НОВОЕ НА САЙТЕ за последние 6 месяцев ТЕКСТЫ И ВИДЕО (в обратной хронологической последовательности)

___ 13 ж ПОСЛЕДНИЕ ДНИ И КОНЧИНА АНТОНИЯ (продолжение). Просмотров175.

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

ПОСЛЕДНИЕ ДНИ И КОНЧИНА АНТОНИЯ

Заметим, что и до издания романа и после А.С. Макаренко описывал
свою работу в самых разных жанрах и этих текстов издано восемь томов…
А теперь уже объявлено, что готовится издание 16-ти томов!

А ведь большая часть этих произведений писалась вечерами и ночами
после труднейшей работы в колонии или в коммуне.
И даже в последние годы, тогда, когда врачи всё чаще и чаще
категорически запрещали всякую работу и даже - читать...

Ещё в 1923 году Макаренко писал, что научился сразу делать
три-четыре дела, что спать ложится через день и что к этому привык…
Не всякому аскету такое было по силам…

Писал и писал, жертвуя здоровьем...

Когда решалась судьба колонии в период её выживания и становления
жертвы здоровьем ещё можно как-то понять, но зачем же Макаренко
так напрягался и жертвовал своим здоровьем, когда стал писателем?
Могут сказать, что жена по здоровью работать не могла,
и Антону приходилось кормить не только себя, жену, домработницу,
сына жены от её первого брака и племянницу Олимпиаду
(дочь того самого "белоэмигранта" - его брата Виталия).

Денег, действительно не хватало, и приходилось напрягаться изо всех сил.

Но ведь для Антона его литературная деятельность была
одной из форм борьбы.
Борьбы за его идеалы, борьбы со всяческим злом.

Вспомним: «И зажёгши свечу, не ставят её под сосудом, но на подсвечнике
и светит всему дому. Так да светит ваш свет пред людьми,
чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного»
(Мф. 5; 15–16).

Приходилось писать и то, что нужно для борьбы и то,
что давало хлеб насущный…

Рискованные откровения

Но даже при вынужденной скрытности Антона Семёновича
и при жесточайшей цензуре к нам всё-таки каким-то чудом
пробились некоторые его удивительные и смелые откровения.

Так, например, в авторском тексте лекций для сотрудников
Наркомпроса РСФСР (1938 г.) у А.С. Макаренко была найдена
запись: «В старой школе был закон Божий, предмет, отрицаемый…
сплошь и рядом и самими батюшками, которые относились к нему,
как к чему-то не заслуживающему уважения, но вместе с тем
в нём было много моральных проблем, которых, так или иначе,
касались на занятиях… в известной мере проблематика моральная
проходила перед учениками в теоретическом изложении,
т.е. говорилось: «нельзя красть, нельзя убивать, нельзя оскорблять,
нужно уважать старших, уважать родителей», — и такие отделы морали,
христианской морали, которая рассчитывала на веру и на религиозное
убеждение, вскрывались в теоретическом изложении» [6; Т. 4, 141].

Заметим, что это было написано и, по свей вероятности, произнесено
в лекциях, которые А.С.Макаренко действительно читал в Наркомпросе.
В годы, когда жесточайшим репрессиям (вплоть до расстрела) подвергались
не только священники, но и миряне, подозреваемые в религиозной пропаганде… Удивительной смелости был этот человек.

И тут же макаренкоеды…

Исследователи, знавшие Макаренко лично, работавшие в архиве
с рукописями Макаренко, утверждают, что многие его письма и другие тексты
были после его смерти были сожжены его вдовой Галиной Стахиевной…
Многие тексты изменены при их редакции ею, В.Е. Гмурманом,
другими редакторами. И позже сокращались многочисленными цензорами.

Ещё раз напомним, что роман «Педагогическая поэма» в полном объёме
(с включением ранее изъятых из рукописи текстов, среди которых отдельные слова, предложения, абзацы, страницы и целые главы) впервые был издан только
в…2003 году! А "Флаги на башнях" полностью издали только в 2013 году...

