НОВОЕ НА САЙТЕ за последние 6 месяцев ТЕКСТЫ И ВИДЕО (в обратной хронологической последовательности)

___ 10 ж КАК ПИТОМЦЫ МАКАРЕНКО ХОДИЛИ В ХРАМ, БИЛИ И ВСТАВЛЯЛИ В НЁМ СТЁКЛА И ЧЕМ ЭТО АУКНУЛОСЬ ДЛЯ АНТОНА (продолжение) Просмотров 163.

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

КАК ПИТОМЦЫ МАКАРЕНКО ХОДИЛИ В ХРАМ, БИЛИ И ВСТАВЛЯЛИ В НЁМ СТЁКЛА И ЧЕМ ЭТО АУКНУЛОСЬ ДЛЯ АНТОНА
(продолжение)

 

«Колонисты до поры до времени к собору относились без вражды, скорее с любопытством. Пацаны обратились ко мне с просьбой:

— Ведь можно же нам посмотреть, что они там делают в церкви?

— Посмотрите.

Жорка предупредил пацанов:

— Только, смотрите, не хулиганить…

— Да что мы, хулиганы, что ли? — обиделись пацаны.

— И вообще нужно, понимаете, не оскорблять никого там… Как-нибудь так, понимаете, деликатнее… Так…

— Да знаем, всё хорошо будет.

Но через неделю к Макаренко пришёл священник и зашептал: «…Просьба к вам, гражданин начальник. Нельзя, конечно, ничего сказать, ваши мальчики ничего такого не делают, только, знаете… всё-таки соблазн для верующих, неудобно как-то…Они, правда, и стараются, боже сохрани, ничего такого не можем сказать, а всё-таки распорядитесь, пусть не ходят в церковь.

— Хулиганят, значит, понемножку?

— Нет, боже сохрани, боже сохрани, не хулиганят, нет. Ну а приходят в трусиках, в шапочках в этих… как они… А некоторые крестятся, только знаете, левой рукой и, вообще не умеют. И смотрят в разные стороны, не знают, в какую сторону смотреть, повернётся, знаете, то боком к алтарю, то спиной. Ему, конечно интересно, но всё-таки дом молитвы, а мальчики — они же не знают, как это молитва, и благолепие, и страх божий… Неудобно, знаете.

— Я… сказал, что мешать ему больше не будем, а на собрании колонистов объявил:

— Вы, ребята, в церковь не ходите, поп жалуется.

Пацаны возмутились:

— Что? Ничего такого не было. Кто заходил, не хулиганил…

— Да что ж? Мы и не пойдём…» [30; 594]

Зачем был нужен в романе этот эпизод?

Зачем было нужно А.С. Макаренко показывать, что он совсем не запрещал воспитанникам ходить в храм? И это в то время, когда сотрудник (тем более, заведующий) советского воспитательного учреждения, просто обязан был «ограждать» своих подопечных от влияния церкви? Когда пресса расхваливала колонии, где воспитанники под руководством педагогов буквально громили храмы.

Ещё удивительно, как это цензура пропускала сей макаренковский текст.

В глазах читателей-атеистов, тем более, педагогов и всяких идеологов того времени поведение заведующего колонией в этом эпизоде могло вызвать лишь строгое осуждение. Не говоря уж о читателях-партийцах. И почему А.М. Горький не предостерёг своего подопечного от этого неосторожного признания? Что могло быть для Горького ценным в этом эпизоде?

А не то ли, что он сам, попав в молодости, в период активного богоискательства в этот самый монастырь, встретил там по такое же отношение к самому себе. А такой факт действительно имел место. Нам не удалось узнать подробности, но так или иначе, но юному Алёше Пешкову не по доброй воле пришлось оказаться за воротами монастыря. А он-то, (в молодости даже певший в церковном хоре), знал, какой рукой надо креститься…

Видимо Макаренко считал нужным показать отношение церковной общины данного прихода к чужим детям. И не просто к детям, а к детям (а их несколько сотен!), вынужденных волею судеб жить под самыми стенами этого храма в бывших монастырских кельях.

