НОВОЕ НА САЙТЕ за последние 6 месяцев ТЕКСТЫ И ВИДЕО (в обратной хронологической последовательности)

___ 12 ж ПОЧТИ ЧУДЕСНОЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ В КОММУНЕ. УГРОЗА АРЕСТА. ПЕРЕВОД В КИЕВ. ОПЯТЬ УГРОЗА АРЕСТА, УДИВИТЕЛЬНО СВОЕВРЕМЕННОЕ УВОЛЬНЕНИЕ ИЗ НКВД УКРАИНЫ. Просмотров 174.

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

ПОЧТИ ЧУДЕСНОЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ В КОММУНЕ
(продолжение)

 А с самим Макаренко после его «добровольного» увольнения
с должности начальника колонии произошло ещё одно
удивительнейшее чудо.

За несколько месяцев до этого, ещё в 1927г. его… забрали «чекисты». Но не в тюрьму, а в только лишь созданную коммуну для беспризорников. И назначили его… начальником.
Как бы по своместительству. Ему это назначение первое время не очень нравилось. Да и ездить по три дня в неделю то в одно, руководимое им учреждение, то в другое,. было совсем не легко. Он даже собирался бросить руководство коммуной. Но неожиданные события весны 1828 года заставили его не торопиться с уходом из Коммуны.

Как это чудо понимал сам Макаренко видно из его письма
одному из первых воспитанников, ставшим позже главным врачом г. Комсомольска-на-Амуре Николаю Шершнёву.
(Получателю письма было тогда уже за 30).

«А с врагами, голубок, нужно бороться, и всегда будет твой верх.
Конечно, и они могут положить тебя на обе лопатки, но ты всё равно вывернешься, потому, что на твоей стороне Дело…» [17; 40].

Разве не созвучны мысли Макаренко тому, что писал
иеромонах Тихон в годы юности Антона Семёновича:
«Дело Христа — дело спасения и возрождения людей.
И если видишь ты, борец за истину, что вокруг тебя действительно возрождаются люди, совершенствуются, оздоравливаются и телесно, и духовно, становятся лучшими,
 — знай, что ты стоишь в истине и тогда смело борись со своим врагом, хотя бы он противостоял тебе со многими знамениями и чудесами, а борьба должна вестись постоянно» [3; 192].

Чудеса продолжались.

Чекисты удовлетворили несколько категорических требований
бывшего «завкола».

Макаренко смог спасти из фактически уничтожаемой колонии им. А.М. Горького значительную группу ребят, которые там могли взбунтоваться против «ликвидации макаренковщины».

Он смог взять с собой в коммуну 60 лучших колонистов-горьковцев.
(Это было 50 парней и 10 девушек).

И это притом, что тогда коммуна планировалась «чекистами» всего на 100 воспитанников!

Мало, кто знает, что от педагогического «Олимпа»
(Наркомпроса и педагогической науки) и от «Кощея Бессмертного»
(так Макаренко называл государственный бюджет в лице его
финансовых органов) коммуна не зависела.

Такая свобода у Макаренко появилась впервые.

Первое время коммуна содержалась на двухпроцентные отчисления от жалованья «чекистов» Украины (которых, впрочем,
с самого начала уже явно не хватало), а вскоре перешли на хозрасчёт.

То есть существовала на доходы от собственного производства,
которое организовывал в первое время некий Соломон Борисович (последнее, что могли дать вместо денег» чекисты).

Позже появились серьёзные заводы по производству
электроинструмента для авиационной промышленности и завод по производству первых в стране узкоплёночных фотоаппаратов, получивших известность как фотоаппараты «ФЭД».

Производственные чудеса в коммуне

Несколько лет работы коммуны им. Ф.Э. Дзержинского
под руководством А.С. Макаренко — это целая цепочка
удивительнейших чудес.
И не только педагогических…

Выходит, нет ничего случайного, что Макаренко,
будучи фактически изгнан своими коллегами на педагогическом
«Олимпе» и осмеян ими, не нашёл работы нигде, кроме ГПУ [11].

