НОВОЕ НА САЙТЕ за последние 6 месяцев ТЕКСТЫ И ВИДЕО (в обратной хронологической последовательности)

___ ПОМЯНЕМ МУЖЧИН - ЗАЩИТНИКОВ ОТЕЧЕСТВА. Просмотров 314

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Архив - Публикация из архива

Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

 

НА ЭТОЙ СТРАНИЦЕ

 

ПОМЯНЕМ МУЖЧИН - ЗАЩИТНИКОВ ОТЕЧЕСТВА!

ПОМЯНЕМ ЖЕНЩИН

_________________________________________________

ХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХ

 

ПОМЯНЕМ МУЖЧИН - ЗАЩИТНИКОВ ОТЕЧЕСТВА!

И помянуть я решил в День Защитников Отечества в этом году, начиная с тех, кто уже ушёл из жизни и кому я в своей жизни обязан больше всех…

___________________________________________________________________________

ХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХ

 

... Помянем Отца моего кровного
Владимира Ивановича.


Когда я был ещё младенцем он добровольцем ушёл на фронт.
Стал танкистом. Был гвардейцем.

Дошёл до Берлина.
Имел боевые награды…
Он защищал на фронте не только своего сына…
Он защищал Отечество.

_________________________________________________________________________

 

ХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХ

ПОМЯНЕМ отца моего духовного
иеромонаха Поликарпа (Мельянцева)        
Он, когда мне. исполнилось 16 лет,
заменил мне и родного отца и отчима.


Он крестил меня и стал мне в самое трудное время духовного моего самоопределения
(когда я был на грани пропасти и мог погибнуть духовно)
«светом в окошке», надеждой и упованием…

Он вернул мне веру в добрых людей

и подарил веру в спасение души…
Как жаль, что слишком рано я «выпорхнул»
из-под его Отчего крыла…


Он молитвами своими и отчей лаской защищал не только меня и других своих духовных чад, но через всех, за кого молился, защищал Отечество.

 

Деулино —  место, где было заключено перемирие с поляками в 1618 году.

" ... решил переписать тех, кто там захоронен. Насколько я понимаю, в основном это братия Лавры и кто-то из тех, кто имел к Лавре отношение.

монахиня Александра (Пьянкова). 15.09.1995
иеромонах Савва. 26.08.1999
архимандрит Стефан (Смычников). 03.10.19993


иеромонах Поликарп (Мельянцев). 1994          

80,81 КБ

иеродиакон Никон (Мелков). 26.10.1999архимандрит Вениамин (Тощев). 14.10.1991
схиигумен Гавриил (Смирнов). 15.08.1991
игумен Иринарх (Кондауров). 08.01.1999
игумен Константин (Ефремцев). 20.11.2002
игумен Модест (Романенко). 23.06.2000
иеродиакон Софроний. 17.07. 2001
архимандрит Афанасий (Алафинов). 27.09.2002

иеродиакон Алексий (Писанюк). 16.11.2002
архимандрит Георгий (Тертышников). 02.10.1998
игумен Максим (Полянкин). 10.11.1990
игумен Иосиф (Шапошников)
схиигумен Пафнутий (Ерш). 13.12.2005
архимандрит Нектарий (Писаренко). 02.04.2007

 

 

ХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХ

ХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХ

 

... Учителя дней моей молодости Игоря Петровича Иванова.

Он был для меня открытием мира Творческого содружества поколений. Открытием  возможности и на этой грешной земле реально и  деятельно «жить на пользу и радость окружающим людям» в «творческом содружестве поколений»… Я познал радость не только быть другом кому-то.

Но и быть Старшим другом для тех, кто «ищет папу»…

 

Если и удавалось мне когда-либо быть

 

 

 

 

 

 

 

«детоводцем», то в этом  я должен быть благодарен книгам Игоря Петровича и личному общению с ним…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

После А.С.Макаренко я не встречал педагога, который бы так решительно призывал «дряни любой давать бой»…

 

 

Он показал пример жизни педагога, который, будучи «сугубо штатским» человеком (по образованию, социальному положению, по должности), оказался удивительным детоводцем, за которым пошли тысячи и тысячи сподвижников – школьников, студентов и даже педагогов.

Целое движение… И, после ухода из жизни Игоря Петровича, это движение (последователей А.С.Макаренко и И.П.Иванова) продолжается… И мы всё яснее и яснее видим, что это был Защитник Отечества.

 

ХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХ

... Учителя многих лет моей взрослой жизни
Юргена Петровича Сокольникова.