Так что, читая ранее опубликованные макаренковские тексты,
надо быть осторожным при выводах и суждениях…

Чтобы меньше попадаться на «подделках» нужно научиться понимать
и чувствовать А.С. Макаренко. А для этого нужно как больше читать
его произведений. Может быть, он и писал в самых разных жанрах
об одном и том же, чтобы, увидев «разночтения», читатель насторожился:
а нет ли в каком-то из противоречащих текстов редакционной подтасовки?

С тревогой о своём здоровье

А о чём писал А.С. Макаренко в своём последнем письме 28 марта 1939 года
(за три дня до смерти)?

А как заметил Н.В. Гоголь «человек у дверей гроба не будет лгать» [38, с. 312].

Вот о чём поведал приятелю и всем потомкам неисправимый подвижник:
«…ходил по букинистам, искал Библию или что-то в этом роде и,
представьте, ничего не нашёл» [6; Т. 8, 116]. Вот так-то!
Это «подарок»,
вам, товарищи атеисты!

Н.В.Гоголя такое письмо Макаренко совсем не удивило бы:
«Для христианина нет окончательного курса; он вечно ученик
и до самого гроба ученик…и где для других предел совершенства,
там для него оно только начинается» [38, с. 330].
Могут сказать (и совершенно правы будут), что Макаренко не мог знать
точной даты своей смерти. Это так, но его здоровье в последний год
было очень скверным.
Впрочем, и раньше состояние его здоровья не позволяло сколько-нибудь
долгое время не думать о смерти…

В письме С.А.Калабалину, написанном А.М.Макаренко 15 августа 1938г.,
читаем: «…среди бела дня на одной из главных улиц…я грохнулся в обморок
– прямо на трамвайной остановке.

Кто-то со мной возился, сбежались мильтоны, погрузили меня в машину
и привезли домой в состоянии довольно мерзком, главным образом потому,
что оно было, прежде всего, глубоко безразлично: умирать или не умирать
– всё равно.

Хотелось только одного, чтобы никто не говорил громко.
Домашние мои, конечно всполошились, всполошили Союз,
и возле меня завертелось сразу целых четыре врача.
Это произошло 10 августа.
Разговоры со мной ведутся… тяжёлые.
Запретили писать, читать, играть в шахматы, волноваться.

Сейчас пишу тебе украдкой, только потому,
что на минутку остался один дома…
Признали у меня тяжёлое переутомление мозговых сосудов
– всё на нервной почве.

Хуже всего, что пугают Галю…
чувствую себя очень неважно: пусто в голове, досадно
и как-то неприятно легко возле сердца, и, кроме того, стал злой,
страшно со мной разговаривать.
…Прости, дорогой, да, собственно говоря,
старость штука непростительная» [39, с. 90].

А что на тему возраста и старости думал Н.В.Гоголь?
«Самые способные и самые даровитые из людей,
перевалясь за сорокалетний возраст, тупеют, устают и слабеют.
Перебери всех философов и первейших всесветных гениев:
лучшая пора их была только во время их полного мужества;
потом они уже понемногу выживали из своего ума, а в старости
впадали даже в младенчество» [38, с. 331]. 
Так-что Н.В.Гоголя вроде бы не смутил такой конец Макаренко…

«Кто сказал, что я стар?»

Но это не вся правда Гоголя о старости. Читаем дальше:
«Но перед христианином сияет вечно даль, и видятся вечные подвига.
Он как юноша, алчет жизненной битвы; ему есть с чем воевать
и где подвизаться, потому что взгляд его на самого себя,
беспрестанно просветляющийся, открывает ему новые недостатки
в себе самом, с которыми нужно производить новые битвы,
оттого и все силы не только не могут в нём заснуть,
но ещё возбуждаются беспрестанно; а желанье быть лучшим
и заслужить рукоплескания на небесах придаёт ему такие шпоры,
каких не может дать наисильнейшему честолюбцу его ненасытимейшее
честолюбие.

Вот причина, почему христианин тогда идёт вперёд, когда другие назад,
и отчего становится он, чем дальше, тем умнее» [38, с. 332-333].

А как Антоний Макаренко после описанной болезни
и извинений в старости?
Как после получения за свою писательскую деятельность
Ордена трудового красного замени?

Он пытается возглавить обычную школу, когда его тормозят
идёт к М.И.Калининину.
Тот к И.В.Сталину.

А после того, как Сталин сказал: «Макаренко пишет хорошие сказки,
и пусть этим продолжает заниматься, Макаренко не унимается.

