НОВОЕ НА САЙТЕ за последние 6 месяцев ТЕКСТЫ И ВИДЕО (в обратной хронологической последовательности)

___ ТРУДОВОЙ ДЕТСКИЙ КОРПУС АНТОНА САКАРЕНКО. Статья известного украинского макаренковеда А.В.Ткаченко. Просмотров160.

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

А.В. Ткаченко

ТРУДОВОЙ ДЕТСКИЙ КОРПУС АНТОНА МАКАРЕНКО

 

 

        На нашвзгляд, ключевым обстоятельством педагогического противостояния Антона Макаренко с официальной доктриной соцвоса в 1927-1928 гг., закончившееся разрушением эффективной воспитательной системы колонии имени М. Горького, является ни что иное, как пропаганда и воплощение им собственной идеи об организации всеукраинской детской трудовой армии с постановкой воспитания как «массового производства». Общеизвестно, что практической формой этой идеи стало создание Трудового детского корпуса Харьковского округа (ТДК). Являясь временем наибольшего триумфа и наибольших гонений горьковской воспитательной системы, этот период без сомнения интересен с точки зрения апробации макаренковского метода и добавляет дополнительные штрихи к портрету Макаренко-организатора.

История ТДК традиционно находилась на периферии отечественного биографического макаренковедения. Первоначальные не очень обширные сведения о нем мы находим лишь в трудах Ю. Лукина, Н. Морозовой, Н. Нежинского, Е. Балабановича, Ф. Науменко, А. Фролова, а также воспоминаниях О. Иваненко и Н. Фере. Ничиная с 80-х годов прошлого века С. Невской, Л. Поповой, Г. Хиллигом, С. Карпенчук и Н. Оксой в научный оборот вводится целый ряд неизвестных ранее важных документов. Систематический поиск в архивных фондах Украины и России, а также анализ литературных источников, позволил установить более 400 документально подтвержденных фактов из истории руководимого А. С. Макаренко Трудового детского корпуса. Это позволяет представить по возможности цельную панораму зарождения, существования и гибели самобытного педагогического феномена. Ниже мы приводим наиболее важные вехи драматической хроники ТДК.

Идея укрупнения и объединения интернатных учреждений была своеобразным рефреном педагогической биографии Макаренко. К ней в процессе своей деятельности он возвращался неоднократно – в августе 1925 г., октябре 1926 г., марте 1932 г. и середине 1934 г. Несомненные успехи горьковской колонии давали основания надеяться на универсальность предложенной воспитательной системы. В докладной записке в НКП УССР от 8 августа 1925 г. Макаренко обосновывает нецелесообразность мелких воспитательно-трудовых учреждений и предлагает концепцию «крупного воспитательного предприятия» [1]. Хотя выдвинутые идеи были встречены в целом положительно, воплощение они получили тогда достаточно ограниченное – пока что для реализации своего проекта Макаренко был вынужден пойти по пути укрупнення Полтавской колонии им. М. Горького – перевода её в Куряж. Общая численность воспитанников, таким образом, достигла лишь около 330 человек, что, разумеется, далеко не отвечало идее массового перевоспитания. Но в процессе перевода колонии уже достаточно принципиально прозвучала характеристика её великой миссии. Так, необходимость слияния двух колоний усматривалась в том, чтобы: «[…] опыт этих педагогов, которые там работают, использовать не только для Харьковского округа, но и для всей Украины» [2]. Также вскоре опыт колонии им. Горького был признан пригодным для использования в других детдомах харьковской окркомиссией помощи детям (ОКПД) [3].

Предварительной апробацией идеи стало участие Макаренко в Первой всеукраинской конференции детских городков и колоний в Одессе осенью 1926 г. «Между прочим, представил проект организации Всеукраинской детской трудовой армии [...] – писал он журналистке Н. Ф. Остроменцкой, – Наркомпрос УССР предложил мне в качестве опыта организовать 1-й детский корпус на всех детей Харьковского округа» [4].