Он имел много боевых наград, но называл себя солдатом (он так себя называл в торжественных случаях и всегда при этом был «при орденах». Этими наградами он по праву гордился).

http://republic.cap.ru/2005_3/51.htm Текстовая копия | Cохраненная копия

Слова: Сокольников Юрген Петрович
Яндекс никак не связан с авторами и содержимым страницы
     

"Республика" № 3 (522) 26 января 2005 г.


ЮБИЛЕИ

Ученый-педагог с мировым именем51.jpg (11856 bytes)

30 января исполняется 80 лет Юргену > < Петровичу > < Сокольникову >, заслуженному учителю Чувашской Республики, доктору педагогических наук, профессору Московского государственного педагогического университета, ветерану и инвалиду Великой Отечественной войны, академику-координатору отделения методологии и теории воспитательных систем и пространств Академии педагогических и социальных и наук, президенту межрегиональной Ассоциации «Воспитание».

Сложный и славный путь прошел < Юрген > < Сокольников >. В 13 лет остался без отца. Петр Фадеевич < Сокольников >, директор Чувашского радио, был арестован по ложному доносу и умер 30 мая 1942 г. на Колыме в лагерях для политзаключенных. < Юрген > < Петрович > работал токарем на электроаппаратном заводе, участвовал в 1943–1945 годах в Великой Отечественной войне, был ранен. В 1947-м, во время службы в армии, сдал экстерном экзамены за I курс Чувашского государственного педагогического института имени И. Я. Яковлева. Демобилизовавшись, окончил с отличием этот институт заочно за два года.

1 сентября 1949 г. пришел работать учителем в Подлесно-Чурачикскую школу Комсомольского района. Был учителем, директором. Нацелил педагогический коллектив на творческое использование педагогического наследия А. С. Макаренко, и вскоре школа стала одной из лучших в республике. Его инновационный опыт организации детского коллектива, управления школой стал известен и на всероссийском уровне. Молодого директора школы пригласили учиться в аспирантуру.

Успешно выдержав вступительные экзамены, в 1952 г. он был зачислен в заочную, а затем переведен в очную аспирантуру ЛГПИ им. А. И. Герцена.

С 1958-го по 1971 год работал в Чувашском пединституте им. И. Я. Яковлева. За это время он был ассистентом, старшим преподавателем, доцентом (с I960 г.), заведовал кафедрой педагогики и психологии (с 1962 г.). В 1962–1966 гг. – учитель истории и классный руководитель в школе № 4 г. Чебоксары.

Зашита диссертации на тему «Общественно полезная деятельность как фактор формирования личности подростка» на соискание ученой степени доктора педагогических наук состоялась в Ленинградском госпединституте 9 февраля 1970 г.

В августе 1971 года < Сокольников > был приглашен в Москву, в НИИ национальных школ Министерства просвещения РСФСР в качестве старшего научного сотрудника.

С 1972 г. по совместительству работал на кафедре педагогики начального обучения педагогического факультета МГПИ им. В. И. Ленина и через некоторое время был переведен на должность профессора.

< Юрген > < Сокольников > – автор концепции системного понимания воспитания и в качестве практического вывода из нее учения о логике педагогической деятельности.

На базе Центра системного подхода к воспитанию была создана межрегиональная исследовательская ассоциация «Воспитание». Профессор

< Сокольников > избран ее президентом. С 1 февраля 1993 г. ассоциация вошла в состав Международной академии педагогических наук и позднее – в отпочковавшуюся от нее Академию педагогических и социальных наук.

Под руководством < Юргена > < Сокольникова > в Чувашии разработана «Примерная программа воспитания в школах Чувашии». Им написаны ряд программ и концепций развития образовательных учреждений Чебоксар. < Юрген > Петрович оказывает большую помощь Чувашскому республиканскому институту образования и педагогическому университету в подготовке и переподготовке учительских кадров.

Профессор < Сокольников – автор более 130 публикаций, среди них свыше 30 монографий и пособий. Велики заслуги ученого в подготовке научно-педагогических кадров как для Чувашии, так и для России в целом. Под его руководством выполнено и защищено более 70 докторских и кандидатских диссертаций. Свое 80-летие академик встречает в расцвете творческих сил.

Иван ПАВЛОВ,

зав. кафедрой педагогики ЧГПУ им. И. Я. Яковлева, доктор педагогических наук, профессор.

вернуться

Юрген Петрович был примером наставника студенческой молодёжи и молодых аспирантов. Примером организатора творческого педагогического сообщества. Будучи чувашем по национальности, он стремился, чтобы среди его аспирантов были представители всех республик бывшего СССР. Для него Отечество не ограничивалось границами любимой им Чувашской республики, которая наградила его званием Заслуженный учитель ЧР.

Он неустанно вдохновлял меня не только на преодоление трудностей в практической работе с детьми, не только на решительную борьбу за «территорию детства», но и на борьбу в педагогической науке…

Без него я вряд ли решился бы (и смог) создать воспитательное учреждение нового типа – общественное учреждение «Первая опытная станция по внешкольному воспитанию».

