НОВОЕ НА САЙТЕ за последние 6 месяцев ТЕКСТЫ И ВИДЕО (в обратной хронологической последовательности)

___ Р.В.Соколов К ЮБИЛЕЮ ТРЁХ “ПОДВИЖНИКОВ СОЦВОСА” ПРОШЕДШЕГО ВЕКА... В 2008 ГОДУ ИСПОЛНЯЕТСЯ 120 ЛЕТ А.С.МАКАРЕНКО, 130 ЛЕТ - ЕГО ПРЕДШЕСТВЕННИКУ С.Т.ШАЦКОМУ И 85 ЛЕТ ИХ ПОСЛЕДОВАТЕЛЮ И.П.ИВАНОВУ. Просмотров 454

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Публикации - СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ жизни и деятельности

Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 

Р.В.Соколов

К ЮБИЛЕЮ ТРЁХ “ПОДВИЖНИКОВ СОЦВОСА”

ПРОШЕДШЕГО ВЕКА

КАЖДЫЕ ПЯТЬ ЛЕТ В ОДИН И ТОТ ЖЕ ГОД СЛУЧАЮТСЯ ЮБИЛЕИ ТРЕХ ИЗВЕСТНЫХ ПЕДАГОГОВ. В 2008 ГОДУ ИСПОЛНЯЕТСЯ 120 ЛЕТ А.С.МАКАРЕНКО, 130 ЛЕТ - ЕГО ПРЕДШЕСТВЕННИКУ С.Т.ШАЦКОМУ И 85 ЛЕТ ИХ ПОСЛЕДОВАТЕЛЮ И.П.ИВАНОВУ.

“Подвижники соцвоса” - так назвал А.С.Макаренко одну из глав романа “Педагогическая поэма”.

Казалось бы, это очень разные люди. Шацкий по происхождению - дворянин, сын военного чиновника, Макаренко — сын железнодорожного маляра, а И.П.Иванов - сын инженера.

 

 

Детство одного из них прошло в Москве, а другого — в далёкой украинской провинции, третьего - в Ленинграде.

У Шацкого была атлетическая фигура и пышная вьющаяся шевелюра. Друзья придумали ему кличку “Кит”. Макаренко был небольшого роста, щуплый и последние годы жизни волосы стриг наголо. В молодости его прозвали “Антошка чихайте”. Иванов был полноват, картавил. За его внешность друзья в молодости называли его “наш Ленин”.

Как они предпочитали одеваться? Дети видели Шацкого обычно в темном или белом костюме при галстуке, или в белой косоворотке. С воспитанниками был на “ты”, здоровался за руку, любил с ними бегать босиком, купаться, устраивал шумную “кучу-малу”. Макаренко предпочитал ходить в военной (или подобной ей) одежде. Никогда воспитанники не видели его босиком. И называли только на “Вы”, по имени и отчеству. Иванов ходил в костюме, но без галстука, и при этом расстегнутый воротник сорочки поверх пиджака. Не смущался ходить в той же форме, что и воспитанники (военных рубашках зелёного или кремового цвета и с пионерским галстуком). При этом часто на голове у него был берет, фетровая или соломенная шляпа.

Все трое имели вузовское образование. Шацкий учился математике в Московском университете, петь учился в Московской консерватории, а в Петровской сельскохозяйственной академии учился на агронома. Макаренко учился в Полтавском учительском институте. Иванов окончил философский факультет Ленинградского университета, а позже в ЛГПИ защитил кандидатскую и докторскую диссертации.

В молодости они долго искали для себя “настоящее дело”. Шацкий мечтал стать певцом, Макаренко - писателем, а Иванов - философом.

Серьезное увлечение педагогикой пришло к ним уже в зрелом возрасте. В значительной степени в этом были “виноваты” их любимые писатели. ( У Шацкого - Л.Толстой, у Макаренко - М.Горький, а у Иванова - А.Макаренко).

Но их в этих писателях больше всего интересовала “педагогическая составляющая”. Шацкому хотелось создать сельскую школу (что-то вроде Яснополянской школы Л.Толстого - для этого он и учился на агронома). Макаренко в Горьком увлекла мысль, что человек формируется, сопротивляясь действительности. Иванов увлекся применением идей Макаренко в современном воспитании юных пионеров. Недаром он и детскую, и студенческую организации, созданные им, назвал коммунами. Студенческая коммуна носила имя А.С.Макаренко.

