НОВОЕ НА САЙТЕ за последние 6 месяцев ТЕКСТЫ И ВИДЕО (в обратной хронологической последовательности)

___ 1 ж СКОРОПОСТИЖНОЕ РОЖДЕНИЕ И МУЧИТЕЛЬНОЕ ДЕТСТВО АНТОНИЯ МАКАРЕНКО (продолжение). Просмотров 213.

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

п

1. ДЕТСТВО И ЮНОСТЬ А.С.МАКАРЕНКО

Мучительное рождение, мучительное детство

 

 

Антон Семёнович родился 13 марта 1888 г. на Украине в г. Белополье.

Родной брат Антона Виталий в своих воспоминаниях (а мы, рассказывая о судьбе
А.С.Макаренко до 1920 г., будем опираться, преимущественно, на свидетельства брата),
писал: «Все биографы А.С. начинают историю нашей семьи с Белополья.
Но прежде чем попасть в Б., отец несколько лет проработал в Крюкове, где уже
существовали какие-то небольшие мастерские для починки вагонов.
Здесь отец познакомился с мамой и женился в 1875 году» [12, с. 9].

Старшая сестра Антона и Виталия Александра «появилась на свет ещё в Крюкове.
Следовательно, переезд семьи в Б. надо расположить приблизительно в 1881-1885 гг.,
где родились Антон в 1888г., Наталья в 1891 г. и я, последний, в 1895). [12, с. 9].  
Белополье было в 12 километрах от границы с Украиной и мать Антона называла
это захолустное место «дырой».

Крюково (в котором было 10000 жителей) было посадом города Кременчуг с 70-ю
тысячами жителей.
Там тогда были и театры, и электрический трамвай, и кино…
А тут пришлось жить даже не в городе, а в посёлке в 3-х километрах от города.
За продуктами приходилось ездить на телеге или на санях.

В небольшой квартирке у какого-то гражданина Мухи «и появился в 1888 г.
несколько неожиданно, будущий педагог. А.С.М. «[12, с. 10].
«Он появился на свет Божий приблизительно на 3 недели раньше срока…
Произошло это так. Накануне…была тёплая погода, была оттепель, но ночью ударил
мороз и пошёл снег, образовалась гололедица.

Рано утром 1 марта (по старому ст.) мама пошла за водой, поскользнулась и упала.

К 10 ч. у мамы появились страшные боли, и к 12 ч. появился на свет А. …

Мама рассказывала об этом: «Когда я увидела А., я заливалась слезами – такой он был
весь маленький, весь чёрный и сморщенный, похожий не то на старика, не то на обезьянку.

Отец меня утешал, но у него у самого на глазах были слёзы» [12, с. 10].

Интересно, что Антон «никогда об этом не узнал. Родители были правы: А. без этого
был человеком болезненным и не следовало создавать у него ещё комплекса
неполноценности» (Там же).

Его стремились окрестить как можно скорее («страха смертного ради»),
ибо боялись, что вот-вот умрёт.

Но выжил и наречён был Антонием, которому суждено
было стать весьма и весьма известным и на Руси, и далеко за её пределами.

Первый месяц ежедневные растирания, тёплые ванны, согретые пелёнки.

Обнаружилось, что Антон «болезненный, хрупкий, и главное, золотушный ребёнок.

Даже гораздо позже, …когда мама вспоминала, сколько усилий, бессонных ночей
и утомительно длинных ночей пришлось пережить ей с болезнями А.,
она невольно плакала» [12, с. 11].

Тосика мучили «почти бесконечные страдания.

Это были бесконечные ангины, флюсы на глазах, огромные,  с большую фасоль,
ячмени, на шее карбункулы, уши болели и выделяли нечистую жидкость.

В течение долгих лет он страдал неизлечимым хроническим насморком,
и когда он был маленьким, он каждые 5 минут подходил к маме: «Мама, вытри носик»…

Если для нас жизнь раскрывалась как чудесное видение, полное всяких волшебных
радостей, ощущения силы, здоровья… то для А. его младенческие и детские годы
представляли почти непрерывную цепь физических страданий…

Не успел прорвать флюс, как на глазу  (иногда на двух сразу) выскакивал ячмень,
проходил ячмень – начинался карбункул… и т.д. Я вижу А. всё время с перевязанной
от флюса физиономией, с повязкой на щеке или на шее, с ушами заткнутыми ватой,
сидящим над кастрюлей горячей воды, которую он ватой прикладывал
к больным местам» [Там же].