Оказалось, что даже настоятеля больше всего заботит вовсе не спасение душ появившихся в храме юных прихожан, а нечто другое. То, что появление этих ещё недавно беспризорных несчастных детей в храме оказывается «соблазн для верующих», ибо храм — «дом молитвы». То, что ребёнок пытается креститься, это ничего не значит. А может быть, это первая в его жизни молитва, вырвавшаяся из измученного сердечка с упованием на Бога?

Нет, здесь больше имеет значение то, что ребёнок это делает неправильно — левой рукой. Священник не молод и понимает, что «ребята не знают, в какую сторону смотреть», но ему… перед прихожанами «неудобно»…

Не об этом ли печалился святитель Игнатий Брянчанинов, когда призывал: «…не быть обманутым актёрами и актёрством благочестия» [31; 7]. Не это же «актёрство благочестия», вызывающее «глад слышания Слова Божия» [31; 5] печалило выпускника Полтавского учительского института, который никак не мог бы получить «отлично» по Закону Божьему, если бы он не знал, что печалило Святителя Игнатия в современном ему православии.

В самом деле, колония появилась на территории монастыря задолго до появления в нём А.С. Макаренко. Что же никто из церковной общины за всё это время не озаботился тем, как встречать в храме несчастные души юных «оглашённых». Никто не готов их встретить, показать хотя бы как стоять в храме, как правильно креститься? Они что, ожидали, что всему этому будут учить беспризорников воспитатели?

Дети потянулись в храм. Но оказалось, что в храме им никто не рад. Там их вообще никто не ждёт. Более того, священник идёт к начальнику колонии и просит его: «Пусть не ходят в церковь».

Вспомним: «…кто примет одно такое дитя во имя Моё, тот меня принимает». А кто не хочет принять в храме сотни детей? Кого он принимает? Не такие ли хранители обрядового благочестия печалили душу Макаренко?

И как после этого должны относиться к этой церковной общине сотни потенциальных юных прихожан и человек, который добровольно возложил на себя подвиг спасать эти души? Не вина Макаренко, а его беда, что подобно святителю Игнатию Брянчанинову на своём жизненном пути постоянно «всюду, и даже среди лучших христиан, он встречал оскудение истинного духовного знания и недостаток правильного духовного руководства» [31; 5]. А ведь когда у Макаренко оказалось около четырёхсот душ бывших беспризорников, у которых не только нет рядом крестных отцов и матерей, но нет и кровных родителей, нет родственников, ему бы для его воспитанников ой как пригодились бы христиански воспитанные наставники. Ведь если собору триста лет и церковной общине вокруг него не меньше, то не вправе ли был бы он ждать от взрослых православных хоть какой-то помощи в окормлении душ своих подопечных. Но — увы! Окружающее православное население в первое время заняло явно враждебную позицию. Его симпатии (а они со временем появились) были не подарком. Их пришлось колонии долго и упорно завоёвывать. И, заметим, всё-таки удалось…

Считаем, что современному молодому читателю (и православному в особенности) не помешает узнать, что не только в 1926 году, но уже в XIX веке «очень редко пастыри возвещали пасомым истинное Слово Божие и не поучали их регулярно истинам веры и благочестия» [31; 5].

Так к кому был адресован этот вопль макаренковской души?

Церковным иерархам начала XX века? Тех уже почти всех уничтожили. Рядовым православным того времени? Вряд ли. Им в те годы было тоже и не до чтения новых советских романов… Так кому же?

Дерзнём предположить, что Макаренко обращается к вам — читателям XXI века.

Конечно, атеистам это совершенно не интересно. И не случайно этого эпизода не оказалось в фильме «Педагогическая поэма». А вот православным это должно быть не только интересно. Это, если хотите, своего рода притча.