Благодаря поддержке и прямой защите Ю.П.Сокольникова (какие-то годы, как руководителя межрегиональной ассоциации «Воспитание», а какие-то, - как академика-координатора отделения «Теория и методология воспитательных систем и пространств» Академии педагогических и социальных наук) наша Опытная Станция выжила  в «лихие девяностые».

И не только сохранилась, но и стала «базовым общественным учреждением АПСН», получила имя С.Т.Шацкого, а я, как её руководитель, был избран академиком АПСН.

Юрген Петрович был человеком, который в жизни и в науке не «защищался», а защищал. И он защищал не только своих студентов, своих аспирантов, своих коллег. Он защищал Отечество.

Конечно, я должен помянуть ещё многих и многих, кто, защищая Отечество, «и не забыл про меня»…

Но перв

ыми я в этот день воздаю дань памяти мужчинам. Тем, кто ушёл из жизни… Тем, кто из них был мне ближе всех…

 

ВЕЧНАЯ ИМ

ПАМЯТЬ!

____________________________________________________________________________

ХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХ

5 марта 2010г.

ПОМЯНЕМ ЖЕНЩИН

ХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХ

________________________________________________

ПОМЯНЕМ СОФЬЮ РОДИОНОВНУ МАНЯХИНУ
И ЕЁ СЕСТРУ МАРИЮ РОДИОНОВНУ

Я знал только двух своих бабушек.
Софью Родионовну Маняхину

 

 

 

и её сестру Марию Родионовну.

 

Жили они без мужей с самой молодости.
У одной муж ушёл, а у другой мужа убили…
Когда мат
ь моя родилась жили они в Средней Азии в г.Фрунзе и были кем-то вроде прислуги в Доме отдыха. Чтобы моя мать могла учиться в школе, её отдали «в люди» (она жила у чужих людей в г.Фрунзе).
Мать окончила школу с отличием и уехала в Москву поступать в институт…

Во время войны бабушки уже жили во Фрунзе, и когда родился я, у них была «глинобитная» избушка из «саманного кирпича», побелённая хата с земляным полом и соломенной крышей. Они работали тогда и позже уборщицами в аэроклубе и нянчили меня «вахтовым методом». Мать вернувшаяся из Москвы в начале войны, работу в городе найти не смогла и уехала в Баку учиться на курсах преподавателей бухгалтерского учёта. Вернувшись, преподавала в городских военных госпиталях.
Вот бабушки меня и нянчили. Было это очень нелегко. Начиная с того, что родился я «сине
ньким», потом несколько лет болел малярией. Во рту были какие-то болячки и я не мог жевать. Бабушки разжёвывали куски чёрного хлеба и клали мне его в рот…Странно, но как-то выжил…

И потом, приезжая к нам в Казань, куда мы переехали с матерью в 1946 г. (и тоже «вахтовым методом»), они продолжали меня лелеять и баловать… Поддерживали как могли мой дух и позже. В частых добрых письмах…
Бабушка Маня умерла во Фрунзе, а бабушка Соня – в Москве.
Когда по дороге из крематория мне дали продуктовую «авоську» с горшочком, в котором был прах моей бабушки, я сел в машину и всю дорогу плакал…

ХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХ

 

 

ПОМЯНЕМ МАТЬ МОЮ ВЕРУ НИКОЛАЕВНУ МАНЯХИНУ
(по мужу Косыреву)

Мать воспитывалась без отца и на её долю пришлись трудные довоенные, военные и послевоенные годы. Только я успел появиться на свет Божий, как отец ушёл добровольцем на фронт. Матери пришлось искать средства к выживанию, и её, и меня, и двух бабушек. Все тогда выжили… В Казани она очень много работала, а после переезда в Москву, когда от другого  мужа появилось ещё двое детей на многие года стала домохозяйкой и только, когда младшие из нас четверых стали старшеклассниками, опять пошла работать и многие годы проработала в гардеробе Кремлёвского Дворца съездов.

Воспитываясь без отца и живя по чужим углам, ей не удалось в собственном детстве увидеть хороших примеров семейного воспитания, и ей пришлось овладевать этим опытом методом «проб и ошибок». Я был старшим и моё воспитание в семье можно назвать: «первый блин комом».
В 16 лет серьёзнейший конфликт с матерью. В 18 лет становлюсь беспризорником.