Несколько лет (и в Крюково тоже) в доме «постоянно, в особенности зимой,
стоял тяжёлый запах иодоформа, рыбьего жира, какой-то специальной «глазной»
помады и пр. специй».

Много горя так же причинял хронический насморк.

Следы его оставались и позже: нос у А. всегда был слегка распухший и красноватый,
а в сырую и холодную погоду делался густо пунцовым, что тоже его печалило
ужасно» [Там же, с. 12].

Забегая далеко-далеко вперёд, скажем, что и сразу после кончины Макаренко,
в его карманах окажется девять носовых платков.
Насморк мучил его всю жизнь…
«А. легко простуживался от малейшего сквозняка или холодного ветра … простуживался
даже, когда при нём открывали на минутку оконную форточку» [12, с. 11].

И ещё, забегая вперёд, скажем, что умер А.С.Макаренко от разрыва сердца.

А, по мнению Виталия, болезнь сердца у Антона «была наследственного характера
– со стороны мамы (мама была сердечной больной и эта болезнь поразила Антона)

. Антон знал о болезни матери и мог предполагать и у себя болезнь сердца.

Но, как мы теперь знаем, он себя не берёг…

О многолетних страданиях ребёнка  и читать-то трудно… А каково было его родителям,
семье? А каково было ему самому?

Брат пытается шутить: «Будущий педагог обнаружился быстро. Он начал «болтать»
(говорить) очень рано, но ходить научился очень поздно, после 18 месяцев
(и то, когда приятели отца в столярной мастерской сделали специальную коляску
– «ходульки» на рамках)» [12, с. 11].

Болезнь стала утихать только к восьми годам, но «не исчезла окончательно.

Даже в зрелые годы… у него периодически появлялись то флюс, то ячмень»
[Там же, с. 12]. Почему он всегда носил высокие воротники, стеснялся купаться
при воспитанниках? А «чтобы скрыть шрамы от карбункулов» [Там же].

Зачем мы так подробно остановились на болезнях маленького Антона?

Чтобы показать, что здоровый дух может появиться и в очень нездоровом теле…

И чтобы было понятно, когда Виталий пишет о матери: «Я преклоняюсь перед
памятью этой святой женщины» [12, с. 11].

Семья была патриархальная

Отец Антония Семён Григорьевич родился в Харькове.

Там говорили на русском языке, и он говорил так же. Формально не получивший
никакого образования (рано осиротев, он уже мальчиком вынужден был работать
маляром в каретной мастерской) выучился читать, свободно писал.

Умел рисовать.

Позже выписывал журнал «Нива», читал Достоевского.

Ко времени рождения долгожданного сына (до этого родилось две дочери)
стал хорошим «цеховым» в железнодорожных мастерских г. Белополье,
а позже (в 1900г.), «переехав в Крюков (пригород Кременчуга), стал бригадиром,
мастером железнодорожных мастерских [8; 6] и уважаемым в городе человеком
(«Личным почётным гражданином города»).

Брат Антона Виталий пишет: «Жизнь в посёлке шла день за днём, без больших
событий… лето сменялось зимой, были будни, глухие провинциальные будни,
не было ни кинематографа, ни театра, никаких общественных праздников.

Жили почти так же, как жили в XV или XVI веке — по церковным праздникам:
от Рождества до Масленой, потом до Пасхи, потом до Троицы, потом до Рождества.

На Пасху всей семьёй ездили в город к Пасхальной заутрене…» [12, с. 14].

В посёлке «было 10 000 жителей, но не было ни больницы, ни диспансера,
ни одного врача, ни акушерки, не было проточной воды, канализации, и даже не было
никакого освещения (если не считать двух керосиновых фонарей
на главной улице) [12, с. 16].

Жили на частной квартире. «У Миронова было 7 или 8 квартир.

Из них самую большую занимали мы,… во дворе была целая толпа детей,
тут же бродили куры, утки, гуси, индейки, поросята. Жили примитивно…

Воду привозил из Днепра водовоз. Клозеты были во дворе и распространяли зловоние…

Работали, много ели, много спали, никто ничего не читал…

От скуки рожали детей, сплетничали, ссорились, мирились…

По праздникам и воскресным дням много пили, и в соседней Костроме дрались
на ножах…, иногда убивали…» [12, с. 19]. 