Началом создания ТДК исследователи преимущественно считают весну 1927 г., но некоторые шаги в указанном направлении были сделаны енще осенью 1926 г. Это подтверждают следующие недавно выявленные архивные свидетельства. В октябре 1926 г., например, в оперативный план окружной инспектуры наробраза (ОИНО) на 26-27 учебный год было включено задание разработать проект положения об «Управлении периферийных учреждений Наробраза» [5]. Кроме того, стало известно, что в это же время в первичных детучреждениях округа самоуправление уже было построено на принципах колонии им. М. Горького [6].

Первой программой Макаренко по объединению учреждений округа является письмо к председателю окружной комиссии по делам несовершеннолетних (КДН), Г. С. Салько от 4 мая 1927 г.: концентрация всех ассигнований для детучреждений в его руках, право самостоятельно решать кадровые вопросы, а также запрет на протяжении первых двух лет инструктировать форму организации колоний и распределение материальных данных [7]. 6 и 9 июля ОИНО командирует Макаренко познакомиться с работой окружних детучреждений и «с постановкой сельско-хозяйственной и организационной работы» в совхозах округа [8].

Очевидно, что исполнительная власть более других была заинтересована в устранении такого явления как массовая беспризорность, во всяком случае, как позволяют судить документы, руководители округа в своей поддержке инициатив Макаренко были намного решительней и последовательней органов наркомпроса. Так 8 июля заместитель председателя харьковского окружного исполкома (ОИК) С. Канторович обратился к секретарю ОИК (цитируется аутентично): «Прошу внести в протокол През. постановление о назначении т. Макаренко Завед. всеми без исключ. детскими домами. Предложить т. Макаренко через ОНО срочно представить свои соображ. насчёт реорганизации детск. Учрежд. и тех мероприятий, которые необходимо провести для улучшения их состояния. Все, что необходимо, занести в протокол сегодня же, а то мы потеряем и Макаренко. Хватит няньчиться!» [9]. 11 июля 1927 г. президиум постановляет: «Заведующего Колонией им. «ГОРЬКОГО» тов. МАКАРЕНКО привлечь в штат Окружной Инспектуры наробраза и назначить инспектором всех без исключения детских домов. Предложить тов. МАКАРЕНКО срочно подать через Окрино в Президиум ОИК’а свои предложения относительно реорганизации детских учреждений и о тех мероприятиях, которые нужно провести для улучшения их состояния» [10].

В эти же дни Макаренко пишет свой «Проект организации трудового детского корпуса Харьковского округа» – основополагающий документ нового учреждения [11]. Тем временем вопрос о назначении его инспектором вероятно вызвал некоторое сопротивление ОИНО, и Канторович снова вынужден просить поднять эту тему на президиуме [12]. 27 июля обсуждается «невыполнение Окрнаробразом Постановления Президиума ОИК’а[...] относительно назначения тов. МАКАРЕНКО инспектором всех детских учреждений Округа» и постановляется: «Категорически предложить ОКРИНО немедленно же возложить на тов. МАКАРЕНКО Управление всеми дитгородками и колониями. Предложить Зав. ОИНО тов. МИКОЛЮКУ доложить на ближайшем заседании Президиума ОИК’а о плане Управления детгородками и мероприятиях по приведению в порядок их состояния» [13]. После этого, выдержав, однако, девятидневную (!) паузу, 5 августа ОИНО назначает Макаренко сначала заведующим детскими интернатными учреждениями [14], а еще позже, 20 августа, и домами рабочих подростков [15]. Таким образом, А. С. Макаренко, вопреки требованию создания единого мощного воспитательного центра, фактически становится руководителем 23 детских интернатных учреждений округа: 10 колоний (Куряжской им. М. Горького, Комаровской, Ржавецкой, Зеленогайской, Геевской, Будянской, Дергачёвской, Брусиловской, Пересечанской, Лозовской), 4 городков (Ахтырского, Богодуховского, Валковского, Волчанского), 4 домов (Отрадненского, Еврейского, Польского, Волчанского), Окружного коллектора-распределителя, Змиевского реформаториума, 3 общежитий рабочих подростков. Общая численность (соответственно ставкам) педагогов в них составляла – 514 чел., техников – 409 чел. [16]; численность воспитанников – 5910 чел. [17].

