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Со страницы ВКонтакте С.С.Трубникова "КЛУБ МАКАРЕНКОВЕДОВ"

==================================

Макаренко в Советскую и постсоветскую эпоху: Заключение
sergeyt81
Завершая работу над циклом статей «Макаренко в Советскую и постсоветскую эпоху», давайте еще раз пройдемся по основным моментам.

Основное содержание изложено в 9 статьях:
1940-1950гг | 1950-1960гг | 1960-1964гг | 1970-1975гг | 1975-1980гг
1980-1985гг | 1985-1990гг | 1990-2000гг | 2000г и далее

Обзорные статьи подготовлены на основе книги А.А. Фролова  «А.С. Макаренко в СССР, России и мире: историография освоения и разработки его наследия (1939–2005 гг., критический анализ)». Описаны основные этапы развития отечественного макаренковедения.

Кроме советского и российского макаренковедения существует также макаренковедение стран восточной и западной Европы, США, Японии и т.д. Чтобы осветить эту тему понадобится еще один цикл статей, но меня, в первую очередь, интересует история отечественного макаренковедения.

Несмотря на то, что Антон Семенович Макаренко уже в 1940 году (через год после смерти) стал признанным авторитетом советской педагогики, его воспитательная система не получила должного распространения в СССР.
Почему так произошло? Ведь одна из основных задач, которая всегда стояла перед коммунистами СССР – воспитание нового человека. Макаренко – один из тех педагогов, которому,я считаю, удалось эту задачу решить. Его воспитанники были настоящими коммунистами по духу, и они больше достойны носить звание коммунист, чем многие из тех, кто его носил.

А.А. Фролов пишет:

Макаренковская концепция педагогики четко определяет: сфера обучения – знания, навыки умственной деятельности; основа воспитания –  жизненная практика, с верховенством продуктивного труда. Простое усвоение, «присвоение» знаний создает человека-потребителя; воспитание ведет к становлению человека-созидателя, творческой и духовно богатой личности. Воспитывается характер, цельная личность, в единстве ее ума,  чувства и воли.

Длящаяся десятилетиями колоссальная недооценка роли воспитания, школы и педагогики стала одной из глубинных причин возникновения в стране «застоя», общего кризиса советской социально-экономической системы и ее поражения, развала СССР в конце 1991 г. Это произошло несмотря на огромные научно-технические достижения страны и несомненные успехи в культуре, искусстве, духовной сфере.  Школой, педагогической наукой не были восприняты качественно новые общественно-исторические задачи: преодоление отчуждения работника от социально- управленческих функций, освоение новых форм собственности, развитие творческого потенциала труда в условиях его механизации и технологизации. Глубокой демократизации школы не произошло.


Давайте посмотрим, как решалась задача воспитания в разные периоды.

Взятый в 1952 г. курс на постепенный переход к всеобщему среднему образованию, не сопровождаемый реформой школы,  привел к обострению проблемы приема в вузы, к нарастающему недостатку работников производства, культуры и сферы обслуживания.

В 1952 г. в школе восстановлено (отмененное в 1937 г.) «обучение труду», в форме уроков труда в I–IV классах, практических занятий в школьных мастерских и на учебно-опытном участке (V–VII классы) и практикумов по машиноведению, сельскому хозяйству и электротехнике (VII–X классы).

В декабре 1958 г. принят «Закон об укреплении связи школы с жизнью и о дальнейшем развитии системы народного образования в СССР».

В законе предусмотрены меры: переход школы на 11-летку,  выделение специального времени на производительный труд и общественно-полезную работу учащихся, введение производственного обучения (начально-профессионального) в старших классах, возможность изменения сроков учебного года и каникул в зависимости от потребностей производства, введение в штат школы специалистов-производственников.

Однако, на практике реализация Закона 1958 г. в городских школах приводила к проблемам.
Она приняла форму «прикрепления» школьников к производственным участкам, рабочим местам на предприятии. При этом рабочий, будучи как бы инструктором, не освобождался от выполнения производственного задания, а его подопечный мог главным образом лишь «за его спиной» наблюдать за производственным процессом (отсюда название «заспинники»). Такая неорганизованность при выделении одного дня в учебную неделю для участия в производстве вела к пустой трате времени и средств, отрицательно сказывалась на воспитании школьников.