Другой возможности спасти несколько десятков детей,
и возможности продолжать своё дело практически у него не было.

А так опыт, начатый в 1920 году и продолжавшийся уже 8 лет,
получил возможность быть продолжен ещё 8 лет!

Макаренко получил возможность очень существенно развить
свой опыт в самых разных направлениях, и это можно увидеть
по книге «Флаги на башнях» и по целому ряду других
его произведений.

Удивительная организация производства, прекрасная
производительность труда при четырёхчасовом рабочем дне на сверхсовременных станках позволили коммуне очень быстро разбогатеть.

Денег хватало не только на прекрасное питание и обмундирование.

Ежегодно устраивали длительные походы то в Москву, то по Волге, то в Крым,
то на Кавказ, то в Святогорск…

Оплачивали труд высококвалифицированных учителей
и руководителей десятков кружков и спортивных секций.
Свой духовой оркестр (лучший в Харькове) и свой зверинец…

Ежедневно заказана ложа в театре и она не пустует.

У каждого коммунара сберкнижка.

Тем, кто идёт учиться дальше, значительная ежемесячная
материальная помощь от коммуны.

А кто, как не Макаренко начал ещё за 9 лет до войны
обеспечивать производство военных самолётов
высокопроизводительным электрическим инструментом?

Макаренко помог Родине резко сократить золотовалютные расходы на покупку в Австрии электроинструмента.

Когда-то родители Антона по воскресеньям кормили нищих Крюкова,
а теперь Антон экономит для государства валюту…

Государство щедро наградило за это…того, кто,
став нальником коммуны, писал на Макаренко лживые доносы
в НКВД. Наградило щедро - высшей наградой в стране - орденом Ленина…

Но что было бы теперь с репутацией А.С.Макаренко, получи он тогда орден Ленина?

Ему и Орден трудового Красного Знамени (полученный перед самой смертью за литературную деятельность) не могут никак простить наши современные либералы.

Немного о коммунарской морали

Но самые удивительные «доходы», полученные А.С. Макаренко
в Коммуне следует искать в сфере моральной.

То, что отряды стали разновозрастными, напоминающими семьи,
где старшие заботятся о младших, известно многим.

То, что в спальнях жили этими отрядами, известно многим.

А вот мало, кто знает, что Макаренко часто прощал и никак
не наказывал воспитанников (особенно новеньких).

Даже в тех случаях, когда они ещё не были готовы к раскаянию.

Он это называл так: «авансированное доверие».

Не случайно его называли «дивак» (что-то вроде русского слова
«чудак», только чуть более уважительное).

А он просто верил в то, что в скором времени эти ребята
поумнеют и поймут, что плохо поступать не следует.

И его вера оправдывалась!

По этой же причине он не наказывал, если был уверен,
что воспитанникам неизвестно о тех или иных проделках
отдельных колонистов.

Во-первых, он считал, что дурные проступки имеют тенденцию
«умирать», а во-вторых, он не хотел своими выговорами
и наказаниями омрачать столь любезный ему эмоциональный «мажор»
в созданной им обители…

Вспоминается игумен с Аляски о. Герман Замошенский, который,
выступая на вечерах «Возвращение на Родину» в Московском доме кино,
любил повторять, что православие — религия радости.

Воспитанникам и читателям Макаренко известно макаренковское словосочетание
«поступок по секрету». В коммуне Макаренко стало нормой не совершать дурных поступков, а добрые поступки совершать «по секрету».

Тем, кто не читал Макаренко, поясним по Евангелию:
«У тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя
не знает, что делает правая. Чтобы милостыня твоя была в тайне;
и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно» (Мф. 5; 3).

Много ещё можно сказать о макаренковской коммуне,
но пора переходить и к обобщению.