Как выяснилось, Макаренко принадлежатпо меньшей меречетыре варианта штатного расписания Управления. Первый из них содержитсявупомянутом«Проекте» [18], второй он сообщает 15 сентября на заседании Президиума ОКПД [19]. Отдельный интерес представляютещёпредметно не изученный ранний вариант проектаустава Управления детучреждениями (УДУ), – «Устав Детского трудового корпуса Харьковского округа», – и найденные нами «Штаты Управления» [20]. По существу все они являются примеромтой борьбы, кторую довелось вести Макаренко вотстаиваниисобственноговидения принципиальных моментов в организации ТДК.

В состав УДУ он внёс 12 должностей: заведующего детдомами, помощника (он же зав. политчастью), зав. производственной частью, пом. зав. производственной частью, зав. школьной частью, руководителя физкультуры, бухгалтера, счетовода, секретаря, машинистку, педагога для поручений, зав. личным составом [21]. Штатная комиссия утвердила, однако,несколькоинойсостав: заведующий Управлением, пом. заведующего, зав. производственной частью, он же зам. заведующего, бухгалтер, секретарь-машинистка, служащий для поручений, зав. Стола учёта [22].

Должность помощника и заведующего политчастью Макаренко планировал для члена КП(б)У Салько, хотя иногдаошибочно утверждается, что она, работаяпредседателем КДН, по совместительствуисполнялаещё и обязанности заведующей УДУ. Фактически же Салько была утверждена на этой должности лишь 2 декабря, после освобождения её от обязанностей председателя КДН [23]. Зав. производственной частью работал Фере, и он единственный, кто оставилоб этом свои воспоминания [24]. Должность заведующейличным составом, как вспоминала позже известная украинскаяписательница, а тогда випускница Харьковского института народного образования О.Иваненко, Макаренко придумал персонально для неё [25]. Можно также предположить, что руководителем физкультуры планировалосьназначить С.А.Калабалина. В архивных источниках и переписке мы находим ещё два именисотрудников УДУ – Сербского и Липина [26]. Известно только, что Сербскийранее работал бухгалтером в штате ОИК [27], поэтому,возможно, аналогичную должность он занимал и в УДУ.

Август 1927 г. отмечен первыми признаками деятельности Макаренко на новой должности. 18 августа он, выступая в ОКПД, объясняет сущность новой системы: все детучреждения подчиняются одному лишь корпусному Управлению, которое имеет при себе отдельные отрасли деятельности: трудовую, воспитательную и т. д.; в воспитании главнейшую роль играет экономическая база; перевоспитание осуществляется лишь через втягивание дитей в процессы трудового переживания; организация крепкого коллектива; мастерские объединяются и развиваются до небольших фабрик или заводов; дезорганизованным учреждением оказывается помощь из колонии им. М. Горького и т. д. [28]. Приблизительно на конец августа приходится первое из известных официальное письмо Макаренко как заведующего УДУ – план реорганизации Комаровской детколонии в общежитие для работающих на производстве выпускников колоний [29].

Временем чрезвычайно бурной деятельности А.С. Макаренко в новой должности был сентябрьему пришлось неоднократновыносить на рассмотрениеразных окружных учреждений собственные проекты, касающиесясоздания, состава и деятельности ТДК. Так 15 сентября он представил ОКПД проект организации УДУ. В целом проект был одобрен и признанцелесообразным, но один из постоянных оппонентов Макаренко, председатель ОКПД М.Я.Сухарев, не согласилсяс необходимостью концентрации средств в руках УДУ [30]. 26 сентября специально созданная ОИК комиссия по изучениюпредложений Макаренко определилапереченьмероприятий для улучшениясостояния детучреждений [31]. В этот же день ОИНО присылает на утверждение президиуму ОИК четыреэкземпляра«Устава Управления детскими школьно-трудовыми колониями» [32], который в сути своей был логическим продолжением «Проекта». Как выяснилось, у этого документа был предшественник – уже упомянутый нами мало известныйисследователям«Устав управления детского трудового корпуса Харьковского округа», в которомболее детально обговаривается регламент работы Корпусногосовета (цитируем аутентично): «[...] 23. По мере надобности собирается Корпусный Совет, в состав которого входят: а) Лица Управления Корпуса, б) все заведующие колониями, в) все секретари самоуправлений детколоний. 24. Секретарь Корпусного Совета избирается Корпусным советом из числа воспитанников на неопределенное время и всегда присутствует при Управлении Корпусом. 25. Корпусному Совету принадлежит: а) Рассмотрение и утверждение производственных планов и отчетов по детколониям и Корпуса. б) Распределение денежных сумм и материальных ценностей. в) Перевод воспитанников из одной колонии в другую. г) Перевод материальных ценностей из одной колонии в другую. д) Обсуждение деталей в деле организации новых производственных образований и реорганизации существующих. е) Выпуск воспитанников из колоний и корпуса и патронирование их. ж) Обсуждение вопросов, связанных с положением о внутреннем быте детколоний. з) Обсуждение всех иных вопросов, какие заведующий Корпусом найдет нужным поставить на разрешение Корпусному Совету. 26.Председательствует в Корпусном Совете заведующий Корпусом или его помощник. При равенстве голосов, голос председателя дает перевес. 27. В случае заявления председателя о его особом мнении вопрос передается на разрешение Окринспектуры Наробраза, но если требуется экстренное выполнение операции, она выполняется согласно мнения председателя [... [33].