И в ней педагог-подвижник и он же писатель-подвижник А.С. Макаренко рассказывает о том, что фарисейство живуче и что даже как на десятом веке православия на территории Киевской Руси могли во имя внешнего благолепия церковной обрядности быть отвергнуты от матери-церкви сотни самых несчастных душ. И даже детских душ… Бойтесь и вы, потомки, впасть в этот грех, как бы предостерегает нас сын церковного старосты Антоний Макаренко.

Нам с громким смехом могут возразить современные атеисты: «Да разве мог Макаренко подумать, что в XXI веке ещё сохранится какая-то религия!».

Мог. Не случайно Макаренко вложил в уста церковного старосты слова: «Это вы так считаете, значит: вера как будто умирает. А вот увидите, не умирает вера… народ знает…» [30; 599]. А на следующей станице читаем: «…потому ли, что хотели доказать живучесть народной веры, но церковный совет ассигновал на побелку собора четыреста рублей. Тем не менее, в деле приведения колонии в порядок получался контакт» [30; 594].

И не случайно бдительная цензура убрала слово «народной» из словосочетания «живучесть народной веры». Цензоры не могли согласиться с названием веры «народная». Но у Макаренко было написано именно так. «Опиум для народа» и «народная вера», согласитесь, совсем не одно и то же.

И не случайно Макаренко пишет, что с церковной общиной «получался контакт», но при этом оговаривается: «в деле приведения колонии в порядок», то есть в деле внешнего украшения стен собора и всех строений колонии. Если «получался», значит, было к тому стремление. Не так ли?

И не случайно именно в разговоре о «контакте» с «народной верой» на территории бывшего монастыря Макаренко переходит к изложению своей притчи, которую мы уже привели выше. Приходится напомнить о том, что Макаренко вынужден был в те годы писать эзоповым языком.

Эпизод с разбитыми стёклами

Случилось как-то, что новенький воспитанник «подбил» нескольких колонистов разбить стёкла в том самом соборе на территории колонии. Пришли к Макаренко раздосадованные староста церкви и прихожане жаловаться. Вот как описывает этот случай и его последствия свидетель событий Н.Ф. Остроменцкая, работавшая тогда в колонии: «Посчитайте, сколько стёкол выбито… Все выбитые моими хлопцами стёкла будут вставлены… А чтобы им было неповадно впредь это делать, деньги на стёкла я возьму из средств, отпущенных на их питание. Это будет самое лучшее для них наказание…

— Заведующий — справедливый человек, — решает деревня.

Крестьяне приглядываются, как он ведёт хозяйство, и с удивлением оценивают, что и хозяин он хороший, а колонисты прекрасные работники. Они начинают проникаться некоторым уважением к колонии, сдобренным доброй дозой недоверия…. Крестьяне вышедшие из церкви… стали расспрашивать о колонии, о её детях… Какая-то старушка прошамкала:

— Вот у нас, отец и мать померли, а дети остались. Трое деточек по чужим семьям Христа ради кормятся. Пропадут… Вот бы их к вам в ученье…

— Что ж, поговорите с заведующим.

— Вот я говорю насчёт Алексеевны деточек, — обратилась она к своим:

— Чтобы сюда, чтоб не пропали…

— А правда!.. — И уходя, одна из баб сказала:

— Ну, спасибо, милая…» [10; 70–71].

Заметим, что Макаренко просил Н.Ф. Остроменцкую кое-что убрать из статьи. И не трудно догадаться, что речь могла идти именно об этом эпизоде с наложением на весь коллектив воспитанников колонии этого «поста». Поясним: виновники просили наказать только их, но Макаренко принял решение не кормить мясом всех воспитанников до тех пор, пока не будут вставлены все разбитые в соборе стёкла. «чтобы им было неповадно впредь это делать». И не только виновным, но всем остальным.