Для этого обратимся к сайту «Дети Сибири» (http://www.sibchildren.ru),
поместившему обзор «Историко-педагогических чтений, посвящённых 120-летию
 со дня рождения А.С. Макаренко» и проходивших в Новосибирске 27 марта 2008 г.

И, прежде всего к выступлению игумена Феодосия, руководителя
Общеепархиального духовно-просветительского центра
Новосибирской епархии, в выступлении которого
«прозвучала мысль об использовании педагогического опыта
Антона Семёновича, строившего свою коммуну на принципах
ранних христианских общин, для «ремонта» человеческих душ,
поскольку в последние годы в России наметился духовно-
нравственный созидательный перелом».

Как видим, игумен Феодосий считает, что Макаренко строил
свою коммуну не как-нибудь, а на принципах
ранних христианских общин.

Это очень серьёзное и ответственное заявление.

Заявление руководителя Общеепархиального духовно-
просветительского центра Новосибирской епархии.

Скиф (Степанченко) опять встречает Антона

И ещё раз увидел Степанченко Макаренко в 1935 году.

Через семь лет, в 1935 году.

В коммуне им. Дзержинского у Макаренко было уже
около 400 бывших беспризорников, которые отлично трудились
на трёх своих заводах (инструментальном, заводе
электроинструментов, заводе фотоаппаратуры,
занимались в полусотне кружков и секций,
на заработанные деньги летом путешествовали
по Волге, Крыму, Кавказу).

Как-то Скиф повстречался в Харькове с колонной коммунаров,
одетых в белоснежные костюмы, с Антоном во главе.

«Верно многие, как и я, думали о том, что, необыкновенная
воля и любовь к людям, по разным причинам попавшим в беду,
помогли человеку небольшого роста, но с большой душой
и сердцем… из заброшенных, а то и преступных уже подростков,
вырастить красивых, морально добрых… юношей и девушек…

И думалось мне — вот прошла большая необыкновенная семья
со своим главой — отцом, создавшим её…» [8; 46].

Мог ли Скиф не вспомнить о том, как Ростик учился
«сдвигать горы»?

Двигавшаяся посреди центральной харьковской улицы колонна
бывших бандитов и беспризорников, была куда как побойчее,
и покруче той «горы» — попрошайки, просившего на водку…

Перевод в Киев и 19 месяцев работы в НКВД Украины

Летом 1935 года А.С.Макаренко неожданно получает телеграмму из Киева,
куда была переведена из Харькова столица Украины. Телеграмма из НКВД требовала срочно (в два часа!) выехать в Киев и явиться в НКВД.
Не понимая, к чему такая спешка, А.С.Макаренко выехал в Киев.вно созданны

Его назначили помощником начальника в недавно созданные при НКВД ОТК (отдел детских трудовых колоний). Для ОТК было выделено довольно большое здание.

Там А.С.Макаренко проработал 19 месяцев.

Осенью 1936 г. А.С.Макаренко довелось навестить свою бывшую харьковскую коммуну.
Выступление его на собрании в коммуне вызвало неожиданную реакцию партийной организации  администрации коммуны. Секретарь парторганизации тут же направил письменный донос на Макаренко в НКВД.

Как пишет украинский макаренковед А.А.Абаринов, "на доносе, пришедшем в НКВД и сохранившемся в личном деле Макаренко в архиве МВД Украины, майор Госбезопасности Крауклис 13 сентября 1936 года наложил следующую резолюцию: «Т. Стрижевскому. Как только Кидыба сядет в ОТК, мы через некоторое время Макаренко удалим. Я не верю ему ни на копейку. Это враг». ( Архив МВД Украины, 40-1-16315, р. IV, л.7.).

На самом деле выление А.С.Макаренко на собрании в коммуне было лишь поводом.