Через год после тяжелейшего воспаления лёгких временно возвращаюсь жить в квартиру матери, но потом опять ухожу жить на «частные квартиры» и не возвращаюсь уже никогда…

Но воспитывая  «следующих» братьев и сестру, мать ищет другие «средства воспитания» и, если второй брат уходит из дома (но сравнительно скоро возвращается), то младшие уже никуда не уходят… Так или иначе, все четверо получили образование. Два брата – военное специальное (и служили в армии до пенсии), а я и сестра получили образование высшее. Надо сказать, что мать, несмотря на свой железный и, казалось, совершенно несгибаемый, характер, научилась извлекать уроки из собственного жизненного опыта. К  28-ми годам отношения наши с матерью стали улучшаться, а к 38 и вовсе стали вполне нормальными. Даже стали ездить в гости…Что ни говори, но моя матушка в конце-концов обрела стариковскую мудрость. И на её похоронах я тоже плакал…

Не исключено, что я был  крещён дважды. Бабушки на счёт моего вероятного крещения молчали. И я в 16 лет пошёл креститься сам. Женщины, которая бы могла стать моей крёстной матерью, рядом не оказалось. И я опять оказался как бы без матери… С одной – конфликт, а другой не оказалось. Во всём белом свете не оказалось ни одной женщины, которой   бы 16-летний юноша мог «излить душу»… Зато было три отца. Но о родном отце я не знал. За родного отца должен был почитать отчима... Появился у меня замечательный крестный отец, но он был сравнительно далеко. Он был монахом. Ездить к нему я мог очень редко. И очень не надолго…

___________________________________________________________________________

ХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХ

Но судьба меня вознаградила, что называется, «сторицей».

… Позже на моём жизненном пути мне встретились  женщины, которые имели в моей жизни «судьбоносное значение». Такое, какое вряд ли какая мать могла бы иметь для своего сына...

ХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХ

 

ПОМЯНЕМ ГАЛИНУ ИЛЬИНИЧНУ ФРОЛОВУ

Первой на меня обратила внимание преподаватель клубоведения Ленинградского института культуры (ЛГИК) им. Н.К.Крупской Галина Ильинична Фролова.

Мне  было уже 25 лет и я тогда работал заведующим детским сектором Щёлковского районного Дворца культуры. Заметила она меня на республиканской научно-практической конференции по работе с детьми и подростками, которую проводило Министерство культуры РСФСР в Брянске.

Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств
Университет был основан 28 ноября 1918 года. В городе Петрограде был открыт «Институт внешкольного образования».
В 1924 году ВУЗ переименовывается в «Педагогический институт политпросветработы < им >. < Н >. < К . Крупской».
В 1925 году институт был реорганизован в «Коммунистический политико-просветительный институт им. Н. К. Крупской».
В 1941 году был переименован в «Ленинградский библиотечный институт им. Н. К. Крупской».
В 1964 году снова сменил называние на «Ленинградский институт культуры им. Н. К. Крупской».
В 1993 году переименован в «Академию культуры».
С 1999 года по настоящее время носит название «Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств»

Её заинтересовало моё выступление.  Незадолго до этого я провёл с подростками, созданного при ДК подросткового клуба «Орион» летний лагерь труда и отдыха на базе одного из совхозов и экспедицию в подобный лагерь наших друзей из Свердловска.

Эта моя «самодеятельность» наткнулась на, мягко говоря, «непонимание» исполняющего обязанности  директора Дворца и я «вспылив», уволился и поступил работать сторожем в Отдел вневедомственной охраны. Правда, более «высокое» начальство вмешалось, «вздрючило» ИО, а меня уговорило вернуться к занимаемой должности.

 

Мой мирФотоВидеоБлог
 

Я вернулся, но мой энтузиазм был «изрядно подмочен», и я уже для себя решил, что «всё равно в «культуре» каши не сваришь». И вот тут-то Галина Ильинична смогла каким-то своим чутьём угадать, что из меня для «культуры» может получиться что-то полезное… Так или иначе, но последние четверть века я действительно работаю «в культуре», по крайней мере, эта работа в моей трудовой книжке значится как основная…

Что тогда мне говорила Галина Ильинична я не помню, но она стала официально приглашать меня приезжать в Ленинград выступать перед студентами. Десять лет каждую весну я приезжал в Питер. Мне на неделю предоставлялась (безвозмездно) комната в  общежитии и возможность читать лекции (они оплачивались) для студентов всех курсов и аспирантов. Разумеется, мы много беседовали с Галиной Ильиничной и она очень тактично помогала мне осмысливать мой опыт и «обобщать» его.

Для меня это было чем-то вроде заочного обучения или даже неофициальной аспирантуры. В учебных пособиях Г.И.Фроловой (о работе с детьми в клубных учреждениях) и учебнике «Клубоведение» появились краткие описания моего опыта.