В эти же дни Макаренко пишет другой основопологающий документ – «Положение об отпуске средств на содержание учреждений Трудового детского корпуса (ТДК)» [34]. 10 октября окрфинотдел (ОФВ) направил в ОИК свои замечания по поводу названных документов, отметив, однако, что проект Устава, по заявлению т. Макаренко, аннулирован ОИНО «и не подлежит так рассмотрению как и утверждению». Характер этих замечаний не оставляет сомнений в том, что УДУ лишалось ключевых положений своей финансовой самостоятельности [35]. Таким образом, окружная администрация фактически проигнорировала главные экономические основы деятельности Трудового корпуса. Для характеристики стартовых финансовых возможностей Управления не лишним будет добавить, что ОИК накануне сократил штаты детучреждений на 197 (!) ставок, финансирование колоний – на 55646 руб., а общежитий – на 105207 руб. [36].

Первые данные о финансово-хозяйственной деятельности УДУ датированы концом сентября – началом октября 1927 г.: Макаренко подает уже упоминавшийся проект организации временного общежития, разрабатывает «Положение о домах-коммунах рабочих подростков» [37], направляет в ОИК письма с просьбой выселить частных жильцов из помещений детучреждений [38]. К первым успехам Управления можна отнести свидетельство о состоянии Брусиловского детгородка [39] и Будянской колонии [40]. Однако хозяйственная самостоятельность УДУ нарушалась самой ОИНО, которая стремилась распределять средства на ремонт детучреждений по своему усмотрению [41].

В сентябре 1927 г. начинается педагогическое объединение интернатных учреждений округа и массовое распространение среди них принципиальных элементов воспитательной системы колонии им. Горького, о чём архивные источники, к сожалению, дают лишь фрагментарные представления. На начало сентября уже существовал как главный орган детского самоуправления совет командиров в Змиевском реформаториуме [42]. На принципах горьковской колонии в это время начало действовать самоуправление также в Лозовский колонии и Валковском детгородке – существовал совет командиров и отряды, а в еврейской колонии – „совет звеньевых авторитетов” [43].В окружном же коллекторе организация детского коллектива по принципам колонии им. Горького существовала еще с осени 1926 г., что продолжалось как минимум дофевраля 1928 г. [44]. Сам же Макаренко говорил об удачной «пересадке» своей системы в Будах и Дергачах [45].

Вопросеще об одном проекте того времени, имевшем непосредственное отношение к Макаренко, до сих пор оставалсяпочтине затронутымвниманиемисследователей. Речь идет о так называемой детской милиции, идея создания, функции, структура и атрибутика которой теснейшим образом связаны с ТДК.

