НОВОЕ НА САЙТЕ за последние 6 месяцев ТЕКСТЫ И ВИДЕО (в обратной хронологической последовательности)

___ НАЧАЛО ЭСПО (экспериментального студенческого педагогического отряда МГПМИ им.В.И.Ленина). Текст Р.В.Соколова, написанный специально для челябинского студенческого педотряда "Луч" в самом начале 21-го века. Просмотров 379

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Публикации - Коммунарское движение

Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 

РИЧАРД СОКОЛОВ

 НАЧАЛО ЭСПО

(ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОГО СТУДЕНЧЕСКОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ОТРДА)

(Из предыстории движения педагогических отрядов
написано специально для челябинского студенческого педагогического отряда «Луч»
в самом начале 21-го века)

 Информационная находка во время «Газетной вёрстки»

Девятиклассник Юра Дерябкин был, как теперь сказал бы, «спикером» своей группы. Его «творческая группа» «защищала» свёрстанный на ватманских листах четырёхполосный выпуск специального номера «Комсомольской правды». Каждой группе нужно было из подшивки «Комсомолки» за ноябрь текущего 1970 года выбрать «самые-самые» интересные материалы и «сверстать» из них один полный номер газеты. Это придуманное здесь же в щёлковском городском многопрофильном подростковом клубе «Орион» «коллективное творческое дело», названное «Газетной вёрсткой» должно было по замыслу его автора – «политрука» клуба, притворявшегося три года заведующим детским сектором Районного Дома культуры Р.В.Соколова, сделать привлекательной для подростков «политинформацию» по материалам центральной  молодёжной прессы.

Разве заставишь старшеклассников читать самим или слушать вслух чьё-то чтение газетной подшивки за целый месяц? А тут часа за два ребята, разбившиеся на группы и готовящиеся к своего рода турниру - «защите» своей версии газетного выпуска, успевают не только перелистать подшивку, выбрать какие-то материалы, но и обсудить их (на предмет возможного интереса участников других групп и членов «редколлегии»), вырезать и наклеить в некотором осмысленном порядке. А когда каждая группа «доложит» о содержании, свёрстанной ими газеты, и «защитит» от каверзных вопросов «редакционной коллегии», то весь информационный «изюм» ребята не только тщательно «выковыряют», не только «проглотят» его, но и основательно освоят. Оставшиеся от месячной подшивки обрезки после этой процедуры можно без сожаления  сдавать в макулатуру.

И когда Юра Дерябкин сообщил о статье, опубликованной 12 ноября «Что один не сделает, сделаем вместе» студентки Тани Беловой ,  в которой говорилось том, что студенты МГПИ им. В.И. Ленина собираются создавать по аналогии со строительными отрядами отряды педагогические (для работы с подростками во дворах), то это сообщение никак не могло остаться незамеченным собравшимися.

Тем более, что в клубе четыре подобных отряда были созданы ещё весной и действовали до сих пор. Только назывались здесь эти отряды «культармейскими экипажами». А все вместе - «Дружиной юных культармейцев».

В реакции своих юных культармейцев на сообщение Юры политрук заметил и гордость и сожаление. Гордость за то, что «Мы первее это придумали и сделали», а сожаление о том, что «Комсомолка» о чьих-то прожектах пишет, а наших дел не замечает».

Политрук предложил зачитать статью вслух. Слушали чтение статьи с большим вниманием. А  потом ещё долго её обсуждали и решили  разыскать в Москве этих студентов. О продолжении «защиты» остальных подготовленных газетных вёрсток забыли – интереснее было продолжать обсуждение юриной находки.

                      Как Ричарда Соколова «сосватали» в комиссары ЭСПО

Элеонора Самсоновна говорила, что Людочка Маленкова плакала, а она утешала свою аспирантку. В комитете комсомола МГПИ с Люды спрашивали отчёт о ходе создания студенческих педагогических отрядов, а выполнить поручение Люда, как ни старалась, не успелаа. Ну не хотят студенты «задарма» с подростками работать! Вот в стройотряды – отбоя  нет, а тут… Там деньги платят за работу, а тут вкалывай «за спасибо»!

Вот дождаться бы скорее лета! Тогда группы студентов, которые поедут летом на практику в пионерские лагеря, можно было бы запросто объявить педагогическими отрядами. И волки были бы сыты и овцы целы. Но до лета ещё целый учебный семестр и за это время бюро комитета комсомола успеет столько «выговорешников» обявить! 