На протяжении всех этих лет Галина Ильинична не уставала повторять, что я должен поступать в институт культуры и потом профессионально заниматься «клубоведческой наукой»…

А вот когда я поступил в Рязанский филиал МГИКа на факультет культурно-просветительной работы, меня перестали приглашать читать лекции в ЛГИКе. Одно дело приглашать выступать «культработника-практика» и совсем другое – студента-первокурсника. Кажется, ректор ЛГИКА сказал: «У нас и своих первокурсников хватает…».

Но Галина Ильинична сделала своё дело – она преодолела мою лютую ненависть ко всякому «казённому образованию». Во всяком случае, настолько, чтобы я через 20 лет после первого поступления в ВУЗ вновь решился послать документы в приёмную комиссию… Правда, в качестве «духовной матери», взявшейся за труднейшее дело убедить меня получить «официальное образование» и «заняться наукой» Г.И.Фролова оказалась не одинока.

__________________________________________________________________________

ХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХ

 

ПОМЯНЕМ ЭЛЕОНОРУ САМСОНОВНУ КУЗНЕЦОВУ

 

10 октября в газете МГПИ "Ленинец" был помещён некролог с фотографией.

Э.С.КУЗНЕЦОВА

Скоропосчтижно скончалась член КПСС, отличник просвещения, талантливый педагог, доцент кафедры педагогики МГПИ имени В.И.Ленина Элеонора Самсоновна Кузнецова.

Своё сердце и силы Э.С.Кузнецова отдавала делу служения народному образованию. Учитель и директор школы, преподаватель вуза и лектор общества "Знание", активный деятель педагогического общества, автор многих научных работ по теории воспитания - таков творческий путь этого прекрасного человека.

Э.С.Кузнецова была известна широкому кругу общественности как страстный паоследователь и пропагандист педагогических идей А.С.Макаренко, как руководитель Макаренковской секции Педагогическогог общества РСФСР.

Э.С.Кузнецова - вдохновитель и органи затор Всесоюзного движения студенческих педагогических отрядов.

Умный и яркий педагог, Э.С.Кузнецова привлекла сердца многих людей, постоянно была помощником и советчиком многих учителей, аспирантов и студентов педагогического института. Многие педагоги нашли своё педагогическое призвание, благодаря Э.С.Кузнецовой.

Светлая память об этом замечательном педагоге и человеке навсегда сохранится в наших сердцах.

Ректорат, партком, профком, комитет ВЛКСМ, кафедра педагогики МГПИ им. В.И.Ленина.

 

Присоединяясь к авторам некролога, хочется многое добавить...

В телевизионном фильме о нашей работе первой половины 70-х годов, который назывался «У нас во дворе», диктор так и сказал: «Её называют духовной матерью…».

Ниже я расскажу подробнее о том, как мы познакомились с Э.С.Кузнецовой, и чем она нам очень помогла в те годы. Сейчас важно высказать предположение, что без её еженедельного, а иногда и ежедневного влияния (прежде всего на меня и, в значительной степени, на моих  тогдашних сподвижников) не было бы ни нашего первого Экспериментального педагогического отряда (ЭСПО), ни выросшего из него Форпоста

 

коллективного освоения культуры им. С.Т.Шацкого…

Вообще мне очень трудно  представить свою судьбу, если бы мы  не встретились с Э.С.Кузнецовой…

Влияние Г.И.Фроловой было более продолжительным, но влияние Э.С.Кузнецов было более интенсивным.

Эти влияния были как бы в «одном направлении». Обе духовные матери подвигали меня к научной и педагогической деятельности. С той лишь разницей, что Г.И.Фролова «видела меня» в «культпросвете», а Э.С.Кузнецова в «дворовой педагогике».

В своей жизни я несколько раз занимался организацией макаренковских кабинетов, методических центров, выставок и музеев. Книгами А.С.Макаренко я заинтересовался ещё в 1964 году (за 5 лет до знакомства с Э.С.Кузнецовой), но именно она по-настоящему «влюбила» меня в Антона Семёновича» и без встречи с ней, возможно, не было бы в моей биографии этого. Возможно, что и публикаций моих о Макаренко не было бы. Не было бы и моей (вот уже 10-й год) работы (по совместительству) в Московском музее А.С.Макаренко…

Скоропостижная смерть Э.С.Кузнецовой (осенью 1977г.) внезапно оборвала её семилетнее влияние на меня. Если сложить усилия «повернуть меня» к личному «официальному образованию» и к занятиям наукой, то получится трудная работа «из болота тащить бегемота» продолжительностью в 17 лет… А я действительно напоминал того бегемота, которому совсем не хотелось расставаться со своим «болотом» «партизанской педагогики». Так я по неосторожности назвал то, чем занимался,  работая в Щёлковском Дворце культуры, выступая весной 1969г. на конференции культработников в Саратове. Впрочем, и А.С.Макаренко как-то назвал свою педагогику «партизанской»…

... Элеонору Самсоновну я впервые узнал как сценариста документального фильма. Было это в середине 60-х.