Причиной было начавшееся преследование целой группы сотруников НКВД Украины,
в результате которогобылии арестованы (а вскоре и расстреляны) начальник ОТК Ахматов, Нарком НКВД Украины Балиций и другие. Кстати, расстрелян был и наложивший
резолюцию на доносе майор Я.Крауклис. Как сообщил, А.А.Абаринов, "Ян Крауклис был в 1935-19носе Я.К37 гг. начальником Управления мест заключения НКВД Украинской ССР.
Был осужден и в день рождения Ленина, 22 апреля 1938 года расстрелян в Ленинграде. Л.И. Стрижевский (которому была адресована резолюция на доносе парткома Коммуны им. Ф.Э.Дзержинского) занимал в 1935-1937 гг. должность замначальника секретариата НКВД УССР и секретаря парткома Управления госбезопасности наркомата. Также осужден и расстрелян в 1938 году... По сути, на наших глазах развернулась небывалая по масштабам личная трагедия многих людей, работавших рядом с Макаренко и не избежавших жерновов Большого террора. Как остался в живых писатель-педагог, нам остается только догадываться – Молох репрессий коснулся большинства из его окружения".

А вот А.С.Макаренко успел подписать у наркома В.Балицкого рапорт об увольнении со службы в НКВД и уехать в Москву, где занялся (уже профессионально) литературной работой. Разве это не чудо? Тем более, что недели через две Балицкий был отправлен в командировку в Сибирь,
где через несколько дней был арестован, а через несколько месяцев расстрелян.
Это был последний заступнк А.С.Макаренко в системе органов НКВД...
Разве не чудо, что при этом А.С.Макаренко не только остался жив,
но даже не был арестован? А через два года был ещё и награждён очень высокой
правительственной наградой - Орденом Трудового Красного Знамени.

Но, по свидетельству его близких, после злосчастного на него доноса Антон Семёнович до самой смерти очень боялся ареста. А кто бы в те годы, окажись на его месте, не боялся?
И, кто знает, может быть этот
ежедневный страх быть арестованным и приблизил скоропостижую кончину писателя А.С.Макаренко... 

А ведь в Москве его ждала прекрасная квартира. В самом центре города
рядом с Третьяковской галереей. И дождалась. Но, чтобы получить эту квартиру, писателю А.С.Макаренко пришлось не только заранее вступить в жилищный кооператив московских писателей, но и вложить в строительство весь гонорар, полученный от издания "Педагогической поэмы".    А прожить ему в этой квартире пришлось всего около двух лет... Можно сказать, что квартплата оказалась непомерно высокой.

 

Список цитированной и использованной литературы,

 

других источников

 

1. Евангелие от Матфея.

 

2. Св. апостол Павел. 2-е послание к фессалоникийцам, глава 3, 6-12.

 

3. Иеромонах Тихон. «Архиерей». Повесть о подлинном христианском служении. – М.: ОБРАЗ, 2007. – 192 с.
(Повесть начала 20-го века переиздана в 2004 г. по благословению и с предисловием архиепископа
Сумского и Ахтырского Иова).

 

4. Митрополит Калужский и Боровский Климент. Рождественские чтения.

 

5. Епископ Полоцкий и Глубокский Феодосий. Мы находимся на переломе. Сб. Глинские чтения:
Долг служения Отечеству. – М., 2003, с. 52.

 

6. Макаренко А.С. Педагогические сочинения: В 8-ми т. – М.: Педагогика, 1984, т.8.

 

7. Кроль Т.Г. Биография А.С.Макаренко (пособие для учащихся). – М.-Л.: Просвещение, 1964.

 

8. Жизнь и педагогическая деятельность А.С.Макаренко в дореволюционной России.
Серия «Неизвестный Макаренко». Вып.7 / составитель и автор вступительной статьи С.С.Невская
. - М.: НИИ семьи и воспитания, 1998.