Разве это не урок для воспитанников и не притча для нас? Да, храм ребят пускать перестали, но мстить нельзя. Это в ветхом завете допускалось «око за око». Мы не из той эпохи. И вандализм это скверно. Да стёкла били трое, а пост наложен на всех. Не может быть, что никто из ребят не слышал звона разбитых стёкол, но слышавшие виновников не остановили. Значит, виноваты все. Это урок для всех. И когда в столовой появилось мясо, сотни обрадованных детей закричали хором: «Ура!». И в этом была ещё одна победа детоводца Макаренко.

Макаренко попросил Н. Остроменцкую послать книгу с той её статьёй А.М. Горькому. Вот фрагменты ответа писателя: «…читая статью, едва не разревёлся от волнения, от радости. Какой Вы чудеснейший человек, какая хорошая, человечья сила» [26; 23].

Но совсем другой оказалась реакция на статью у главных «политпросвещенцев» страны, когда журнал с этой статьёй Н. Остроменцкой передали начальнику Главполитпросвета Н.К. Крупской. С трибуны VIII съезда комсомола Крупская так «отозвалась» о колонии и о её начальнике: «Нужно объявить войну появляющимся пережиткам старого: системе наград, отметок, похвал, наказаний и поощрений… Дальше этого идти уже некуда. Эти единичные явления, вырастая, смогут представить серьёзную угрозу нашей советской системе воспитания»! (из стенограммы выступления, опубликованной в «Комсомольской правде» в мае 1928 года).

Продолжение ниже

 

Список цитированной и использованной литературы,

 

других источников

 

1. Евангелие от Матфея.

 

2. Св. апостол Павел. 2-е послание к фессалоникийцам, глава 3, 6-12.

 

3. Иеромонах Тихон. «Архиерей». Повесть о подлинном христианском служении. – М.: ОБРАЗ, 2007. – 192 с. (Повесть начала 20-го века переиздана в 2004 г. по благословению и с предисловием архиепископа Сумского и Ахтырского Иова).

 

4. Митрополит Калужский и Боровский Климент. Рождественские чтения.

 

5. Епископ Полоцкий и Глубокский Феодосий. Мы находимся на переломе. Сб. Глинские чтения: Долг служения Отечеству. – М., 2003, с. 52.

 

6. Макаренко А.С. Педагогические сочинения: В 8-ми т. – М.: Педагогика, 1984, т.8.

 

7. Кроль Т.Г. Биография А.С.Макаренко (пособие для учащихся). – М.-Л.: Просвещение, 1964.

 

8. Жизнь и педагогическая деятельность А.С.Макаренко в дореволюционной России. Серия «Неизвестный Макаренко». Вып.7 / составитель и автор вступительной статьи С.С.Невская. - М.: НИИ семьи и воспитания, 1998.

 

9. Фролов А.А. А.С. Макаренко в СССР, России и мире: историография освоения и разработки его наследия (1939-2005 гг., критический анализ) / А.А. Фролов. – Н.Новгород: Изд-во Волго-Вятской академии государственной службы, 2006. – 417 с.

 

10. Остроменцкая Н.Ф. Навстречу жизни // Народный учитель. - 1928. - № 1-2 (январь-февраль).

 

11. Беленчук Л.Н. История отечественной педагогики: учеб. пособие. – М.: Изд. ПСТГУ, 2005.

 

12. На разных берегах… Судьба братьев Макаренко. / Сост. и комментарии Г. Хиллига. – М., 1998. – 384 с.

 

13. Ермаков А. Человек со знаменем: Антон Семёнович Макаренко (1988-1939). // Учительская газета. - 2004. - № 3 (9980) / 27 января.

 

14. Чапала Ю.И. Сочинение на несвободную тему (роман). – Харьков, 2003.

 

15. Васильев-Макаренко А.С. Иисус Христос и братья Макаренко. – // Знак вопроса (подписная научно-популярная серия). - 2005. - № 4.

 

16. Целищева Н. Кто он, Антон Макаренко: автор научной, природосообразной теории воспитания или публицист - газетчик? Диспут в московском Центре внешкольной работы им. А.С.Макаренко // Народное образование. - 2006. - № 6. - с. 147 - 154.