Можно сказать, что они были современниками. Когда ушёл из жизни Шацкий, Иванову было 11 лет, а когда скончался Макаренко - 16. Но знакомы все они были лишь заочно. Макаренко пишет, что читал книгу Шацкого “Дети - работники будущего” (19907г.). А Иванов очень основательно перечитал Шацкого и Макаренко.

В судьбе всех трёх было много общего. У всех были серьёзные проблемы с сердцем. Но они не умели беречь себя. Макаренко умер от разрыва сердца, нечто подобное случилось и с Шацким. Иванов в конце жизни был парализован, вынужден был заново учиться говорить и писать.

Шацкий и Макаренко своих детей не имели. У Иванова дети были, но он умел львиную долю свободного времени уделять воспитанникам.

Шацкий и Макаренко крайне отрицательно относились к педагогике прошлого. И свою миссию видели в ее преобразовании. Их не даром часто называют педагогами-новаторами. Созданные ими детские и молодёжные формирования, конечно же, были “опытно-экспериментальными”, но при этом не ради “чистой науки”, а ради поисков путей к организации детского счастья. Девиз коммунарских объединений И.П.Иванова: “Наша цель - счастье людей!”. “Здесь не воспитывают, здесь живут” - утверждали воспитанники Шацкого, Макаренко и Иванова.

Педагогика для них была не средством заработка и не хобби. Это, скорее, форма социального служе­ния. Не “труд-работа”, а “труд-забота” (по терминологии А.С. Макаренко).

Педагогика для них — не столько “воспитание школьников”, сколько воспитание “работников будущего” (С.Т. Шацкий), воспитание “нового человека” (А.С. Макаренко). И вообще, воспитание для них не самоцель. Им хотелось “улучшать окружающую жизнь”. В этом они были уто­пистами. Веря, что общество может быть устроено разумно, а жизнь людей — сча­стливее, они считали, что путь к такой жизни лежит, прежде всего, через создание разумно организованных и счастливых дет­ских “сообществ” (“клубов”, “ко­лоний”, “коммун”).

Более того, они были сторонниками “опережающего воспитания”, пытались до­казывать, что детское сообщество может быть устроено лучше взрос­лого и что даже может стать для взрослых культурным образцом, моделью настоящего человеческого общежития.

Ещё в 1918 г. в журнале “Свободное воспитание и свободная трудовая школа” С.Т.Шацкий писал: “По моим наблюдениям, социальная жизнь детей способна достигнуть чрезвычайно высоких форм обще­жития, быть может, и малодоступ­ных для взрослых людей. Это я поверил на жизни детской трудовой колонии-общины, на протяжении 8 лет непрерывной работы”. Этот текст повторялся неоднократно. В сб. 1918г. “Трудовая школа”, в “Педагогических сочинениях” (1, т. 2, с. 24).

В письме А.М. Горькому от 16.06.1926 г. А.С. Макаренко признаётся: “Я потому и отдался колонии, что захотелось потонуть в здоровомчеловеческом коллекти­ве, дисциплинированном, культурном, идущем вперёд, а в то же время и с русским раз­махом, и страстью ...Я теперь убедился, что такой коллектив в России создать можно, во всяком случае, из детей” (2, Т. 1, С.235).

А.С. Макаренко в этом убедился, проработав с детьми двад­цать лет. С.Т. Шацкий убедился в этом намного рань­ше. Уже 22 января 1918 года в докладе перед работниками детских клубов, членов клубной комиссии при Союзе обществ попечения о детях Москвы он утверждал, что “Эта работа тем интересна, что мы присутствуем при создании таких общест­венных взаимоотношений, которые далеко опередили условия нашей жизни сейчас, и благодаря этому можем заглянуть в буду­щий общественный строй” (1, т. 2, с. 54).

Но С.Т. Шацкий и А.С.Макаренко во­все не прорицатели. То, чем они занима­лись, теперь социологи назвали бы “про­гнозным социальным проектированием”. То, чем занимался А.С. Макаренко, А.М. Горький назвал “экспериментом мирового значения” (1, Т. 1, С.255). И.П.Иванов не случайно был избран действительным членом АПН СССР.