В письме С.А.Калабалину, написанному (судя по содержанию,

из которого ясно, что уже запланировал весной поехать к морю,

т.е. совсем накануне смерти) он пишет: «Писать ничего не хочется,
меня всё равно читают только читатели» [39, с. 89].

Стоп-стоп! Что значит «читают только читатели»?
А кто ещё может читать книги писателя?
Продолжим цитату: «…Зои принципиально не читают…».
Опять прервём цитату. Кто такие Зои?
По описанию Макаренко: «Это была женщина, судя по костюму,
но, вероятно, существо бесполое по- существу: низкорослая,
с лошадиным лицом, небольшая дощечка груди и огромные неловкие ноги.
Она всегда размахивала ярко-красными руками, то жестикулируя,
то поправляя космы светло-соломенных волос» [27, с. 420-421].
Где-то дальше в романе Макаренко пишет, что у Зои зелёные выпуклые глаза.

Заметим, что это у Макаренко едва ли не самый отталкивающий портрет.

Так почему же и перед смертью Он пишет: «Зои принципиально не читают».

Что ему до каких-то  уродливых Зой? 

Вернёмся на 421 страницу романа.

«Она в кабинете Брегель имела какое-то влияние».

Макаренко почему-то не зазывает её должности, хотя и много раз описывает,
как Зоя вмешивается в его работу.
Подозревает в чём-то, оскорбляет, угрожает…
Удивительно, но среди перечисленных писателем 186 «типов и прототипов»
есть кто угодно, а Зои…нет!
Под номером 76 есть «Персонсаж. Брегель Мария Викторовна…
является противником переезда в Куряж и трудового корпуса,
фыркает на коммуну Дзержинского и на все порядки.

Злобная, вульгарная, сплетница, развращённая баба, у которой ненависть
к колонии происходит на почве неудач в личной жизни и беспорядочности
этой жизни, какой-то подозрительный роман с Яковлевым,
бьёт свою дочь…» [27, с. 700].

Брегель и Зоя – представители «дамсоцвоса», как Макаренко презрительно
называл тех, кто должен был контролировать его работу по линии
«народного образования».

Вот они-то Зоя, её начальники и несметное число их коллег по стране
«принципиально не читают» его книг.

В том же письме: «Выползают эти Зои в одиночку, нагадит и пойдёт,
а в одиночку мне спорить с ними не хочется».

И, оказывается, его это чрезвычайно удручает.
«Писать скоро ничего не буду.
Пробиваюсь разными пустячками далеко не первого сорта».
Даже хочет бросить писать!
И это после получения ордена Трудового красного знамени!
Что, впал в полное уныние? Отнюдь!
«Надо накопить достаточно энергии, чтобы взяться за моих врагов
по-настоящему…» [39, с. 89].

А что по такому поводу мы находим у Гоголя?
«Находящийся среди битвы, не теряй сего ни на час из виду;
готовящийся к битве, приготовляй себя к тому заранее, дабы трезво,
бодрственно и весело потечь по дороге!

Смелей! Ибо в конце дороги Бог и вечное блаженство!» [39, с. 89].
И Макаренко пошёл по этой дороге.

Ещё раз из последнего письма Антония: «…ходил по букинистам, искал Библию или что-то в этом роде и, представьте, ничего не нашёл» [6; Т. 8, 116].

Скиф о смерти Ростика услышал по радио

И ещё одно, последнее, воспоминание Скифа (Степанченко):
«Ночь… проверяю тетради. В репродукторе тихая музыка.

Вдруг — сообщение, как молния, пробившая моё сознание:
«В поезде скоропостижно скончался известный советский педагог
и писатель Антон Семёнович Макаренко». Я оцепенел…

Не вмещалась в голове мысль, что нашего «Тоськи-горчишника»,
«Антонио Макаренто», «Антоши Чихайте», «Ростика» уже нет в живых.

Всего пятьдесят один год и полтора десятка дней прожил на свете…
а какие «монбланы» произвёл он!

Скольким людям вложил частицы своего ума и сердца, очистив их
от грязи физической и моральной…
Вечная память тебе, дорогой человек!» [8; 47]…

Последние проводы Антония Макаренко

Несколько строк из его свидетельства о похоронах Макаренко:
«Во время гражданской панихиды зал Союза советских писателей
был полон.