В 1964–1965 гг. произошел отход от Закона о школе 1958 г. Школа снова стала 10- летней; производственное обучение отменено; производительный труд выведен за рамки учебного плана, необязательным стал общественно полезный труд. Под влиянием огромных научно-технических достижений (особенно в освоении Космоса) произошло резкое усиление учебно-образовательной функции школы. Успехи в обучении стали механически ассоциироваться с успехами в воспитании. Ускоренными темпами осуществляется переход на обязательное среднее образование.

В 1970 г.  принят «Устав средней общеобразовательной школы».  В соответствии с приоритетом обучения в школе Устав определил урок как «основную организационную форму учебно-воспитательной работы в школе». До этого времени, с начала 30- х гг. урок рассматривался как основная организационная форма лишь учебной работы. Произошло ослабление воспитательной функции школы.

Предусмотренное Проектом Конституции 1977 г. положение: «запрещение детского труда» –  лишь под давлением общественности было дано в формулировке: «…запрещение детского труда, не связанного с обучением и трудовым воспитанием».

Между тем, в конце 70-х начали проявляться недостатки, связанные с ориентацией советской школы на учебу и слабой проработкой вопросов о воспитании. Немыслимых пределов достигла «процентомания», обман государства, родителей и учащихся в оценке «успеваемости», учебной деятельности школы. ЦК КПСС выражает озабоченность и призывает усилить воспитательную работу в школах. К сожалению, существенных результатов это не дает.

В апреле 1984 г. началось осуществление «Основных направлений реформы общеобразовательной и профессиональной школы». Исходный пункт этого документа – выдвижение на первый план в деятельности школы ее воспитательной функции. Заложенная в реформе школы задача коренного улучшения подготовки молодого поколения к труду по существу возвращала педагогику и школу к «Закону об укреплении связи школы с жизнью» 1958 г.
Реформой предусмотрено «включение учащихся, начиная с младших классов, в систематический, организованный, посильный труд – труд настоящий, необходимый обществу». Вдвое увеличено время на трудовое обучение и общественно полезный, производительный труд, предусмотрена «ежегодная, трудовая практика» (при некотором сокращении летних каникул).  В старших классах введено обучение по наиболее массовым профессиям, с использованием рабочих мест непосредственно на производстве.
Школа возвращена к 11-летнему сроку обучения, с переходом к обучению с 6 лет.  Отменена государственная статистическая отчетность школы по «проценту успеваемости». Отменено положение об учете среднего балла успеваемости абитуриента по школьному аттестату при поступлении в вуз.

Однако, закон очень быстро был похоронен в эпоху перестройки. В 1987 г. при Госкомитете по народному образованию  создан Временный научно-исследовательский коллектив (ВНИК). Составленные им проекты «Концепции общего среднего образования» и «Положения о средней общеобразовательной школе»  одобрены Всесоюзным съездом работников народного образования в декабре 1988 г.
В «Концепции» поставлена задача преодолеть «приоритет воспитательной функции школы по отношению к обучающей», создать два «самостоятельных общественных института»: школа с ее общеобразовательной учебной функцией –  и клуб, различные добровольные клубные объединения с их «воспитательной работой», обеспечивающей индивидуальное «саморазвитие природных сил личности». Тем самым школа «освобождалась» от воспитания, устранялся «школоцентризм».

Закон «Об образовании» 1992 г. окончательно вывел воспитание за рамки деятельности системы образования. Все попытки начать дискуссию о необходимости вернуть воспитание в школы, были обречены. В стране действовала установка на устранение воспитательной функции образования, вместе с исключением этой функции из области искусства и культуры.

Неких подвижек удалось добиться в 2001 году, но только в вопросе о патриотическом воспитании.