Но Элеонора Самсоновна не раз выручала своих дипломниц и аспиранток, когда они и не так ещё «залетали».

Она сама, будучи во время войны в Турции (педагогом в советском польстве), когда деньги позарез нужны, взяла и устроила для турков платный спектакль, поставленный ею с детьми по книге А.Гайдара «Тимур и его команда!». И деньги с ребятами заработали, и благодарность за то Элеонора Самсоновна  с подписью самого Сталина получила! Знала она твёрдо, что безвыходных положений не бывает.

И придумали  Элеонора Самсоновна с Людочкой пригласить в качестве первого Экспериментального студенческого педагогического отряда Ричарда с его командой, которые появилися в  квартире доцента кафедры педагогики Кузнецовой  на прошлой «Макаренковскрой среде» и которых пришлось усаживать на полу на циновках, потому что стульев не хватило. Ну чем его щёлковская «Дружина юных культармейцев» не педагогический отряд?

«Они школьники, а не студенты. Не наши они, и живут в другом городе, а нашему комитету комсомола надо педагогические отряды иметь в Лужниках. В наших подшефных 18-м и 20-м  ЖЭКах».

Ну, во-первых Соколов уже работает не в Щёлково, а в Москве, педагогом в детском кинотеатре «Баррикады». В Щёлково с клубом остался его воспитанник Юра».

«А захотят ли они в Москву перебираться? Там у них и помещение шикарное во Дворце культуры, и возможность организовывать производительный труд подростков и многое другое. Захотят ли они уходить из «насиженного места?»

Юра тоже теперь наполовину москвич – учится заочно на истфаке МОПИ. К тому же их  там их давно донимает этот… из Тимирязевской сельскохозяйственной академии, кто он там у них, ах да, секретарь горкома комсомола. Соколова они уже «ушли» по его «собственному желанию», а Берёзкин сам сюда переберётся, если сделаем Соколова комиссаром ЭСПО. А что? Политрук подмосковного клуба «Орион» становится комиссаром первого первого Экспериментального педагогического отряда. Мы скажем ему, что у Макаренко был свой Куряж, почему Куряжа нет у Соколова?»

«Очень ему нужен вместо флигеля Дворца культуры, ну пусть, - вместо детского кинотеатра, согласна,  вонючий подвал жилконторского «Касного уголка». Который, к тому же, регулярно дерьмом из канализации заливает!».

А мы скажем ему, что  Макаренко, «завоёвывал» в Куряже не дворцы, а загаженную бандитами колонию, что завоевав её под Харьковом, от, тем самым, «завоевал» тогдашнюю столицу Украины, а Соколов, «завоевав» ЭСПО завоюет сразу и МГПИ, а, «завоевав»! Красны         й уголок», «завоюет» столицу СССР. А то, что  они школьники – не беда. Будут считаться нашими абитуриентами, а потом и студентами станут».

«Но у Соколова же нет педагогического образования, как же он сможет быть комиссаром педагогического студенческого отряда?».

«А как после революции матросы были комиссарами в армии, в экономике, на производстве?»

«А разве он матрос?»

«Не матрос, но в тельняшке и в будёновке. Разве не видела?».

                                          Кое-что из истории первого ЭСПО

Был ли такой разговор или немного другой, теперь сказать трудно. Элеонора Самсоновна ушла из жизни скоропостижно - в 1977 году. Но такой разговор вполне мог быть. Во всяком случае, Соколов согласие быть комиссаром ЭСПО дал и стал с энтузиазмом проводить инструктивные занятия с теми студентами, которых удалось «затащить» через комитет комсомола. Занятия проводил прямо в фойе детского кинотеатра «Баррикады», где он тогда работал педагогом. Так что вполне можно сказать: движение педотрядов началось с «Биррикад» на  Красной пресне.

А щёлковский подростковый клуб «Орион», отпраздновав 18 февраля 1971 свой трёхлетний юбилей, в тот же вечер, захватив клубное знамя с надписью «Наша цель – счастье людей!» и орионовскую «наглядную агитацию», навсегда покинул щёлковский Дворец культуры. Громко распевая: «Нам дворцов заманчивые своды не заменят никогда свободы!».