Было очень много цветов и венков…

Был почётный караул его воспитанников, съехавшихся со всех концов
Союза и ревниво оттеснивших всех окружающих
от несения последних обязанностей…

Инженеры, журналисты, аспиранты научных институтов,
командиры Советской Армии…» [там же, 117].

А вот из последнего слова воспитанника, которого Макаренко
описал под фамилией Ужиков: «Я потерял сегодня отца…

Антон Семёнович ни разу в жизни не похвалил меня,
он всегда ругал меня, даже в своей книге…
Но именно потому, что он всегда ругал меня, я стал теперь инженером…

…Он говорил,…не стыдясь слёз, которые лились как-то сами собой…
В зале не было ни одного человека, который не плакал бы
во время его речи.

Люди видели настоящее горе…» [Там же, 118].

У гроба не было ни педагогов, ни представителей власти…

Младший брат А.С. Макаренко Виталий Семёнович Макаренко
пишет: «3 апреля 1939г., в Париже, я купил русскую газету
«Последние новости», развернул её, и в глаза мне бросился заголовок
«Умер писатель Макаренко».

Я несколько раз перечитал короткую заметку,
и сомнений не могло быть – А. ушёл от нас навсегда.

Я отслужил в Александро-Невском соборе панихиду и долго ещё потом
не мог сдержать слёз » [12, с. 63].

В Москве проходила гражданская панихида по А.С.Макаренко,
а в Париже – православная.

И православные парижане молились за Антония Макаренко….

«Независимо от того, что это был мой брат, я потерял в нём
самого человечного, самого чуткого и, наверное, самого умного человека
из всех, кого я встречал на своём жизненном пути» [22, с. 63].

Продолжение ниже

 

Список цитированной и использованной литературы,

 

других источников

 

1. Евангелие от Матфея.

 

2. Св. апостол Павел. 2-е послание к фессалоникийцам, глава 3, 6-12.

 

3. Иеромонах Тихон. «Архиерей». Повесть о подлинном христианском служении. – М.: ОБРАЗ, 2007. – 192 с.
(Повесть начала 20-го века переиздана в 2004 г. по благословению и с предисловием архиепископа
Сумского и Ахтырского Иова).

 

4. Митрополит Калужский и Боровский Климент. Рождественские чтения.

 

5. Епископ Полоцкий и Глубокский Феодосий. Мы находимся на переломе. Сб. Глинские чтения:
Долг служения Отечеству. – М., 2003, с. 52.

 

6. Макаренко А.С. Педагогические сочинения: В 8-ми т. – М.: Педагогика, 1984, т.8.

 

7. Кроль Т.Г. Биография А.С.Макаренко (пособие для учащихся). – М.-Л.: Просвещение, 1964.

 

8. Жизнь и педагогическая деятельность А.С.Макаренко в дореволюционной России.
Серия «Неизвестный Макаренко». Вып.7 / составитель и автор вступительной статьи С.С.Невская
. - М.: НИИ семьи и воспитания, 1998.

 

9. Фролов А.А. А.С. Макаренко в СССР, России и мире: историография освоения и разработки его наследия
(1939-2005 гг., критический анализ) / А.А. Фролов. – Н.Новгород: Изд-во Волго-Вятской академии
государственной службы, 2006. – 417 с.

 

10. Остроменцкая Н.Ф. Навстречу жизни // Народный учитель. - 1928. - № 1-2 (январь-февраль).

 

11. Беленчук Л.Н. История отечественной педагогики: учеб. пособие. – М.: Изд. ПСТГУ, 2005.

 

12. На разных берегах… Судьба братьев Макаренко. / Сост. и комментарии Г. Хиллига. – М., 1998. – 384 с.

 

13. Ермаков А. Человек со знаменем: Антон Семёнович Макаренко (1988-1939). // Учительская газета.
- 2004. - № 3 (9980) / 27 января.

 

14. Чапала Ю.И. Сочинение на несвободную тему (роман). – Харьков, 2003.

 

15. Васильев-Макаренко А.С. Иисус Христос и братья Макаренко. – // Знак вопроса (подписная научно-популярная серия)
. - 2005. - № 4.