Результат не замедлил сказаться - уже в 2004 году министерство образования отмечает: «Состояние институтов воспитания и детской среды продолжает оставаться проблемой по всем показателям...… Семья не обеспечивает полноценного воспитания детей.»

После принятия нового закона об образовании в 2012 году, деятельность школ переходит в разряд сферы услуг. Еще более отчуждается воспитательная функция учителя.

* * *

Советский Союз дважды пытался делать упор на трудовом воспитании в школе – в эпоху Хрущева и в первой половине 80-х.
Попытки внедрить трудовое воспитание в эпоху Хрущева оказались неэффективными. Произошло это, в том числе потому, что успешный опыт применения трудового воспитания (опыт Макаренко, его учеников и продолжателей) не был в достаточной степени проработан советской педагогикой.

Еще хуже обстояло дело в начале 80-х. К этому времени воспитательный процесс уже был сильно запущен. Во взглядах на наследие Макаренко утвердились догмы, начались попытки критиковать опыт Антона Семеновича. Советская педагогика не могла дать удовлетворительный ответ на потребности страны. К этому времени она была уже слишком далека от коммунистического идеала.

Как менялось отношение к наследию Макаренко в советской педагогике

1940-1950 шла активная разработка наследия Макаренко.

В начале 1950х педагоги отмечают определенные сложности в связи с попытками внедрения системы Макаренко в школы.

В Хрущевскую эпоху возникли благоприятные объективные условия для широкого практического освоения и научно-теоретической разработки макаренковских идей и опыта. Однако, в этот период не явно, но весьма ощутимо начало проявляться недоверие к макаренковским трудам и опыту как к атрибуту «сталинской педагогики».

В макаренковедческой работе по педагогическому направлению, особенно применительно к педагогике школы, наступил глубокий «застой», длящийся вплоть до середины 70- х гг.
В педагогике формируется упрощенное неверное  понимание основных идей Макаренко, что сыграло крайне негативную роль впоследствии, когда в конце 60-х началась критика Макаренко со стороны Сухомлинского.

Несмотря на это, опыт Макаренко находит применение в смежных областях: военной педагогики, психологии и др. Настоящим прорывом можно считать коммунарское движение И.П. Иванова.

В 70-х годах стало невозможно игнорировать макаренковедческие исследования, которые велись в других странах.  Поскольку зарубежным исследованиям надо было давать свой ответ, президиуму АПН СССР пришлось принять специальное решение: «О публикации и дальнейшей разработке трудов А.С. Макаренко».
В результате четко определились 2 центра в освоении и разработке наследия А.С. Макаренко: в СССР и ФРГ. Конкурируя друг с другом и вступая в конфронтацию, они в своей исследовательской деятельности стали качественно дополнять друг друга. Зарубежное макаренковедение «подперло» советское.

Со второй половины 70-х, т.е. в тот момент, когда в стране снова назрела реальная потребность в освоении наследия Макаренко, начинаются первые серьезные попытки это наследие раскритиковать. Снова возникает дискуссия Сухомлинский против Макаренко, которую возглавляет Ю.П. Азаров.
С другой стороны, идет попытка «подогнать» опыт Макаренко к уже существующей педагогике (со всеми ее недостатками). Этим занимается В.М. Коротов.
В противовес тем и другим выступает группа макаренковедов-практиков (И.П. Иванов и другие), которые призывают отойти от догм официальной педагогики, объединяться в содружестве деятельных, творческих общественных организаций студентов, учителей, выступают за творческое развитие наследия Макаренко.

C конца 70-х гг., в 80-х гг. в школе и педагогике, в печати и на телевидении широко развернулось движение «педагогики сотрудничества». Поставив во главу угла интеллектуальное развитие личности, – это движение активно способствовало вытеснению проблемы воспитания всей системы педагогики и школы. Проникнутые идеей «прав и свобод человека» многочисленные телепередачи, художественные фильмы о школе, газетные и журнальные публикации стали органической частью идеологической подготовки слома советской общественной системы и осуществления либерально-демократических преобразований в конце 80–х начале 90- х гг.