На следующий же день орионовский актив начал «Операцию ЭСПО» (работу в качестве ЭСПО в подвале ЖЭКа № 20 Ленинского района столицы).

Приходу ребят в Лужники предшествовали некоторые события. Среди них - встречи с Соколовым в Комитете комсомола МГПИ, на кафедре педагогики, в парткоме. Своего рода «смотрины». По их окончанию Соколову везде пожимали руку. Секретарь комитета комсомола – обеими руками. Везде обещали помощь. Соколов везде пытался предупреждать, что руководимый им отряд будет работать с детьми не по «кружковой системе», принятой в Домах пионеров и Домах культуры, а по «отрядной системе», по «коммунарской методике»и по своей – «культармейской».

Боссов МГПИ на том этапе зарождения ЭСПАО особенности методики работы педотряда мало интересовали – им было важно начать работу и отрапортовать «наверх», что «почин» МГПИ по созданию движения педагогических отрядов уже реализуется. И именно как движение. По этому  ЭСПО должен был «высаживать п6едагогичесчкий десант» не в одном ЖЭКе, а минимум в двух.

Получилось так, что начали не в двух, а даже в трёх ЖЭКах. В 18-ом и 20-ом Ленинского района (в Лужниках, на улице Доватора (около станции метро «Спортивная») и в ЖЭКе 9 Фрунзенского района.(не далеко ом станции метро «Маяковская».

Надо сказать о педагогах-организаторах этих ЖЭКов. Ибо от них зависело очень многое. Тогда эту должность лишь ввели в штаты ЖЭКов и мало, кто там понимал, чем этот работник и как должен заниматься. В ЖЭКе 18 тогда работала педагогом-организатором чуть ли не столетняя старушка-ключница. Она отпирала «Красный уголок», чтобы дети там играли в на стольные игры. И к отряду, разумеется, у неё было изначальное и устойчивое недоверие.

В ЖЭКе 20 до этого немного поработал какой-то милиционер, который чуть-чуть вёл спортивную работу и, к сожалению, успел приучить начальство жилконторы к тому, что педагог-организатор это организатор физкультурной работы. Людмила Ивановна уговаривала Соколова прийти туда педагогом-организатором Соколова, но он пока не хотел уходить из кинотеатра.

И ещё ему очень хотелось не потерять Юру Берёзкина. Соколов боялся, что Юре вряд ли мама разрешит часто приезжать из подмосковного Щёлкова (да ещё пол часа на метро). Другое дело, если он станет педагогом-организатором. Но она не хотела и чтобы её сын стал педагогом-организатором. Здесь ему обещали 70 рублей в месяц, а на щёлковской фетровой фабрике она подыскала ему по знакомству работу лаборантом… на 80 рублей!

Но её удалось убедить, что сыну-студенту пединститута лучше работать по специальности. Так и получилось, что «педоргом» (педагогом-оргагизатором) в ЖЭКе 20 стал Юрий Константинович Берёзкин – в то время первокурсник-заочник истфака МОПИ. И проработал там на этой должности ровно…30 лет.(Примечание: а в 2014г. уже 43 года).

Про «форпосты» ЭСПО в других ЖЭКах можно рассказать кое-что хорошее, тем более, что первый год  в ЖЭКе 20 дела шли не очень здорово и было время, когда чуть не пришлось его покинуть.

Пенсионеры поняли, что за студентов МГПИ выдают себя совсем не студенты, а школьники из какого-то подмосковного города. И на «Красный уголок» навестили амбарный замок. И только после фельетона в «Московском комсомольце» «Улица Доватора, 14», после того, как на партийном собрании пенсионеров ЖЭКа в защиту своего немножко забытого детища выступили секретарь комитета комсомола МГПИ Борис Фёдорович Славин и Элеонора Самсоновна Куцзнецова амбарный замок с входа в клуб был снят.

Боялись, что ЭСПО потеряет свой форпост в ЖЭКе 20, а получилось, что потерял остальные. Ещё хорошо, что следуя правилам альпинистов (по возможности иметь три точки поры), ЭСПО сумел их иметь в начале своего существования. И смог тогда выжить на одной из этих точек.

Вот почему рассказ о студенческом педагогическом отряде МГПИ первой половины 70-х годов  – это рассказ о том, что было в Лужниках на базе ЖЭКА – 20.