 

9. Фролов А.А. А.С. Макаренко в СССР, России и мире: историография освоения и разработки его наследия
(1939-2005 гг., критический анализ) / А.А. Фролов. – Н.Новгород: Изд-во Волго-Вятской академии
государственной службы, 2006. – 417 с.

 

10. Остроменцкая Н.Ф. Навстречу жизни // Народный учитель. - 1928. - № 1-2 (январь-февраль).

 

11. Беленчук Л.Н. История отечественной педагогики: учеб. пособие. – М.: Изд. ПСТГУ, 2005.

 

12. На разных берегах… Судьба братьев Макаренко. / Сост. и комментарии Г. Хиллига. – М., 1998. – 384 с.

 

13. Ермаков А. Человек со знаменем: Антон Семёнович Макаренко (1988-1939). // Учительская газета.
- 2004. - № 3 (9980) / 27 января.

 

14. Чапала Ю.И. Сочинение на несвободную тему (роман). – Харьков, 2003.

 

15. Васильев-Макаренко А.С. Иисус Христос и братья Макаренко. – // Знак вопроса (подписная научно-популярная серия)
. - 2005. - № 4.

 

16. Целищева Н. Кто он, Антон Макаренко: автор научной, природосообразной теории воспитания или
публицист - газетчик? Диспут в московском Центре внешкольной работы им. А.С.Макаренко // Народное образование
. - 2006. - № 6. - с. 147 - 154.

 

17. Чубаров Л. Макаренковцы (Что сталось с теми, кого воспитывал Макаренко). - М, 1994.

 

18. Богуславский С. А ведь это - о моём деде // Народное образование. - 1989. - №12.

 

19. Рубленов Д.Г. Педагогическое творчество А.С. Макаренко в контексте важнейших принципов православной
педагогики // Использование психолого-педагогического наследия А.С. Макаренко в работе современного
социального педагога. – Екатеринбург, 2004. - с.109-117.

 

20. Глекова А.И. Мотивы социального служения А.С. Макаренко в свете Священного Писания //
Использование психолого-педагогического наследия А.С. Макаренко в работе современного социального педагога.
– Екатеринбург, 2004. - с.102-105.

 

21. Слободчиков В.И. Выступление на открытии конференции, посвящённой 120-летию А.С.Макаренко 14 февраля 2008 г
. в г. Егорьевске. Видеозапись в личном архиве авторов статьи.

 

22. Видеоархив московского музея А.С.Макаренко.

 

23. Ирзабеков В.Д. (директор Православного центра во имя святителя Луки (Войно-Ясенецкого), литературный
редактор журнала «Шестое чувство», ведущий Народного радио) Интервью под видеозапись после лекции
В.Д.Ирзабекова 27 января 2009г. в Центре славянской письменности и культуры. Видеозапись в личном
архиве авторов статьи.

 

24. Пионеры макаренковедения: сб. научно-биографических статей. – М., 1991. – 192с.

 

25. Евсеев И.Л. Удивительный человечище. – М., 2008. – 176 с.

 

26. Лукин Ю.Б. Два портрета. – М. 1975. – 415 с.

 

27. Макаренко А.С. Педагогическая поэма / Сост., вступ. ст., примеч., коммент. С.Невская. – М.: ИТРК, 2003. –736 с.

 

28. Семейная тайна Антона Макаренко. Елена Чавчавадзе. «Фильм о неизвестных фактах писателя Антона
Семёновича Макаренко, великого педагога ХХ века». Производство Российского Фонда Культуры.
По заказу «Телеканала «Россия».

 

29. Багреева Е.Г., Данилин Е.М. Возвращение к Макаренко. – М., 2006. –
160 с.

 

30. Макаренко А.С. Педагогическая поэма. – М.: ИТРК, 2003. – 736 с.

 

31. Игумен Марк (Лозинский). Духовная жизнь мирянина и монаха. По творениям и письмам святителя
Игнатия (Брянчанинова). – Москва, 2003. – 333 с.