Фильм “Подросток” произвёл на меня сильнейшее впечатление. Чем? Многим. Но больше всего тем,  что в нём с явной симпатией была показана Коммуна юных фрунзенцев (знаменитая в те годы сводная пионерская дружина при Фрунзенском районном Доме пионеров Ленинграда), положившая начало “коммунарскому движению" (движению клубов юных коммунаров).

Увидеть на экране кинотеатра Фрунзенскую коммуну было тем более удивительно, что в те годы самое настоящее гонение на юных коммунаров со стороны комсомольского “Олимпа” было, что называется, в самом разгаре.

Я не мог не обратить внимание на имя сценариста и хотел встретиться с Э.С.  Кузнецовой, но почему-то тогда так и не предпринял для этого ничего.

Но, видимо, суждено мне было в нею  встретиться и случилось это года через три и вроде бы совсем случайно.

Однажды (это было в какую-то среду осенью 1970 года) я с группой моих “орионовцев” (старшеклассников из городского подросткового клуба “ОРИОН” при Щёлковском городском Дворце культуры) приехал по сложившейся уже у нас традиции в радиокомитет. Там, в одной из студий по средам известный радиожурналист И.В. Дубровицкий проводил заседания “Юношеского совета” популярной в те годы среди старшеклассников радиопередачи “Ровесники”.

Мы старались не пропускать этих встреч у микрофона и наши голоса звучали в эфире чуть ли не еженедельно.

Нам нравилось участвовать в различных дискуссиях о жизни подростков и, казалось, ничто не может нас отвратить от участия в “Ровесниках”, но оказалось, нечто привлекательнее “Ровесников”...

Однажды Игорь Васильевич заболел, и Лена Белякова (сейчас она знаменита организацией школы Монтессори, а тогда училась на филфаке МГПИ им. В.И. Ленина) предложила съездить к одному из её преподавателей, которая у себя дома проводит по средам собрание студенческого научного кружка “Макаренковские среды”.

Не долго думая, мы поехали. Я тогда и не подозревал, что едем мы к той самой Элеоноре Самсоновне Кузнецовой, которая была сценаристом фильма “Подросток”.

В тот вечер в маленькой квартире Э.С. Кузнецовой собралось так много народа, что кому-то из нас пришлось сидеть на циновках. (Потом мы узнали, что “среды на циновках” в доме Кузнецовой явление весьма частое.)

Разговор шёл о Красноборской (под Ярославлем) спецшколе для “педагогически запущенных” девочек.

Студенты с Элеонорой Самсоновной обсуждали свою “педагогическую экспедицию” в эту спецшколу. Мы в основном слушали, а в конце я что-то говорил (наверное, о клубе “Орион”). Элеонора Самсоновна внимательно слушала, задавала вопросы, назвала меня “просветителем” и пригласила посещать “Среды”.

Мы сразу же воспользовались этим предложением и только жалели, что и “Ровесники” и “Среды” бывают одновременно.

На “Средах” бывало очень много интереснейших людей.

Польский педагог Левин, работавший в молодые годы с Янушем Корчаком. Пионерский вожатый, журналист и макаренковед Л.А. Чубаров. Педагог-исследователь А.В. Мудрик и многие другие.

Но больше всего мне запомнился муж Кузнецовой Иосиф Сергеевич Завалишин. Потомок декабриста Завалишина, крупный инженер, работавший незадолго до этого главным специалистом Камаза. Он очень интересно рассказывал о Сергии Радонежском, о войне, о своих педагогических воззрениях. Надо будет о нём специально рассказать...

Когда Элеонора Самсоновна узнала о нашем клубе, о работе “орионовцев” со щёлковской  детворой во дворах, она начала нас агитировать помочь студентам МГПИ в создании студенческого педагогического отряда. Она утверждала, что наша “Дружина юных культармейцев” это и есть педагогический отряд.

Оказалось, что её аспирантке Л.И. Маленковой комитет комсомола МГПИ поручил курировать это дело после того, как в “Комсомолке” студентка Татьяна Белова выступила с почином создания педотряда, но период, названный Иосифом Сергеевичем “вавилонстроем”, затянулся. Студенты никак не могли договориться по вопросам “Что делать” и “С чего начать”.

Элеонора Самсоновна ставила в пример Макаренко, который из благоустроенной колонии в Ковалёвке не побоялся перебраться в запущенную Куряжскую колонию под Харьковом. Она говорила, что и клубу “Орион” пора иметь свой “Куряж”.