А что за окном мы видим совсем другой общест­венный строй (вовсе не тот, который проектировали самоотверженные “подвижники соцвоса”), то в этом не их вина. Но как не порадоваться тому, что и теперь у этих подвижников есть продолжатели. Действует Международная макаренковская ассоциация, проводятся Международные конкурсы им. А.С.Макаренко (по организации школ-хозяйств), действует ассоциация последователей И.П.Иванова “Педагогика социального творчества”.

Их опыты по конструированию ра­зумных и счастливых детских производственных коллективов (в опыте Иванова - коллективов с общественно-полезной деятельностью) и созданные каждым из них на основе их “цельных опытов” стройных систем взглядов на жизнь детей, на смысл, значение и средства воспитания будоражили умы, находили и находят много поклонников. Но ещё больше находят (и это надо признать) равнодушных и даже противников.

Когда подвижникам удавалось находить под­держку “в верхах”, окрылённые надеждой реализовать “небывалые возможности”, они высоко воспаряли в мечтах о грандиозных социальных проектах, желая помочь не горстке обездоленных, а детям и подросткам городского или сельского района, целого города, республики, всей страны. И созданные ими детские формирования получали, порой, даже особый статус экспериментальных.

Когда отношение “Олимпа” к ним менялось, их социальные творения подвергались безжалостной “реорганизации”, философско-педагогический “бисер” затаптывали в грязь, а самих новаторов подвергали травле. Шацкому пришлось “по собственному желанию” уйти из Государственного учёного совета” (ГУСа), А.С.Макаренко - из украинского НКВД, а И.П.Иванову - из ЦК ВЛКСМ. Эти уходы не сломили их. Все они продолжали активно действовать и бороться. Шацкий - как директор Московской консерватории, Макаренко - как писатель, Иванов - как учёный и профессор в педагогическом ВУЗе. Так или иначе, но они не выпали из сферы образования. А.С.Макаренко говорил, что он не отказался от борьбы, а только сменил вид оружия.

Все три “подвижника соцвоса” достигли в своей работе невиданных дотоле, можно сказать, грандиозных результатов. Их опыт уже при их жизни изучали не только коллеги-соотечественники, но и иностранцы. Шацким восхищались такие мыслители, как Джон Дьюи и Рабиндранат Тагор. Тысячи педагогов, побывали в коллективах С.Т. Шацкого, А.С. Макаренко, И.П.Иванова.

Все они успели при жизни кое-что опубликовать. Но, как выяснится, - только малую часть. С.Т. Шацкому не повезло больше других: в 1930 г. кто-то поджёг его дом, и в нём сгорела рукопись главной его книги — вторая ча­сть книги “Бодрая жизнь”. Мака­ренко повезло больше — от его “Педагоги­ческой поэмы” цензура “откуси­ла” только фрагменты. А диссертацию Иванова издали лишь тоненькой брошюркой “Воспитывать коллективистов”, которая стоила 19 копеек. Теперь к каждому юбилею издаются ранее не публиковавшиеся произведения этих “подвижников соцвоса” или сборники научно-практических конференций, посвящённых их наследию.

Особая заслуга И.П.Иванова как продолжателя Шацкого и Макаренко в том, что разработанная им теория и методика, которую теперь чаще всего называют “Педагогика общей заботы”, позволила макаренковскую идею о “труде-заботе” воплощать в общественно-полезной деятельности учащихся. Даже, тогда и там, когда и где не было или нет возможности для организации “школ-хозяйств”, “прогрессирующих общин” (системообразующим фактором, в которых является, по утверждению Макаренко, “экономическая забота”). Благодаря этой педагогике, получившей название в обиходе педагогической практики известность как “коммунарская методика”, “методика коллективной творческой деятельности”, вот уже около полувека живёт и не иссякает в школьной и студенческой среде “коммунарское движение”. В школах и в учреждениях дополнительного образования встречаются “коммунарские клубные объединения”. Штаб школьников при Дворце творчества Архангельска отметил уже своё 45-летие. На традиционном осеннем коммунарском сборе “Звёзды дарят надежду-2007” в Ленинградской области собрались делегации от 17-ти юношеских коммунарских объединений разных регионов страны (от Карелии до Кузбаса).

