НОВОЕ НА САЙТЕ за последние 6 месяцев ТЕКСТЫ И ВИДЕО (в обратной хронологической последовательности)

___ РЫЦАРЬ ЖИВОЙ ПЕДАГОГИКИ. Статья Р.В.Соколова в ег автороской рубрике "ИСТОКИ", которую он вёл в начале века в газете Комитета по делам семьи и молодёжи Москвы "РЕБЁНОК И СОЦИУМ". Просмотров 279.

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

.

Бюллетень «РЕБЁНОК И СОЦИУМ»
Комитета по делам семьи и молодёжи Правительства Москвы.
Рубрика ИСТОКИ

(Ведущий рубрики - Ричард СОКОЛОВ)
Рыцарь живой педагогики

 

 

 

 

В прошлом выпуске нашей рубрики мы рассказали о знаменитой Яснополянской школе великого писателя, а в те годы еще молодого графа Л. Н То­лстого.

мы не успели еще сказать, что вскоре созданная им школа после жандармского обыска 1862 года прекратила свое существование. Оскорбление и унижение - излюбленные методы блюстителей казенного педагогического порядка против энтузиастов   общественного воспитания. Сколько "корабликов" сгорело в этом огне!

Школа Л.Н.Толстого была одним из первых "Варягов", открывших кингстоны, но не пожелавших сдаться…

НЕ ВСЯКОМУ педагогу-новатору везет на толковых продолжателей.

Эпигоны бывают почти у каждого, а вот настоящие, и тем более, при жизни...

Социальному педагогу Шацкому повезло.

В самом начале века талантливый молодой человек, имевший сильную тягу к служению людям и думавший осуществить свое призвание через искусство и науку (он был одновременно студентом консерватории и сельскохозяйственной академии) .начал задумываться о педагогической деятельности.

"Не могу не отметить, - писал он позже, -того совершенно необыкновенного впечатления, которое произвела на меня яснополянская школа в изображении Толстого. Мое живое воображение рисовало мне картины моей собственной жизни... в школе ; и мысли о том, как по-настоящему нужно учить и воспитывать детей, а главное - как к ним относиться..."

Нет, не сразу Шацкому удалось создать ту школу, которой позже (в двад­цатые года) восхищались и Восток (в лице писателя и мудреца Р.Тагора) и Запад (В лице известного американского психолога и педагога Д.Дьюи).

Поначалу Шацкому просто не дали возможности создать свою школу. Но он нашел "обходные пути'. Помог архитектор А.У.Зеленко, вернувшийся из путешествия в Америку и Европу, во время которого он изучал социальное творчество населения в области образования и внешкольного воспитания.

Зеленко предложил создать для начала на загородной даче в подмосковном Щёлкове с детьми из обычного московского приюта нечто вроде "детской республики" (в современных понятиях - лагерь труда и отдыха).

То была весна 1905 года, когда "все говорили о конституции". Зеленко и Шацкий   решили   "дать конституцию детям". И они ее имдали задолго до знаменитого "Кодекса" Януша Корчака.

Начало эпохи  отечественной "конституционной педагогики" открыла дюжина московских приютских мальчишек во главе с двумя взрослыми.

Меньше чем за одно лето случилось чудо: приютские ребята, привыкшие воевать с приютскими воспитателями, создали (под предводительством двух взрослых чудаков, назвавших себя Китом и Акулой) самоуправляемую трудовую общину, в которой сами вырабатывали для себя "законы", сами по ним жили, да так бодро и радостно , что к ним стали приезжать посмотреть на ихдиковинную жизнь слушатели московских воскресных школ рабочей молодежи.

Дети стали просить продолжить эту жизнь в городе. Так и появился осенью в "Марьиной роще" клуб, получивший позже мировую известность. Уже к концу 1907 г. методом "народной стройки" на заброшенной даче в подмосковном Щёлково на собранные средства по проекту Зеленко бригада штукатуров с завода Листа с помощью родителей и активистов клуба вы­строила для этого клуба в стиле модерн (чем оно и вошло в альбомы по истории архитектуры).

Но интересно оно не "модерном", а тем, что в нем был зал со сценой, три десятка помещений для детских занятий и даже крутящимся куполом обсерватории над крышей, с настоящим телескопом.

Это было первое в Марьиной роще здание, имевшее электрическое освещение, автономное паровое отопление.

Называлось вся эта социальная самодеятельность первоначально "Сетлементом" (культурные поселением), а после - обществом "Детский труд и отдых» '

Маленькое такое общество, микрорайонного масштаба, но, как оказалось позже,- мирового значения.

И дело не только в том, что здесь занималось около 400 детей.

Здесь было много детских "клубов" (по нынешним представлениям – кружков) разного профиля, детский сад, амбулатория,   курсы,   где подростки могли получить рабочие профессии.

Были педагогические курсы для взрослых, летняя загородная колония (база для труда и отдыха) "Бодрая жизнь» и даже "дополнительная школа", где дети получали в дополнение к обязательным трем классам церковно-приходской школы образования за четвертый, пятый и шестой классы.

Не то удивительно, что в школе не ставили отметок, что не было экзаменов, что учителя здоровались с детьми за руку и даже могли устроить "кучу-малу".

По обычаям этого клуба взрослые в нем не имели права наказывать детей иначе, нежели апеллируя к решению общего собрания.

Неудивительно, что дети сюда бежали бегом, а уходить после занятий отказывались.

Даже прятались, чтобы подольше побыть в клубе.

Многие из них, вырастая,     становились помощниками старших друзей и ПЕДАГОГАМИ.