 На этом фоне семья Макаренко выглядела как свет в окошке.

У Макаренко «в главной комнате висела в углу икона, и перед ней накануне
воскресных и праздничных дней зажигалась лампада.

Отец каждое утро и каждый вечер совершал перед иконой короткую молитву.

В Белополье он даже был церковным старостой» [12, с. 29].

А.С. Васильев-Макаренко (внучатый племянник Макаренко) замечает,
что «… в старосты община выбирала человека всеми уважаемого и, безусловно
верующего» [15]. 26 апреля 1910 года отец Антона был пожалован званием
личного почётного гражданина города [8; 8].

Как отмечает биограф Макаренко, его православный отец всегда «был примером
для сына» [7; 3]. Став взрослым, когда Семёна Григорьевича уже не будет в живых,
Антон Семёнович отметит чрезвычайные честность, принципиальность
и прямолинейность отца [7; 3]. Его вспоминали как человека, который
наставлял детей: «Правду всегда в глаза резать» [8; 6].

Вспомним: «Но да будет слово ваше: «да, да», «нет, нет», а что сверх этого,
то от лукавого» (Мф. 5; 38).

Отец всегда был немного замкнутым, молчаливым, никогда не называл сына
уменьшительными именами. Только сурово и сдержанно: «Антон».

Мать Антона Татьяна Михайловна, в девичестве Дергачёва.

Её мать из обедневшего дворянского рода. Отец её служил мелким чиновником
в Крюковском интендантстве, имел большой дом, пятерых детей.

Татьяна Михайловна занималась домашним хозяйством. «Каждое утро, на заре,
провожала мужа до ворот мастерских, затем целый день хлопотала по дому» [7; 6].

Она «была шутница, вся пронизанная украинским юмором, подмечавшим
у людей смешные стороны» [12; 29]. Была талантливой женщиной,
до глубокой старости сохранила блестящую память.

Обладала прекрасным даром рассказчицы и тонким юмором.

«Вот картина, — пишет А.С. Васильев-Макаренко, — красноречиво
свидетельствующая о том, какое влияние на душу будущего педагога могла
оказывать деятельная любовь моей прабабушки… к ближним своим, среди которых
было, кстати, немало лиц инославных, как это в Евангелии описано в случае
с милосердным самаритянином.

По воскресным дням прабабушка держала на дворе обеденный стол для бедных,
сама готовила пищу, накрывала и угощала нищих и голодных со всей ближайшей
округи Крюкова, на что некоторые, в частности слободской дурачок Еська,
отплатили семье самой чёрной неблагодарностью.

В такой обстановке рос Антон» [15].

Вспомним: «Если хочешь быть совершенным, пойди и продай имение твоё
и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи
и следуй за мною» (Мф. 19; 21).

Могут сказать, что родители не продавали имение, чтобы кормить по воскресеньям
нищих.

Да им и нечего было продавать!

Они тратили деньги, которые собирали, чтобы построить дом, ведь их многодетная
семья много лет ютилась в комнатах, которые они снимали у чужих людей.

Они мечтали построить собственный дом, экономили даже на керосине.

Антону, которого отец научил читать в пять лет, приходилось часто читать…
при лучине! И это в конце XIX века… Тогда-то он и испортил своё зрение.

Но благотворительные обеды для нищих семья устраивала.

А свой дом удалось построить лишь в 1905 году, когда Антон уже стал учителем…

Добавим: дети после еды целовали руку отца, что в те годы на Руси было вообще
уже очень большой редкостью.

«Характеры у родителей были разные, но спокойные и у отца и у матери» [12, с. 29].

«Антон в 1895 году поступил учиться сначала в Белопольскую школу, а затем,
в 1901 г., — в Кременчугское четырёхклассное училище.

И в Белополье, и в Кременчуге Антон учился отлично, заметно выделяясь среди
соучеников глубиной знаний, широтой кругозора» [7; 6].

На уроках учителя словесности Г.П. Каминского Антон «впервые узнал прелесть
вдохновенной поэмы «Слово о полку Игореве» [7; 7].

Антон любил читать Гоголя. Полюбил украинский язык.

«В документе об окончании училища у Антона стояли только пятёрки» [7; 7].

В третьем классе Антон отличился пением в школьном хоре.