21 октября Макаренко подает на рассмотрениефинансово-бюджетной секции харьковского окрплана«Положение о детской милиции гор. Харькова». (подаем аутентично): «1. Детская милиция учреждается для помощи в борьбе с беспризорностью, оказываемой со стороны организованного детства советским и общественным органам. 2. Помощь эта оказывается в следующих формах: а) В форме проникновения Детской милиции в среду беспризорных для агитации среди них за поступление в детские дома. б) В устройстве собраний беспризорных для решения вопросов их быта и устройства на работу. в) В индивидуальной и трудовой помощи беспризорным. г) В подборе беспризорных по уполномочиям соответствующих органов. д) В конвоировании беспризорных по распоряжениям комиссии по делам несовершеннолетних. е) В наблюдении за поведением беспризорных на улицах и в общественных местах. ж)Содействие беспризорным в отправке их на родину и возврате в семью. 3.Детская милиция организуется из подростков детских колоний, намеченных к выпуску на производство и к кустарям, в количестве 50 мальчиков по выбору Управления Труд-Колониями. 4.Детская милиция делится на отряды по 8 чел. в каждом, составляя всего 6 отрядов. Во главе каждого отряда стоят командир и помощник, избираемые из числа комсомольцев детских колоний. 5. Органом самоуправления детской милиции – является Совет Командиров, председателем которого является один из них со званием Начальника детской милиции. 6. Для воспитательного руководства детской милицией на средства ОкрДД приглашаются воспитатели, на обязанности которых лежит и организация школьных занятий членов детской милиции. 7. Детская милиция помещается в здании Окрколлектора непосредственно подчиняясь руководству Управления Труд-Колониями. 8. Члены детской милиции имеют право: а) Требовать содействия гормилиции в деле задержания хулиганящих подростков и детей. б) В случае необходимости своими силами препятствовать хулиганящим беспризорным и задерживать их. в)Составлять патрули для обхода улиц и вокзалов. г)Заходить в места скопления и сборища подростков, как-то: ночлежки, пивные, клубы, отдельные домоуправления, если имеются сведения об укрывательстве в них подростков. д)Принудительно приводить беспризорных в Коллектор для обслуживания их баней и парикмахерской. е) Останавливать и делать замечания не только беспризорным, но и другим детям в случае безобразного поведения их на улицах или в общественных местах. 9. Подростков, задержанных в городе детская милиция направляет в коллектор, при этом: если подросток задержан в порядке подбора, он остается воспитанником коллектора, если же он задержан за хулиганство или другое преступление, он не позже следующих суток направляется в распоряжение комиссии по делам несовершеннолетних. 10. Если беспризорный задержан общей милицией, он должен быть передан детской милиции или отвезен в коллектор. 11.Члены детской милиции носят общую форму детских колоний (сейчас форму колонии им. Горького) и имеют отличительный знак: Красный галун на левом рукаве, у командиров двойной. Кроме того они имеют обычный жезл милиционера. 12. Членам детской милиции выдаются карманные деньги. 13.Детская милиция имеет право бесплатного проезда в трамваях и автобусах» [46].

По непонятным пока что причинам в дальнейшем детская милиция больше не фигурирует в документах. Этот проект, очевидно, был одним из тех, что не реализовались в связи с досрочной ликвидацией Управления детучреждениями.

Чрезвычайно важным обстоятельством существования ТДК было то, что его созданиетак или иначе инициировалостолкновение на педагогическойпочвеличных и групповых интересов, индивидуальных и профессиональных амбиций, мировоззренийбольшого количества людей.Поэтому недовольство, а иногда и открытое противостоянние, со временем стали неотвратимым условиемдеятельности Макаренко. Особеннобольшое количество нариканий на состояние в детских учреждениех и на деятельность УДУ приходится на конец 1927 г. Этот конфликт позже Макаренко назвал травлей: «[…] со всех сторон поднялись протесты. Они исходили от отдельных лиц и кругов, уверенных с одной стороны, что детей нужно воспитывать в полной свободе, с другой, совершенно не знающих работы колонии Горького […]» [47]. Ещё активнее УДУ поддается критике сразу же после ухода из него Макаренко. Вскоре на уровнеразных учреждений осуществляется и тотальноеотрицание системы командиров как формы детского самоуправления [48].

Фактическим финалом истории Трудкорпуса являетсяустранение Макаренко.Преждевременность такого шага окружной администрации отнюдь не могла быть обусловленнойпорочностьюкакой-либо из макаренковских программ, ибо ни одна из них по-сути так и не была доведена до логического завершения. Долгое время в науке почти ничего не было известно о формальных обстоятельствах освобождения его от обязанностей заведующего УДУ. Систематическое архивное изучение этого вопроса принесло некоторые интересные результаты.