 

16. Целищева Н. Кто он, Антон Макаренко: автор научной, природосообразной теории воспитания или
публицист - газетчик? Диспут в московском Центре внешкольной работы им. А.С.Макаренко // Народное образование
. - 2006. - № 6. - с. 147 - 154.

 

17. Чубаров Л. Макаренковцы (Что сталось с теми, кого воспитывал Макаренко). - М, 1994.

 

18. Богуславский С. А ведь это - о моём деде // Народное образование. - 1989. - №12.

 

19. Рубленов Д.Г. Педагогическое творчество А.С. Макаренко в контексте важнейших принципов православной
педагогики // Использование психолого-педагогического наследия А.С. Макаренко в работе современного
социального педагога. – Екатеринбург, 2004. - с.109-117.

 

20. Глекова А.И. Мотивы социального служения А.С. Макаренко в свете Священного Писания //
Использование психолого-педагогического наследия А.С. Макаренко в работе современного социального педагога.
– Екатеринбург, 2004. - с.102-105.

 

21. Слободчиков В.И. Выступление на открытии конференции, посвящённой 120-летию А.С.Макаренко 14 февраля 2008 г
. в г. Егорьевске. Видеозапись в личном архиве авторов статьи.

 

22. Видеоархив московского музея А.С.Макаренко.

 

23. Ирзабеков В.Д. (директор Православного центра во имя святителя Луки (Войно-Ясенецкого), литературный
редактор журнала «Шестое чувство», ведущий Народного радио) Интервью под видеозапись после лекции
В.Д.Ирзабекова 27 января 2009г. в Центре славянской письменности и культуры. Видеозапись в личном
архиве авторов статьи.

 

24. Пионеры макаренковедения: сб. научно-биографических статей. – М., 1991. – 192с.

 

25. Евсеев И.Л. Удивительный человечище. – М., 2008. – 176 с.

 

26. Лукин Ю.Б. Два портрета. – М. 1975. – 415 с.

 

27. Макаренко А.С. Педагогическая поэма / Сост., вступ. ст., примеч., коммент. С.Невская. – М.: ИТРК, 2003. –736 с.

 

28. Семейная тайна Антона Макаренко. Елена Чавчавадзе. «Фильм о неизвестных фактах писателя Антона
Семёновича Макаренко, великого педагога ХХ века». Производство Российского Фонда Культуры.
По заказу «Телеканала «Россия».

 

29. Багреева Е.Г., Данилин Е.М. Возвращение к Макаренко. – М., 2006. –
160 с.

 

30. Макаренко А.С. Педагогическая поэма. – М.: ИТРК, 2003. – 736 с.

 

31. Игумен Марк (Лозинский). Духовная жизнь мирянина и монаха. По творениям и письмам святителя
Игнатия (Брянчанинова). – Москва, 2003. – 333 с.

 

  1. Флоренский П. Троице-Сергиева Лавра и Россия // Сергий Радонежский: Сб. / Сост. В.А.Десятников.,
    - М.: Патриот, 1991. –539с.
  2. Нефёдова М. Три сестры Анны ДостоевскойНескучный сад. Журнал о православной жизни. 2008, №4.
  3. Соловейчик С.Л. Час ученичества. –М., «Дет. Лит.», 1972. -256 с.
  4. Хилтунен В.Р. Поэзия и проза педагогики. К 100-летию со дня рождения А.С.Макаренко //
    Сельская жизнь, 1988, 13 марта.
  5. Васильев А.С. Макаренко и Станиславский: две системы – один путь. Машинопись из архива
    Московского музея А.С.Макаренко.
  6. Половинкин А.И. Необходимые сегодня дела для спасения России. –М.: Институт экономических
    стратегий, 2004. –64 с.
  7. Гоголь Н.В. Тарас Бульба; Портрет: Повести; статьи; трактаты / Сост., предисловие иеромонахза Симена
    (Тимачинского). – М.; Изд-во Сретенского монастыря, 2009. –480с.
  8. Калабалин С.А. Бродячее детство. Повесть – М., Молодая гвардия, 1968. – 96с.
  9. Морозов В.В. Воспитательная педагогика Антона Макаренко //Документально-педагогическое исследование.
    –М., Егорьевск, 2008. – 238с.