Особенно ему нравились народные песни и произведения П.И. Чайковского
«Был у Христа младенца сад» и «Соловушка».
Позже Антон с братом стали учиться играть на домре, а потом и на скрипке
и любовь к игре на скрипке пронёс через всю жизнь.
Можно сказать, что школа помогла ему родиться и как самодеятельному музыканту.

В аттестате от 4 июня 1904 г. есть запись:

«При отличном поведении показал успехи:

по закону Божью — отлично — 5, по русскому и церковнославянскому языку 
— отлично — 5…» [6; Т. 8, 116].

И по всем другим предметам только «отлично».

Горькое отрочество

Дети во дворе «играли в «городки», в мяч, в «горелки», жмурки и проч.
… Антон тоже участвовал во всех этих играх, но он был очень неловок,
неуклюж и, самое главное, близорук.

Однажды во время игры в «городки», довольно тяжёлая палка вырвалась
из его рук и до крови ударила по голени Мишу Миронова.
Тот завыл от боли и сел на землю.

- Чёрт носатый! Четвероглазый, а ничего не видишь (Антон носил уже очки).
Не давать ему больше палок, иначе он нас здесь всех поубивает…

Здесь случилось то, что постепенно Антон стал мишенью для всяких,
не всегда безобидных шуток и издевательств… его прозвали «Граф Антошка
Подметайло». Незаметно привязывали к его ноге полено или старую кастрюлю.

Один раз привязали дохлую кошку, цепляли ему за спину всякую дрянь,
в особенности, когда он уходил в город; собирали букет бессмертников,
посыпали мелким перцем и подносили:

-  Антон, понюхай какая роскошь.

А. нюхал, долго потом чихал и вытирал слёзы.

Однажды, во время игры в «горелки» А. устроили «подножку»

. Он тяжело упал, раскровенил себе нос и губы, разбил очки.

В другой раз в «кучугурах» вырыли глубокую яму (около 1 метра),
прикрыли лозойи присыпали песком.

Потом, пригласив А. погулять, искусно повели его прямо в яму.

Он провалился, свихнул себе ногу и долго потом хромал…

А. страдал от этих грубых шуток.

Он стал более грустным, иногда оставался один в задумчивости
и постепенно уходил от этих игр и этой компании.
Одна Поля становилась на его защиту,… по-матерински ухаживала за А.,
когда он был ранен… [12, с. 20-21].

Отличников, слабеньких, очкариков не любили во все времена...

Многие становились вынужденными «изгоями», но не все из них
позже становились начальниками колоний малолетних преступников.

И такими успешными, как Антон Макаренко…

Брат, который был младше на 7 лет, вспоминал: «для Антона его младенческие
и детские годы представляли почти непрерывную цепь физических страданий» [8; 5–6].

А что по этому поводу у Н.В.Гоголя? «Твердейшими характерами сделались те,
которые сильно падали духом и  бывали в некоторые минуты жизни бессильнейшими
всех. Это-то самое и заставило их всеми силами вооружиться против
собственного бессилия» [38, с. 366].

Антон уходит искать. Куда? По-началу - в мир литературы.

По свидетельству брата тот каждые три дня видит его с новой книгой.

Не удивительно, что Антона заинтересовала судьба и книги великого полководца
и православного человека А.В. Суворова, который в детстве тоже был слабым,
которого отец даже не хотел приобщать к военной службе.

И которому, позже принадлежали слова: «Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом». Макаренко не станет известным генералом, но его слава будет не меньшей.

И в педагогических «сражениях» за души детей этот детоводец (а в словаре есть
и такое слово) не будет иметь себе равных.

Забегая вперёд, скажем, и не можем удержаться, чтобы не сказать именно сейчас,
что считаем Макаренко Суворовым в педагогике. Ибо из трёх тысяч, как говорится,
«прошедших через его руки» детей и подростков, среди которых большинство
являлись беспризорниками, были и настоящие бандиты, никто не вернулся
к преступному прошлому…

Искушения юности

Поиск продолжается. «Уйдя из мироновской компании, Антон начал всё чаще и чаще
уходить к Цалову». Тот был сыном железнодорожного рабочего и намного старше Антона,
Антон «по воскресным дням он уходил на целый день…

Как рассказал  мне А., этот Цалов… твёрдо решил заняться революционной деятельностью
и уговаривал А. последовать его примеру. Но А. отказался:

- Во-первых, я не верю в оздоровляющую силу кровавых революций – все они развиваются
по одной схеме: сначала кровавая баня, затем анархия и хаос, и как результат – самая дикая диктатура.