Общеизвестной практикой 20-х годов было замещение руководящих должностей на всех уровнях властной структуры коммунистами. В этом контексте ещё в августе 1926 г. бюро коммунистической ячейки Окружного партийного комитетаи ОИК поручило всем руководителям окружных подразделенийсрочно проверить штаты своих учреждений, подав к очередному заседанию вакантныедолжности, которые могут быть замещены коммунистами [49]. Позже, в октябре 1927 г., окрпарком направляетв ОИНО срочное секретное письмо: «В целях проработки вопроса о степени насыщенности партийцами Сов. Учр-й», в трехдневный срок прислать данные о количестве ответственных работников в инспектуре, а среди нихколичество членов КП(б)У, комсомола, беспартийныхи общий процент коммунистической прослойки. На это ОИНО вскореприслал такую сводку: на 1.10.27 г. в его аппарате работает членов КП(б)У – 17, ЛКСМ – 0, беспартийных – 17; по детдомам: количество работников – 585, среди них партийцев – 5,6%, беспартийных – 86,0 % (!), членов КСМУ – 8,4 %. [50]. И вот, исправляя, очевидно, ситуацию з недостаточной«партийнойпрослойкой», в начале февраля 1928 г. партийная фракция ОИК обратиласьв ОИНО: «[…] представить в двухдневный срок [...] перечень должностей по В/ линии на их замещение членами партии, подпольщиками, рабочими с производства и женщинами. Предлагаем наметить должности масштаба Зав. Под’отделами, Управлениями, Частями, Заместит. Заведующих и аналогичное им по масштабу работу. […] В отдельных случаях выдвижение на работу в порядке настоящей директивы может быть проведено путем замены ныне работающих беспартийных» [51]. 7 февраля ОИНО секретнымписьмомоповещает фракцию ОИК,(перевод с украинского) «что можно будет предоставитьследующиедолжности в учреждениях ОкрИНО для замещения их партийцами: 1) Зав. Управления Детдомами, 2) Зав. Хозяйством Управления [... [52]. 14 февраля бюро окрпарткомаутвердилоруководителем детских учреждений партийного Сухарева [53]. На следующий день ОИК освободил Макаренко с должностизаведующего УДУ, оставив в его ведении колонию им. М. Горького [54]. Характерная деталь: вскоре, при организации на территории столичного Харьковского округа образцовойдетской колонии, тот же ОИК без всякогосогласияназначает «опального» Макаренко её заведующим [55].

Сразу же после ухода Макаренко в округеначалиуничтожаться все признаки введенной им системы, а в конце марта 1928 г. было ликвидировано и само Управление [56]. «Случилось то, – писал он Горькому, – чего я даже не мог предполагать раньше: со мной как будто не спорили, но даже ни разу и не выслушали, по частям растащили весь мой план, отказали по мелочам на самых формальнейших основаниях в очень важных организационных деталях […]. Я поэтому ушел из Управления колониями и теперь кое-как отбиваюсь от всяких кирпичей вдогонку […]» [57]. Одним из таких«кирпичей вдогонку» стали, очевидно,судьбы двух соратников Макаренко – С. А.Калабалина и О.И.Остапченко.

3 мая 1928 г. ОИНО обращаетсяв Держфинконторольс просьбойсделатьнемедленно ревизию в руководимом Калабалиным Комаровскомобщежитии, (перевод с украинского) «где, по заявлению т. Сухарева – завдетколониями,имеются большие злоупотребления финансового характера» [58]. Но, неожиданно для ОИНО и Сухарева, 28 августа после оживленной переписки ЮрчастьОИК делаетвывод, что для привлечения Калабалина к уголовной ответсвенностине имеется достаточно оснований, а дело можновозбудить разве что в дисциплинарном порядке [59].