 

  1. Флоренский П. Троице-Сергиева Лавра и Россия // Сергий Радонежский: Сб. / Сост. В.А.Десятников.,
    - М.: Патриот, 1991. –539с.
  2. Нефёдова М. Три сестры Анны ДостоевскойНескучный сад. Журнал о православной жизни. 2008, №4.
  3. Соловейчик С.Л. Час ученичества. –М., «Дет. Лит.», 1972. -256 с.
  4. Хилтунен В.Р. Поэзия и проза педагогики. К 100-летию со дня рождения А.С.Макаренко //
    Сельская жизнь, 1988, 13 марта.
  5. Васильев А.С. Макаренко и Станиславский: две системы – один путь. Машинопись из архива
    Московского музея А.С.Макаренко.
  6. Половинкин А.И. Необходимые сегодня дела для спасения России. –М.: Институт экономических
    стратегий, 2004. –64 с.
  7. Гоголь Н.В. Тарас Бульба; Портрет: Повести; статьи; трактаты / Сост., предисловие иеромонахза Симена
    (Тимачинского). – М.; Изд-во Сретенского монастыря, 2009. –480с.
  8. Калабалин С.А. Бродячее детство. Повесть – М., Молодая гвардия, 1968. – 96с.
  9. Морозов В.В. Воспитательная педагогика Антона Макаренко //Документально-педагогическое исследование.
    –М., Егорьевск, 2008. – 238с.
  10. =======================================
    ПРИЛОЖЕНИЕ


     А. Абаринов, историк, Киев

    О КАРТОТЕКЕ НКВД, А.С.Макаренко и его репрессированных начальниках. Просмотров

    Обновлено 29.07.2014 16:15 Автор: Administrator 25.07.2014 10:09

    Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

    А. Абаринов, историк, Киев

    О КАРТОТЕКЕ НКВД, А.С.Макаренко и его репрессированных начальниках


    Неисследованные источники в изучении биографии А.С. Макаренко: картотека НКВД-МГБ-МООП-МВД УССР
    Данный источник информации неизвестен большинству исследователей истории 30-х годов прошлого века, в том числе биографов А.С. Макаренко. Он был обнаружен относительно недавно в Центральном аппарате МВД Украины в Киеве по подсказке одной из бывших сотрудниц МВД, ещё в 50-е годы прошлого века работавшей в Отделе по борьбе с детской безнадзорностью и беспризорностью (ОБДБД) – так сокращенно именовался отдел, который являлся преемником Отдела трудколоний НКВД и в котором А.С. Макаренко работал в 1935-1937 годах.
    Мы нашли эту картотеку в функциональном виде. Когда мы познакомились с картотекой впервые, то убедились, что на правах справочной ею пользовались действующие сотрудники кадровой службы Центрального аппарата МВД Украины не только для поиска сведений, но и добавляя в неё новые данные о принятых сотрудниках. Компьютер – компьютером, но старая рукописная картотека всегда была под рукой!


  11. Это внушительного размера каталожные деревянные ящики с множеством ячеек, на которых есть пластина с вставляющейся туда картонкой с буквами алфавита; такие ящики ещё можно встретить в старых библиотеках.

    Например, карточка А.С. Макаренко хранится среди прочих в выдвижном продолговатом фанерном ящике с литерами на крышке: «Маб – Марк».


    Видимо, исключительно фактом удобства в работе кадровиков МВД и объясняется то, что картотека, основанная в первые годы советской власти, сохранилась, пройдя Большой террор, войны, все стадии реорганизации ведомства; на неё мог претендовать Комитет госбезопасности (в период разделения функций и ухода из МГБ), СБУ, Министерство по чрезвычайным ситуациям и Государственная пенитенциарная служба Украины - после вывода из состава и создания на базе соответствующих подразделений МВД самостоятельных министерств и ведомств.