 

17. Чубаров Л. Макаренковцы (Что сталось с теми, кого воспитывал Макаренко). - М, 1994.

 

18. Богуславский С. А ведь это - о моём деде // Народное образование. - 1989. - №12.

 

19. Рубленов Д.Г. Педагогическое творчество А.С. Макаренко в контексте важнейших принципов православной педагогики // Использование психолого-педагогического наследия А.С. Макаренко в работе современного социального педагога. – Екатеринбург, 2004. - с.109-117.

 

20. Глекова А.И. Мотивы социального служения А.С. Макаренко в свете Священного Писания // Использование психолого-педагогического наследия А.С. Макаренко в работе современного социального педагога. – Екатеринбург, 2004. - с.102-105.

 

21. Слободчиков В.И. Выступление на открытии конференции, посвящённой 120-летию А.С.Макаренко 14 февраля 2008 г. в г. Егорьевске. Видеозапись в личном архиве авторов статьи.

 

22. Видеоархив московского музея А.С.Макаренко.

 

23. Ирзабеков В.Д. (директор Православного центра во имя святителя Луки (Войно-Ясенецкого), литературный редактор журнала «Шестое чувство», ведущий Народного радио) Интервью под видеозапись после лекции В.Д.Ирзабекова 27 января 2009г. в Центре славянской письменности и культуры. Видеозапись в личном архиве авторов статьи.

 

24. Пионеры макаренковедения: сб. научно-биографических статей. – М., 1991. – 192с.

 

25. Евсеев И.Л. Удивительный человечище. – М., 2008. – 176 с.

 

26. Лукин Ю.Б. Два портрета. – М. 1975. – 415 с.

 

27. Макаренко А.С. Педагогическая поэма / Сост., вступ. ст., примеч., коммент. С.Невская. – М.: ИТРК, 2003. –736 с.

 

28. Семейная тайна Антона Макаренко. Елена Чавчавадзе. «Фильм о неизвестных фактах писателя Антона Семёновича Макаренко, великого педагога ХХ века». Производство Российского Фонда Культуры. По заказу «Телеканала «Россия».

 

29. Багреева Е.Г., Данилин Е.М. Возвращение к Макаренко. – М., 2006. –
160 с.

 

30. Макаренко А.С. Педагогическая поэма. – М.: ИТРК, 2003. – 736 с.

 

31. Игумен Марк (Лозинский). Духовная жизнь мирянина и монаха. По творениям и письмам святителя Игнатия (Брянчанинова). – Москва, 2003. – 333 с.

 

  1. Флоренский П. Троице-Сергиева Лавра и Россия // Сергий Радонежский: Сб. / Сост. В.А.Десятников., - М.: Патриот, 1991. –539с.
  2. Нефёдова М. Три сестры Анны ДостоевскойНескучный сад. Журнал о православной жизни. 2008, №4.
  3. Соловейчик С.Л. Час ученичества. –М., «Дет. Лит.», 1972. -256 с.
  4. Хилтунен В.Р. Поэзия и проза педагогики. К 100-летию со дня рождения А.С.Макаренко // Сельская жизнь, 1988, 13 марта.
  5. Васильев А.С. Макаренко и Станиславский: две системы – один путь. Машинопись из архива Московского музея А.С.Макаренко.
  6. Половинкин А.И. Необходимые сегодня дела для спасения России. –М.: Институт экономических стратегий, 2004. –64 с.
  7. Гоголь Н.В. Тарас Бульба; Портрет: Повести; статьи; трактаты / Сост., предисловие иеромонахза Симена (Тимачинского). – М.; Изд-во Сретенского монастыря, 2009. –480с.
  8. Калабалин С.А. Бродячее детство. Повесть – М., Молодая гвардия, 1968. – 96с.
  9. Морозов В.В. Воспитательная педагогика Антона Макаренко //Документально-педагогическое исследование. –М., Егорьевск, 2008. – 238с.