Это раз. Во-вторых, я совсем неспособен метать бомбы в кареты министров и ещё меньше
с красным флагом распевать «Марсельезу» на баррикадах. Просто неспособен» [12, с. 21]..

Но какое-то время Цалов снабжал его «социалистической литературой, которую он проносил
под рубашкой и читал тайком от отца, который ненавидел революцию и революционеров…» [12, с. 20-21].
И здесь имеет большое значение пример отца, его культура.

Виталий пишет, что он совершенно опровергает «тенденцию некоторых биографов представить
отца как безграмотного человека. Это неправда. Отец читал и писал совершенно свободно
и даже почти без ошибок. Он постоянно выписывал газету и журнал «Нива», которую
постоянно прочитывал. Приложения к этому журналу были все переплетены и находились
в полном порядке.

Здесь были полные собрания А.Чехова, Данилевского, Короленко, Куприна, а из иностранных
писателей помню Бьернстерне Бьернсон, С.Легерлеф, Сервантес и др.» [12, с. 25].

Искушение революцией со стороны Цалова было опасно ещё и тем, что Антону не очень
  повезло и на его крёстную мать .

Дело в том, что «тётя Поля – была особенной женщиной… настроена революционно
и не переставала критиковать строй и царское правительство» [12, с. 19],
но «Отец относился к революции враждебно.

Он предчувствовал, что она не произойдёт без кровопролития, и говорил: “Они всё разрушат,
но ничего не создадут нового” [12, с. 28].

Цалов уехал в Питер и следы его затерялись… Можно считать, что Антон получил нечто,
что оказалось своеобразной прививкой от опасной болезни, т.к. исследователи предполагают,
что революционная направленность Цалова имела не большевистский характер, а эсеровский.
Симпатизируя эсерам, Антон позже сторонился большевиков…

 

Список цитированной и использованной литературы,

 

других источников

 

1. Евангелие от Матфея.

 

2. Св. апостол Павел. 2-е послание к фессалоникийцам, глава 3, 6-12.

 

3. Иеромонах Тихон. «Архиерей». Повесть о подлинном христианском служении. – М.: ОБРАЗ, 2007. – 192 с.
(Повесть начала 20-го века переиздана в 2004 г. по благословению и с предисловием архиепископа
Сумского и Ахтырского Иова).

 

4. Митрополит Калужский и Боровский Климент. Рождественские чтения.

 

5. Епископ Полоцкий и Глубокский Феодосий. Мы находимся на переломе. Сб. Глинские чтения:
Долг служения Отечеству. – М., 2003, с. 52.

 

6. Макаренко А.С. Педагогические сочинения: В 8-ми т. – М.: Педагогика, 1984, т.8.

 

7. Кроль Т.Г. Биография А.С.Макаренко (пособие для учащихся). – М.-Л.: Просвещение, 1964.

 

8. Жизнь и педагогическая деятельность А.С.Макаренко в дореволюционной России.
Серия «Неизвестный Макаренко». Вып.7 / составитель и автор вступительной статьи С.С.Невская
. - М.: НИИ семьи и воспитания, 1998.

 

9. Фролов А.А. А.С. Макаренко в СССР, России и мире: историография освоения и разработки его наследия
(1939-2005 гг., критический анализ) / А.А. Фролов. – Н.Новгород: Изд-во Волго-Вятской академии
государственной службы, 2006. – 417 с.

 

10. Остроменцкая Н.Ф. Навстречу жизни // Народный учитель. - 1928. - № 1-2 (январь-февраль).

 

11. Беленчук Л.Н. История отечественной педагогики: учеб. пособие. – М.: Изд. ПСТГУ, 2005.

 

12. На разных берегах… Судьба братьев Макаренко. / Сост. и комментарии Г. Хиллига. – М., 1998. – 384 с.

 

13. Ермаков А. Человек со знаменем: Антон Семёнович Макаренко (1988-1939). // Учительская газета.
- 2004. - № 3 (9980) / 27 января.

 

14. Чапала Ю.И. Сочинение на несвободную тему (роман). – Харьков, 2003.