Однако дело собвинением в избиениивоспитанников завкола Остапченко закончилось не так удачно. Как известно, Макаренко, в чьем подчинении находился заведующий лозовской колонией А. И. Остапченко, предпринял все возможное, чтобы защитить своего подопечного и в некоторой степени соратника от не совсем обоснованного судебного преследования. Но, несмотря на это, в ноябре 1928 г. ОИНО получиласекретное письмо нарследователя 7 участка Сумского округа (перевод с украинского): «По имеющемуся в моем веденииделу по обвинениюЗаведующего Лебединским Реформаториумом Остапченкопо 97 ст. У.К. он Остапченко до 1/ХІІ-28 г. на основаниист. 140 УпК будетсмещенс должности, а поэтому прошуназначить на его местоЗаведующего, о чемсообщить немедленно мне» [60]. В этот же день Остапченко был ОИНО снятс работы [61]. Таким образом,распространенное в макаренковедениимнение о том, что Макаренко смогспасти своего коллегу от уголовной ответственности, к сожалениюоказалось неверным.

Подытоживая кратко изложенную здесь историю оригинального макаренковского почина, следует подчеркнуть: уникальность феномена ТДК состоит в том, что инициатива кардинальной и массовой смены приоритетов в организации воспитания исходила в данном случае не от государственных образовательных институтов, а, так сказать, «снизу», из опыта практической диятельности отдельного воспитательного учреждения, что уже само по себе создавало почву для определенного рода коллизий. Кроме того, перед нами по сути не только первая, но и единственная настоящая, ибо до определенной степени контролируемая самим Макаренко, попытка интерпретации его педагогической системы. Поэтому, все современные попытки внедрения «системы Макаренко» в воспитательную практику должны анализироваться на фоне истории трудкорпуса.

Литература

  1. Макаренко А.С. Педагогические сочинения: В 8-ми т. Т. 1 / Сост.: Л.Ю. Гордин, А.А. Фролов. – М.: Педагогика, 1983. – С. 42 (далее – ПС).
  2. Государственный архив Харьковской области (далее – ГАХО). – Ф.Р-845. – Оп. 3. – Д. 3387. – Л. 266, 267.
    1. ГАХО. – Ф.Р-917. – Оп. 1. – Д. 27. – Л. 268.
      1. ПС, Т. 8, С. 27, 213.
      2. ГАХО. – Ф.Р-845. – Оп. 3. – Д. 1032. – Л. 61.
      3. ГАХО. – Ф.Р-408. – Оп. 2. – Д. 1119. – Л. 536.
  3. Ты научила меня плакать… (переписка А. С. Макаренко с женой. 1927-1939). – В 2 т. – Т. 1 / Сост. и коммент. Г. Хиллига и С. Невской. – М., 1994. – С. 13 (далее – Ты научила...).
    1. ПС, Т. 8, С. 123.
    2. ГАХО. – Ф.Р-845. – Оп. 3. – Д. 1016. – Л. 4-4 об.

10.ПС, Т. 8, С. 123.

11.ПС, Т. 1, С. 55-59.

12.См.: ГАХО. – Ф.Р-845. – Оп. 3. – Д. 1017. – Л. 8.

13.ГАХО. – Ф.Р-845. – Оп. 3. – Д. 1017. – Л. 9.

14.См.: Организация воспитательного процесса в практике А. С. Макаренко: Учеб. пособие / Подг. А. А. Фролов. – Горький, 1976. – С. 66.

15.Прим. ред. к: Окса Н. Н. Архивные материалы о деятельности А. С. Макаренко по объединению детских интернатных учреждений Харьковского округа в 1926-1928 годах // А. С. Макаренко сегодня: новые материалы, исследования, опыт / Сост. А. А. Фролов. – Н. Новгород, 1992. – С.65.

16.ГАХО. – Ф.Р-858. – Оп. 1. – Д. 16. – Л. 82.

17.ГАХО. – Ф.Р-845. – Оп. 3. – Д. 1795. – Л. 173 об.-174.

18.ПС, Т. 1, С. 56.

19.ГАХО. – Ф.Р-917. – Оп. 1. – Д. 43. – Л. 184.

20.ГАХО. – Ф.Р-845. – Оп. 3. – Д. 672. – Л. 24.

21.ГАХО. – Ф.Р-845. – Оп. 3. – Д. 672. – Л. 24.

22.ГАХО. – Ф.Р-845. – Оп. 3. – Д. 669. – Л. 38.