Был у неё и ещё один веский аргумент. Она считала, что нам не перевоспитать нашего секретаря горкома комсомола, который всё настойчивее пытался перенаправить клуб с многопрофильной деятельности на организацию встреч с ветеранами войны.

Обещала поддержку и со стороны кафедры педагогики (доцентом которой она была), и со стороны комитета комсомола.

Этот аргумент оказался самым важным для нас.

И, забегая на шесть лет вперёд, скажу, что поддержку такую мы получили и, пока Элеонора Самсоновна была жива, мы имели “возможности роста”.

Очень быстро она приобщила нас к делам Макаренковской секции при Центральном совете Педагогического общества РСФСР.

В своё время она создала что-то вроде студенческого макаренковского педагогического общества. Мечтала создать всероссийское макаренковское общество, но, когда (в 1966г.) появилось Педагогическое общество РСФСР, организовала при нём Секцию по изучению и применению педагогического наследия А.С. Макаренко.

Была создана Макаренковская секция и при городском отделении педобщества, которой руководила директор школы Р.М. Бескина.

Как-то после моего выступления на школьном заводе “Чайка” Р.М. Бескина пригласила меня участвовать в работе городской секции, и я об этом рассказал Элеоноре Самсоновне. К моему удивлению, она отнеслась к этому очень ревниво и скоро “сделала” меня своим заместителем по Макаренковской секции. Мне это, конечно, льстило, т.к. я не имел оконченного высшего образования (и в те годы совершенно не собирался его получать).

Помню, тогда мы готовились к первому Всесоюзному Макаренковскому симпозиуму.

Симпозиум проходил в марте 1972 года в МГПИ.

К симпозиуму наш ЭСПО подготовил большую выставку, которая под дерзким названием “Музей коммунарского движения” демонстрировалась “на собачке” (так почему-то назывался малый холл первого этажа МГПИ у бывшего главного входа).

Помню, как выступал на этом симпозиуме в педотрядовской форме и как в сборнике материалов этого симпозиума появились моя первая научная публикация - одна страничка тезисов под названием “Внешкольная работа с подростками”.

Теперь, через четверть века, когда руковожу Научно-методическим центром социальной педагогики в Российском институте культурологии Академии наук РФ и являюсь членом корреспондентом другой Академии - Академии педагогических и социальных наук, та первая моя публикация выгладит в моих глазах куда как скромно, но как тогда Элеонора Самсоновна меня хвалила!

И кто знает, не приложи она тогда столько старания, чтобы вдохновить меня на участие в научной деятельности, стал бы я когда-нибудь профессиональным учёным?

Убеждён, что не стал бы.

Забегая вперёд, скажу, что под началом Элеоноры Самсоновны я не только подготовил десятки выступлений и докладов, с которыми выступил на разных семинарах и научно-практических конференциях, осуществил несколько научных публикаций, но и попробовал себя в качестве составителя сборника научно-педагогического сборника.

Этому способствовала моя работа в качестве составителя машинописного

(и весьма объёмного - в несколько сот страниц- альманаха

 

“Макаренковские среды”.
Нам удалось подготовить шесть выпусков этого альманаха.

И, пожалуй, самое удивительное, что Элеонора Самсоновна “благословила” меня на роль общественного директора “Макаренковского методического центра”, который мы открыли в 1976 г. в помещении, соданного нашим ЭСПО “досуговым центром социализации нового типа” Форпосте культуры имени С.Т. Шацкого.

Кстати, именно в Форпосте культуры стали проходить “пленарные” заседания “Макаренковских сред”.

 

Проходили на его базе и семинары, и слёты КМС (Коммунарского макаренковского содружества)…

 

Когда в огромном фойе МГПИ им.Ленина проходила гражданская панихида Э.С.Кузнецовой и наш педагогический отряд стоял у гроба в форме строем и со знаменем, я не мог сдержать слёз…

Казалось, что зримо увидел неминуемый крах того, о чём мечтала на наш счёт Э.С.Кузнецова. И действительно серьёзнейшие «потрясения» вскоре заставили уйти работать в другой район. Элеонора Самсоновна была для нас не только «духовной матерью», но и опорой. Нам очень помогал её социальный статус (как доцента МГПИ, как члена КПСС, как Председателя Макаренковской секции при Центральном Совете Педагогического общества РСФСР). Этим своим общественным положением она очень щедро, очень умело и энергично пользовалась, чтобы защищать моё дело. Она не скрывала своей позиции как научного руководителя по отношению к педагогическому отряду, но никогда не «вмешивалась» в вопросы управления. Она обладала исключительным даром доверия…

С её уходом из жизни мы очень скоро потеряли «свои позиции» на кафедре педагогики, в парткоме и комитете комсомола института, в райкоме комсомола и даже (через некоторое время)… в Педагогическом обществе…

Даже уход из жизни Элеоноры Самсоновны имел для меня сильнейшее воспитательное значение… Нужно было озаботиться о собственном «социальном статусе», который бы позволял продолжать начатое дело.