 

15. Васильев-Макаренко А.С. Иисус Христос и братья Макаренко. – // Знак вопроса (подписная научно-популярная серия)
. - 2005. - № 4.

 

16. Целищева Н. Кто он, Антон Макаренко: автор научной, природосообразной теории воспитания или
публицист - газетчик? Диспут в московском Центре внешкольной работы им. А.С.Макаренко // Народное образование
. - 2006. - № 6. - с. 147 - 154.

 

17. Чубаров Л. Макаренковцы (Что сталось с теми, кого воспитывал Макаренко). - М, 1994.

 

18. Богуславский С. А ведь это - о моём деде // Народное образование. - 1989. - №12.

 

19. Рубленов Д.Г. Педагогическое творчество А.С. Макаренко в контексте важнейших принципов православной
педагогики // Использование психолого-педагогического наследия А.С. Макаренко в работе современного
социального педагога. – Екатеринбург, 2004. - с.109-117.

 

20. Глекова А.И. Мотивы социального служения А.С. Макаренко в свете Священного Писания //
Использование психолого-педагогического наследия А.С. Макаренко в работе современного социального педагога.
– Екатеринбург, 2004. - с.102-105.

 

21. Слободчиков В.И. Выступление на открытии конференции, посвящённой 120-летию А.С.Макаренко 14 февраля 2008 г
. в г. Егорьевске. Видеозапись в личном архиве авторов статьи.

 

22. Видеоархив московского музея А.С.Макаренко.

 

23. Ирзабеков В.Д. (директор Православного центра во имя святителя Луки (Войно-Ясенецкого), литературный
редактор журнала «Шестое чувство», ведущий Народного радио) Интервью под видеозапись после лекции
В.Д.Ирзабекова 27 января 2009г. в Центре славянской письменности и культуры. Видеозапись в личном
архиве авторов статьи.

 

24. Пионеры макаренковедения: сб. научно-биографических статей. – М., 1991. – 192с.

 

25. Евсеев И.Л. Удивительный человечище. – М., 2008. – 176 с.

 

26. Лукин Ю.Б. Два портрета. – М. 1975. – 415 с.

 

27. Макаренко А.С. Педагогическая поэма / Сост., вступ. ст., примеч., коммент. С.Невская. – М.: ИТРК, 2003. –736 с.

 

28. Семейная тайна Антона Макаренко. Елена Чавчавадзе. «Фильм о неизвестных фактах писателя Антона
Семёновича Макаренко, великого педагога ХХ века». Производство Российского Фонда Культуры.
По заказу «Телеканала «Россия».

 

29. Багреева Е.Г., Данилин Е.М. Возвращение к Макаренко. – М., 2006. –
160 с.

 

30. Макаренко А.С. Педагогическая поэма. – М.: ИТРК, 2003. – 736 с.

 

31. Игумен Марк (Лозинский). Духовная жизнь мирянина и монаха. По творениям и письмам святителя
Игнатия (Брянчанинова). – Москва, 2003. – 333 с.

 

  1. Флоренский П. Троице-Сергиева Лавра и Россия // Сергий Радонежский: Сб. / Сост. В.А.Десятников.,
    - М.: Патриот, 1991. –539с.
  2. Нефёдова М. Три сестры Анны ДостоевскойНескучный сад. Журнал о православной жизни. 2008, №4.
  3. Соловейчик С.Л. Час ученичества. –М., «Дет. Лит.», 1972. -256 с.
  4. Хилтунен В.Р. Поэзия и проза педагогики. К 100-летию со дня рождения А.С.Макаренко //
    Сельская жизнь, 1988, 13 марта.
  5. Васильев А.С. Макаренко и Станиславский: две системы – один путь. Машинопись из архива
    Московского музея А.С.Макаренко.
  6. Половинкин А.И. Необходимые сегодня дела для спасения России. –М.: Институт экономических
    стратегий, 2004. –64 с.
  7. Гоголь Н.В. Тарас Бульба; Портрет: Повести; статьи; трактаты / Сост., предисловие иеромонахза Симена
    (Тимачинского). – М.; Изд-во Сретенского монастыря, 2009. –480с.
  8. Калабалин С.А. Бродячее детство. Повесть – М., Молодая гвардия, 1968. – 96с.
  9. Морозов В.В. Воспитательная педагогика Антона Макаренко //Документально-педагогическое исследование.
    –М., Егорьевск, 2008. – 238с.