    Где она была во время войны – никто не помнит, но то, что она воцарилась на своё прежнее место, во многом характеризует традиции в подходах к работе с кадровыми документами в Центральном аппарате МВД.


    По свидетельству кадровиков, создана она была для того, что упростить и ускорить поиск работником Управления кадров (ныне Департамент кадрового обеспечения и учебной работы МВД Украины) сведений о каждом сотруднике, не обращаясь к личному делу, являющимся документом строгого учёта и несущего гриф секретности.

    Доступ к ним является прерогативой руководителя Департамента; только он или его заместители - в его отсутствие, могут санкционировать выдачу документа по запросу.

    Такая практика, с одной стороны, не противоречит новым законодательным положениям о доступе к информации, однако с другой стороны, увеличивает сроки подготовки тех или иных справок по личному делу. Иными словами, картотека бережет время – как кадровиков, так и обратившихся за кадровой справкой.


    Картотека с 20-х годов прошлого века систематизирована по алфавиту и насчитывает тысячи карточек формата А6 (105х148 мм) – почтовой открытки. Форма их заполнения – произвольная. Обязательным, пожалуй, является только указание фамилии, имени и отчества сотрудника, а также номер и иногда дата приказа о зачислении на службу в центральный аппарат ОГПУ-НКВД-МГБ-МООП-МВД.

    Приведем лишь несколько «картотечных» примеров – речь идёт о некоторых коллегах А.С. Макаренко, работавших рядом с ним в киевский период, о которых педагог-писатель неоднократно вспоминает в своих записных книжках и публикациях тех лет…
    Вот одна из таких карточек:


    Ахматов (Ахманицкий) Лев Соломонович
    1899 место рождения Жашков
    Нач[альник] Отд[ела] трудколоний н[ародного]/к[омиссариата]
    Оборот: Дата и должность увольнения 19.II.37 пр[иказ].248 Л[ичное]/д[ело] уничтожено в архиве РНИИЦ МВД УССР согл[асно] акту от 1.IV.75
    Как известно, до начала работы в ОТК НКВД УССР Ахматов занимал довольно высокие должности: в 1920-1922 гг. – секретарь Совнаркома УССР (в 22 года! - Авт.), в 1925 г. – прокурор губернского суда, в 1925-1933 гг. – прокурор Верховного суда УССР, до апреля 1933 г. помощник Генерального прокурора УССР, в 1933-1934г. – Управляющий делами СНК УССР, а в 1934-1935 гг. – прокурор Днепропетровской области. Однако в карточке
    не указана дата зачисления Ахматова на должность в Отдел трудколоний НКВД. Нет и номера приказа.


  12. Зато присутствуют те сведения, которые бесследно исчезли вместе с уничтоженным личным делом «начотдела» - в этом смысле картотека помогла определить некоторые неизвестные факты биографии.


    Ахматов в июле 1936 года был арестован по обвинению в «принадлежности к контрреволюционной троцкистской террористической организации», которая якобы готовила террористические акты против руководителей КП(б)У и ВКП(б).

    Вот как эта тема обсуждалась на Пленуме ЦК ВКП (б) в 1937 году: «В конце 1935 года на работу в органы НКВД был принят троцкист Ахматов, которому Балицкий (нарком внутренних дел УССР. – Авт.) всячески протежировал. Когда в 1936 году в период обмена партийных документов, партийная принадлежность Ахматова стала вновь под сомнением, Балицкий в кругу близких людей заявил: «Ахматов принят в НКВД по предложению ЦК и лично Косиора».

    Несомненно, что распространение этих слухов имело двоякую цель: с одной стороны поколебать авторитет Балицкого среди оперативного состава УГБ, а с другой стороны компрометация Косиора, как Секретаря ЦК КПбУ.1


    По данным персональной карточки, Ахматова уволили со службы в НКВД лишь 19 февраля 1937 года, т.е. через полгода после ареста. Военной коллегией 1 Вопросы истории. 1994, №10, 12; 1995, №4 Материалы февральско-мартовского пленума ЦК ВКП(6) 1937 года.
    Верховного суда СССР в Москве он был приговорен к ВМН и в тот же день расстрелян.