И это самый интересный рассказ в истории ЭСПО. Во всяком случае, самый полезный с точки зрения содержания и методики «педотрядовской деятельности». Это был опыт, про который можно было говорить словами поэта: «Не всё у нас было ясно и просто, но трудности наши – трудности роста!». 

Самое интересное – рассказ о том, как пытались «обогнать сами себя» (не воспроизводить свой трёхлетний «орионовский опыт», а «двигаться дальше, как из этого ничего не вышло и пришлось заняться «повторяемостью».

Правда, с осени 1975 г. под напором властей началось создание нескольких форпостов, и Соколов в течении трёх лет Соколов руководил созданием форпоста в том самом 18 ЖЭКе, где начинали на рубеже 1970 и 1971 годов.

Но об этой части истории движения педотрядов в МГПИ позже.

Надо сказать, что движение педотрядов, начавшееся в МГПИ   в. 1971 г. лет за 10 «сникло». Соколов имел к нему причастность до осени 1979 г., когда ушёл на другой конец Москвы (в Бабушкинский район) и стал там создавать н6ечто иное – семейно-педагогический клуб.

Если в середине 70-х годов комсомол очень даже рвался «возглавить и организовать» движение педагогических отрядов и даже в 1976 г. принял постановление «О движении комсомольских педагогических отрядов» и утвердил «Примерное положение» об отряде, стремился возглавлять слёты педагогических отрядов, то к концу 70-х интерес комсомола к этому движению настолько угас, что комсомольские боссы стали публично заявлять о том, что движение «себя не оправдало». После этого движение совсем не прекратилось, а стало продолжаться в почти «латентных» (почти скрытых) и скромных формах.

Когда однажды несколько лидеров педотрядов пришли в ЦК ВЛКСМ и попросили помочь в создании ассоциации педагогических отрядов, там очень даже удивились, узнав, что где-то ещё сохранились педотряды и, конечно же, пообещали помочь. Назначили ответственным какого-то их деятеля из движения стройотрядов, на том всё и кончилось.

В Челябинске же движение педотрядов оказалось более живучим и дожило до своего 30-летия, видимо, по следующим перичин6ам. Во-первых, его лидел доцент кафедры педагогики ЧГПИ Иоголевич прожил дольше Э.С.Кузнецовой. во-вторых, в Челябинске педотряды, в основном, ориентировались на работу в пионерских (оздоровительных) лагерях.

И на работу платную. Другими словами, они строились на «социалистической основе», А не на псевдокоммунистической.  И, хотя в последнее десятилетие в стране  оздоровительных лагерей стало намного меньше, они совсем не исчезли. Не исчезла и необходимость в вожатых-студентах. В некоторых вузах (и педагогических колледжах) сохранилась даже обязательная летняя «лагерная практика». 

Можно, конечно говорить, что движение педотрядов, работавшее во дворах и движение – работавшее в лагерях это два разных движения. Но между ними были своего рода «точки пересечения». И раньше и теперь некоторые отряды лагерных вожатых работали и в промежутках между школьными каникулами, создавая объединения детей и подростков при дворовых клубах (на базе помещений жилищных хозяйств). А кто-то создавал - при школах, ин6тернатах, детских домах. Таких всегда было не очень много, но, похоже, они никогда и не исчезали совсем.

Ныне заметно некоторое (можно даже сказать ощутимое) возрождение движения педагогических отрядов. В конце 2000 года в Москве состоялся трёхдневный (с выездом в лагерь МЭИ) слёт «сводного» Московского педагогического отряда, в котором участвовали гости ещё из 12 регионов страны.

Среди гостей оказалась сравнительно большая и бойкая делегация челябинского педотряда «Луч» и Соколов с семьёй. С женой (педагогом-организатором) и двумя дочками-студентками педагогических колледжей, которые с огромным энтузиазмом в летние и зимние каникулы ездят в детский оздоровительный лагерь «Мир». А, кроме того, вся семья Соколовых – сотрудники «Первой опытной станции по внешкольному воспитанию».

На этом слёте состоялась учредительная конференция, и было учреждено межре6гиональное содружество студенческих педагогиче6ских отрядов, вошли представители от 13 регионов страны. Был избран Совет содружества…

………..