Во второй половине 80-х подобные воззрения берут вверх. Педагоги поддерживают переход от «социально-воспитательной педагогики» к «педагогике индивидуального развития и саморазвития личности», происходит ослабление воспитательной функции школы.

В начале 90-х происходила борьба за возвращение воспитания в школу. К сожалению,  она была обречена. Закон 1992 г. выводит воспитание за рамки школы. С этого момента педагогика вместе со школой оказалась обречена на деградацию.

Начиная со второй половины 80-х  начинается поношение Макаренко и его педагогического наследия. В 90-х годах поношения усиливаются.

Макаренковеды стремятся защитить Антона Семеновича от критики. Некоторые из них пытаются представить Макаренко не советским, а антисоветским. Позже в 2000-х выходят телевизионные передачи, где озвучивается именно такая позиция.

Позже начинаются поиски православных, а не коммунистических истоков педагогики Макаренко. В этих поисках нет чего-то плохого, если понимать, что и сам русский коммунизм в идейном плане  имеет с православием общие корни. Воспитательный опыт Макаренко воспринимается православными позитивно.

Начиная с 2000-х поношений Макаренко становится меньше, теперь его предпочитают игнорировать. Теоретическое и практическое макаренковедение держится на энтузиастах. Российские макаренковеды активно сотрудничают с зарубежными.
Новым этапом в освоении и разработке наследия А.С. Макаренко можно считать ежегодный конкурс имени Макаренко, в котором участвуют школы-хозяйства.

* * *

Несмотря на то, что А.А. Фролов умеренно оптимистично описал сегодняшнее положение российского макаренковедения, я не склонен разделять этот оптимизм. Макаренковедение не сможет долго существовать на правах «партизанского движения». Общий регресс в образовании, воспитании, культуре, общая нацеленность на потребление, низкий престиж профессии учителя, игнорирование достижений Макаренко большей частью СМИ и т.д.  Все это  неизбежно приводит к тому, что Макаренко интересуются немногие. Уникальный опыт российских макаренковедов - востребован ли он? Кому его передавать?

Это одна из проблем, но есть и другие. Макаренко работал в тяжелых условиях, но отнюдь не в условиях регресса. Напротив, из нищеты и разрухи 20-х поднималась новая страна. Каждый день советская пресса сообщала о новых достижениях, победах, планах. И ведь было о чем сообщать! Страна за 20 лет проделала путь индустриализации, который у западных держав занимал сотни лет. Уровень образования и культуры рос с каждым годом. Сейчас ситуация принципиально другая, в чем-то значительно сложнее той, в которой находился Антон Семенович.

Макаренко воспитывал коммунистов по духу. Т.е. людей с активной жизненной позицией, борцов. Не тех, кто будет плыть по течению, а тех, кто пойдет наперекор. Воспитание в коллективе, воспитание трудом – ведь это делается для чего-то большего, чем просто умение честно трудиться и зарабатывать на жизнь. Коммунары никогда не замыкались сами в себе. Напротив, всегда охотно помогали соседям. А где-то рядом с коммуной всегда присутствовала великая Родина. Не интересоваться делами страны среди коммунаров считалось позором.

Стали бы коммунары мириться с окружающим регрессом? Я думаю, ни за что не стали бы! Пока в сердце горит огонь, который возжег Макаренко, коммунары будут бороться с регрессом упрямо и бескомпромиссно. Вместе, дружно нужно бороться за лучшее будущее для наших детей. Один человек не может ничего, коллектив может многое.

Может быть, я слишком идеализирую коммунаров? Возможно. Однако, если коммунизм без упрямого стремления к высокому превращается в убогий гуляш-коммунизм, то и педагогика Антона Семеновича Макаренко лишь в стремления к высокому обретает суть и смысл.

Я заканчиваю этот цикл статей, надеюсь, он поможет читателю лучше разобраться с историей отечественной педагогики и ролью наследия Макаренко в этой истории.

Верю, что настанет время, когда наша страна использует по назначению идеи Антона Семеновича для реформы школы, и что эти реформы будут подготовлены гораздо лучше предыдущих.