Понимание беззащитности пришло сразу, а вот понимание жестокой необходимости всё-таки поступать в институт и получать «поплавок» пришло не сразу. Для этого нужно было ещё дважды «тонуть»… Что поделаешь, такой вот оказался, родившийся «синеньким», болезненный и поступивший в школу в восемь с половиной лет, учившийся в 7-ом классе «на 4 и 3». Это в 15-то лет (разве не «задержка в развитии?)…И только в 43 года впервые получивший «диплом с отличием». А если бы не такие наставники как Г.И.Фролова и Э.С.Кузнецова, то, что было бы?

ХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХ

Но здесь следовало бы рассказать и ещё об одной моей «духовной матери» - периода обучения в институте.

ХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХ

 

ПОМЯНЕМ НАДЕЖДУ ЯКОВЛЕВНУ ЛОНИНУ

Она была деканом факультета культурно-просветительной работы  в Рязанском филиале МГИКа, куда я поступил учиться в 1981г. Меня удивило внимание декана ко мне. Решил, что это по причине моего опыта работы, о котором в личном деле говорили разные «приложения», в том числе и копия страницы из нашего главного учебника «Клубоведение» в котором были краткие описания двух моих «опытов». Но позже оказалось, что Надежда Яковлевна училась в аспирантуре ЛГИКа и много слышала там о моей работе от Г.И.Фроловой. Узнав о том, что уже на первой же сессии я намерился бросать институт, Надежда Яковлевна совершила три удивительных для меня поступка.

Во-первых она дала мне учебный план на все пять лет обучения и предложила как можно больше из предстоящих письменных работ (контрольных, курсовых и дипломной) «спрофилировать по своей тематике». Я нехотя взялся за это поручение, но увлёкся и подал ей список из 50 «своих» тем, которые «распространялись» даже на такие «учебные дисциплины» как «история КПСС» и «иностранный язык».

Во-вторых, она утвердила этот список тем в Учёном Совете института как «индивидуальный план обучения».

В-третьих, она добилась для меня (заочника!) свободного посещения лекционных занятий.

После этого уже трудно было бросать институт.

А когда Надежда Яковлевна поддержала мою идею о создании студенческого клуба  «Энтузиаст»,  учиться стало ещё интереснее. Мы провели для студентов и преподавателей вечера, посвящённые С.Т.Шацкому и А.С.Макаренко…

Потом Надежда Яковлевна и директор филиала предложили мне сдавать экзамены одновременно за свой курс и за тот, что «шёл впереди». Мы были только ещё «второй набор». Сдавать экзамены, не слушая даже «установочных лекций», было занятным "приключением". Получить «отлично» при этом было как-то даже приятно.

А когда однажды меня «угораздило» согласиться стать капитаном команды студентов в игре «Что? Где? Когда?» и команда студентов выиграла у команды преподавателей (после чего один из преподавателей принципиально отказался допускать меня до экзамена без прослушивания «установочных лекций» по его учебной дисциплине), Надежда Яковлевна положила на стол директора заявление об увольнении.

 

В знак протеста. Разразился скандал. Преподаватель жёстко стоял на своём. Я поехал в Министерство, но там мне объяснили,  что перед тем, как идти сдавать экзамен следует прослушать лекции и что преподаватель «формально прав». А то, что я почти все (кроме этого) экзамены  по следующему курсу сдал «на отлично» значения не имеет… И даже, если бы я и этот экзамен сдал так же, то переводить меня «через курс» всё равно не положено.

Чтобы прекратить конфликт и скандал, я перевёлся в Москву, где целый год «гулял», а потом (так же, как и всегда) сдал «на отлично» последний экзамен и получил «красный диплом». Ехать в Рязань и становиться там преподавателем (как мне когда-то предлагали это сделать директор филиала и декан) теперь мне уже представлялось совершенно бессмысленным.

Переписка с Надеждой Яковлевной продолжалась.

images/stories/1%201.jpg

Она присылала мне открытки, исписанные мелким почерком.

Радовался за неё, когда узнал, что она стала директором Рязанского филиала МГИК, что младший её сын удачно женился…Потом  тревожился, узнав, что она ушла из институте по болезни. А потом случайно узнал, что Надежда Яковлевна…скончалась от рака…

.

 

____________________________________________________________________________

____________________________________________________________________________

ХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХ

 

.....................................................

ВЕЧНАЯ ВСЕМ ИМ

ПАМЯТЬ!