23.ГАХО. – Ф.Р-858. – Оп. 2. – Д. 3. – Л. 94-95.

24.ГАХО. – Ф.Р-858. – Оп. 2. – Д. 3. – Л. 94-95.

25.Иваненко О. Сторінки спогадів // Рад. освіта. – 1978. – № 19.

26.Ты научила… Т. 1, С. 123.

27.ГАХО. – Ф.Р-845. – Оп. 4. – Д. 377. – Л. 5.

28.ГАХО. – Ф.Р-917. – Оп. 1. – Д. 43. – Л. 157.

29.ГАХО. – Ф.Р-845. – Оп. 3. – Д. 1778. – Л. 201.

30.ГАХО. – Ф.Р-917. – Оп. 1. – Д. 43. – Л. 184.

31.ГАХО. – Ф.Р-845. – Оп. 3. – Д. 1778. – Л. 222-223.

32.ГАХО. – Ф.Р-845. – Оп. 3. – Д. 1778. – Л. 214.

33.ГАХО. – Ф.Р-858. – Оп. 1. – Д. 5. – Л. 187 зв-188 об.

34.См.: ГАХО. – Ф.Р-845. – Оп. 3. – Д. 1778. – Л. 210.

35.ГАХО. – Ф.Р-845. – Оп. 3. – Д. 1778. – Л. 209.

36.ГАХО. – Ф.Р-845. – Оп. 3. – Д. 669. – Л. 47-52; Оп. 2. – Д. 455. – Л. 96 об., 97.

37.ГАХО. – Ф.Р-845. – Оп. 3. – Д. 1391. – Л. 4.

38.ГАХО. – Ф.Р-845. – Оп. 3. – Д. 1572. – Л. 202, 203.

39.ГАХО. – Ф.Р-917. – Оп. 1. – Д. 79. – Л. 57.

40.См.: Карпенчук С. Г., Окса М. М. На зорі макаренкознавства: Монографія. – Мелітополь, 2000. – С. 21-22.

41.ГАХО. – Ф.Р-917. – Оп. 1. – Д. 43. – Л. 212.

42.ГАХО. – Ф.Р-917. – Оп. 1. – Д. 43. – Л. 169.

43.ГАХО. – Ф.Р-917. – Оп. 1. – Д. 79. – Л. 40; Д. 43. – Л. 201, 204.

44.ГАХО. – Ф.Р-408. – Оп. 2. – Д. 1119. – Л. 536; Ф.Р-917. – Оп. 1. – Д. 43. – Л. 255.

45.ПС, Т. 8, С. 137.

46.ГАХО. – Ф.Р-845. – Оп. 3. – Д. 1391. – Л. 56.

47.РГАЛИ РФ. – Ф. 332. – Оп. 4. – Ед. хр. 379. – Л. 1.

48.ГАХО. – Ф.Р-917. – Оп. 1. – Д. 43. – Л. 330.

49.ГАХО. – Ф.Р-858. – Оп. 2. – Д. 3. – Л. 29.

50.ГАХО. – Ф.Р-858. – Оп. 2. – Д. 3. – Л. 78.

51.ГАХО. – Ф.Р-858. – Оп. 1. – Д. 5. – Л. 229.

52.ГАХО. – Ф.Р-858. – Оп. 1. – Д. 5. – Л. 228.

53.ГАХО. – Ф.П-5. – Оп. 1. – Д. 24. – Л. 115.

54.ГАХО. – Ф.Р-1296. – Оп. 1. – Д. 47. – Л. 265 об.

55.ГАХО. – Ф.Р-917. – Оп. 1. – Д. 23. – Л. 23.

56.ГАХО. – Ф.Р-845. – Оп. 3. – Д. 1392. – Л. 359.

57.ПС, Т. 1, С. 241.

58.ГАХО. – Ф.Р-858. – Оп. 1. – Д. 6. – Л. 151.

59.ГАХО. – Ф.Р-858. – Оп. 1. – Д. 65. – Л. 36.

60.ГАХО. – Ф.Р-858. – Оп. 2. – Д. 6. – Л. 224.

61.ГАХО. – Ф.Р-858. – Оп. 2. – Д. 6. – Л. 223а.