И собирались они на ежегодные встречи до последних дней (в самом прямом смысле) своей жизни.

"Мы-солнечные люди", - говорили они о себе и с жаром доказывали, что такими их сделал клуб, сделала школа-колония,     сделал Шацкий.

И, если бы было это возможным, отдали бы своих внуков не в лицеи и колледжи, а именно в школу Шацкого.

У нас хранится три десятка катушек с магнитофонными записями воспоминаний этих людей и несколько часов видеозаписей.

Было бы смешно надеяться в газетной статье ответить на вопросы ЧТО, КАК, ПОЧЕМУ?

Это целая эпоха в отечественном общественно-педагогическом движении, целая субкультура. И если не так давно один американский  профессор опубликовал в "Комсомольской правде" статью "Вперед к Шацкому", то у него были для такого названия основания.

Элементарная методика повседневной жизнедеятельности самодеятель-ного детского общества,   предложенная Шацким, отрабатывалась на протяжении почти целого века, и каждое десятилетие черпало из нее и вносило в нее что-то ценное. Но главное - стоящая за ней "педагогическая философия", основанная не на конъюнктурных "социальных заказах" той или иной приходящей (и всегда переходящей) власти, а на осмыслении , и при«рынке» объективных законов смены поколений, законов развития личности ребенка и коллектива детей, законов диалектики, по которым осуществляется введение в культуру.

Краткая формула "Воспитание человека   должно   быть воспитанием его самодеятельности" из студенческого дневника молодого Шацкого стала не только одной из ведущих идей его социальной педагогики, но и своего рода символом веры для многих социальных педагогов начавшегося тогда ХХ века.

Недавно из Лондона вернулся нынешний руководитель Форпоста культуры им. СТ.Шщкого, который мы вместе создавали в начале 1971 года в московском микрорайоне "Лужники".

В Англии, на родине сетлементов Ю.К.Березкин делился опытом более чем двадцатилетнего применения наследия Шацкого.

Опыт Шацкого оказался приемлем и в "застойные заморозки", и в «перестройку» и при «рынке».

Элементарная методика повседневной жизнедеятельности самодеятельного детского общества, предложенная Шацким, отрабатывалась на протяжении почти целого века, и каждое десятилетие черпало из нее и вносило в нее что-то ценное.

Но главное - стоящая за ней "педагогическая философия", основанная не на конъюнктурных "социальных заказах" той или иной приходящей (и всегда переходящей) власти, а на осмыслении объективных законов смены поколений, законов развития личности ребенка и коллектива детей, законов диалектики, по которым осуществляется введение в культуру.

Краткая формула "Воспитание человека   должно   быть воспитанием его самодеятельности" из студенческого дневника молодого Шацкого стала не только одной из ведущих [ идей его социальной педагогики, но и "символом веры" для многих его последователей.

Клуб Шацкого был как бы вне политики. Шацкий пытался сотрудничать с Думой до революции, с Наркомпросом - после нее.

Для него дети были выше политики, но за это своё убеждение Шацкому пришлось подвергнуться аресту до революции и получить обвинение во враждебном уклоне после неё.

Правда, его потом реабилитировали. Дума давала деньги, советская администрация назначала директором консерватории.

Но он всегда оставался верен детям. Его можно сравнить с утопистом Томазо Кампанеллой, который после десятилетий гонений со стороны инквизиции и мучительных пыток стал советником Папы римского.

. И когда у него спрашивали, откуда он берет силы и мужество, утопист отвечал: "Кто же поведает о городе солнца, если я не выдержу?"

Нелегко быть под пытками, но легче ли быть Утописту советником Папы Римского...

Шацкий, открыто назвавший в печати наркома просвещения А. В. .Луначарского дилетантом, не сразу согласился на предложение того же наркома возглавить Первую опытную станцию по народному образованию Наркомпроса.

Почему согласился? Зачем? В отличие от большинства педагогов, которые ничего не умеют делать, кроме того, что «давать уроки», Шацкий был прекрасным музыкантом (даже как-то по конкурсу стал певцом Большого театра), а значит, проблема заработка не вынуждала идти его на сговор с совестью.

Став руководителем опытной станции, Шацкий даже делал попытку отказаться от жалования, но Луначарский ему сказал, что тогда его будут считать  врагом  народа.

Пришлось согласиться. Согласился он, чтобы осуществить свой "город солнца" (о котором мечтал как о "Детском царстве" и "Детской республике", который построил и который вошел в историю мировой педагогики под названием школа-колония "Бодрая жизнь".

В этом Шацкий большепохож на Кампнеллу, нежели на Г.С.Сковороду.

Умер С.Т.Шацкий в 1934 году (сердце подвело) и считается - естественной смертью.

А если учесть, что перед этим его школу-клуб превратили в обычную казенную стандартную школу?

И что, разве ничего не значит предание, упорно сохраняющее легенду , будто бы Сталин изрек: "А Шацкий думает иначе"?

Стоит ли удивляться, что сердце этого сильного, смелого и совсем еще не пожилого человека не выдержало...

Почти тридцать лет держался на плаву социально-педагогический корабль Шацкого, успевший вырасти из ватаги приютских мальчишек в невиданный до него социально-педагогический комплекс с интернатным трудовым лицеем, с детскими садами, школами сельской молодежи, со своим учебным заведением по подготовке педагогических  кадров, лабораторией (чем-то вроде междисциплинарного НИИ), педагогической выставкой, с изданием книг по школьной педагогике, внешкольному воспитанию... Формально этот "кораблик" не "сгорел", его просто реорганизовали...

3 стр.

№3, апрель