    О последнем этапе карьеры «изобличенного врага-троцкиста» напомнила газета «Комсомолець України», которая 21 августа 1936 г. написала: «Подлый враг-троцкист, бывший областной прокурор Ахматов, действовал довольно активно: он стягивал в свое ведомство всех нужных ему «своих людей», расставляя их на ответственных участках».


    Таким образом, обнаруженная карточка объясняет причины того, почему над Макаренко, поставленному Ахматовым «на ответственный участок», уже в августе 1936 года нависла реальная угроза ареста.

    Она также объясняет тот факт, почему его выступление на митинге в Куряжской колонии 5 сентября того же года стало поводом для составления на него доноса в Центральный аппарат НКВД УССР: скорее всего, нужны были дополнительные факты для окончательного «изобличения» писателя-педагога как врага народа и передачи дела Особой тройке.


    Отчасти спас Макаренко рапорт, написанный им за 12 дней до ареста Ахматова Л.С.; им он как бы отгородил себя от контактов с начальником. 14 июля 1936 года „помнач“ направляет Ахматову рапорт, в котором он просит об увольнении его с работы и сообщает мотивы своего ходатайства:

    «…31 год я всегда работал непосредственно с детьми, я не имею никакого опыта работы в административном аппарате, польза, приносимая мною здесь, совершенно ничтожна.
    После издания моей книги «Педагогическая поэма» на меня легло много литературных обязательств, которые я не в состоянии выполнить, находясь на службе. Задуманная мною книга «Методика коммунистического воспитания» требует от меня напряжения всех сил и всего моего времени. Откладывать эту работу я не имею права, т.к. уверен в ее важности и полезности. А между тем за последний год я не написал ни одной строчки.
    Поэтому прошу Вас ходатайствовать перед Наркомом о скорейшем освобождении меня от должности помнач[а] ОТК. При этом, из уважения к моей собственной работе в коммуне им. Ф.Э. Дзержинского, я принимаю на себя обязательство по первому требованию НКВД УССР выполнить любое поручение в качестве консультанта-педагога по одному из учреждений ОТК без всякой оплаты за этот труд. Уверен, что только в такой форме я могу принести пользу детским учреждениям НКВД, не загружая себя непривычной для меня административной работой» 2.


    Вакантное место Ахматова было привлекательным и на него уже вскоре нашелся кандидат:на доносе, пришедшем в НКВД и сохранившемся в личном деле Макаренко в архиве МВД Украины, майор Госбезопасности Крауклис 13 сентября 1936 года наложил следующую резолюцию: «Т. Стрижевскому. Как только Кидыба сядет в ОТК, мы через некоторое время Макаренко удалим. Я не верю ему ни на копейку. Это враг». ( Архив МВД Украины, 40-1-16315, р. IV, л.7.).


    * * *
    Сведения, имеющиеся на карточках, как обнаружилось, обрывочны, написаны от руки, в ряде случаев неразборчиво и с употреблением многочисленных и понятных только кадровикам сокращений; они не всегда соответствуют записям в личном деле. Однако, в ряде случаев записи на карточке могут, как в нашем примере, дополнить неясные формулировки, содержащиеся в личном деле или содержать в себе указания на дальней путь поисков сведений о том или ином сотруднике.

    Более того, в ряде случаев карточка на сотрудника является единственным документом, могущим что-либо сообщить о нем; тем более, если личное дело было направлено к новому месту службы или уничтожено по акту. 

    2 Архив МВД Украины, 40-1-16315, р. III, л.19
    3 Архив МВД Украины, 40-1-16315, р. IV, л.7.