К сожалению, последователи Шацкого и Макаренко подобны трём ветвям древа, которые, практически, не пересекаются. Чем дальше уносит нас река времени, тем чаще потомки теряют знания о своём родстве, о своих общих корнях. Это явление обычное. Но в канун предстоящих юбилеев трёх “подвижников соцвоса” хочется пожелать всем нам не быть Иванами, не помнящими родства.

Школам-хозяйствам весьма и весьма пригодилась бы в “послерабочее время” и “внеурочное время” “коммунарская методика коллективных творческих дел”. Каким бы замечательно воспитывающим не был производительный труд, а в сфере досуга есть своя специфика “общей заботы”. Не даром пословица гласит: “Делу время, потехе час”. А “досуговым” школьным и внешкольным коммунарским объединениям давно пора их “трудовые КТД” усовершенствовать в направлении создания собственных серьезных производственных структур. Вспомним, как нелегко оказалось организатору клубной работы у Макаренко В.Н.Терскому, когда после Коммуны имени Дзержинского ему пришлось работать в “обычных” образовательных и исправительных учреждениях. Другими словами, представителям “разных ветвей” потомков “подвижников соцвоса” есть, о чём говорить, и есть чем обмениваться.

Литература

1. Шацкий С.Т. Педагогические сочинения. В 4-х т. т. 2. –М: Просвещение, 1964г. –476 с. (1, с. 22).

2. Макаренко А.С. Педагогические сочинения: В 8-ми т. Т –М.. 1983-1986).

3. И.П.Иванов. Созидание: теория и методика воспитания. - СПб, 2003. –504 с.

4. Р.В.Соколов. Шацкий – предшественник Макаренко (с. 18-45)\\ Опыт С.Т.Шацкого (к 125-летию со дня рождения). Обнинск, 20032, -124 с.

5. Р.В.Соколов Раздумья в юбилейный год двух корифеев российского воспитания \\Народное образование, 2003, № 9, с. 135 – 143.

Сведения об авторе: Соколов Ричард Валентинович, кандидат социологических наук, руководитель исследовательской группы по проблемам социализации молодежи Российского института культурологии, член Правления Международной макаренковской ассоциации, экскурсовод Музея А.С.Макаренко при Центре внешкольной работы им. А.С.Макаренко (Москва).

Телефон для связи: 89165790946

КАЖДЫЕ ПЯТЬ ЛЕТ В ОДИН И ТОТ ЖЕ ГОД СЛУЧАЮТСЯ ЮБИЛЕИ ТРЕХ ИЗВЕСТНЫХ ПЕДАГОГОВ. В 2008 ГОДУ ИСПОЛНЯЕТСЯ 120 ЛЕТ А.С.МАКАРЕНКО, 130 ЛЕТ - ЕГО ПРЕДШЕСТВЕННИКУ С.Т.ШАЦКОМУ И 85 ЛЕТ ИХ ПОСЛЕДОВАТЕЛЮ И.П.ИВАНОВУ.

“Подвижники соцвоса” - так назвал А.С.Макаренко одну из глав романа “Педагогическая поэма”.

Казалось бы, это очень разные люди. Шацкий по происхождению - дворянин, сын военного чиновника, Макаренко — сын железнодорожного маляра, а И.П.Иванов - сын инженера.

Детство одного из них прошло в Москве, а другого — в далёкой украинской провинции, третьего - в Ленинграде.

У Шацкого была атлетическая фигура и пышная вьющаяся шевелюра. Друзья придумали ему кличку “Кит”. Макаренко был небольшого роста, щуплый и последние годы жизни волосы стриг наголо. В молодости его прозвали “Антошка чихайте”. Иванов был полноват, картавил. За его внешность друзья в молодости называли его “наш Ленин”.

Как они предпочитали одеваться? Дети видели Шацкого обычно в темном или белом костюме при галстуке, или в белой косоворотке. С воспитанниками был на “ты”, здоровался за руку, любил с ними бегать босиком, купаться, устраивал шумную “кучу-малу”. Макаренко предпочитал ходить в военной (или подобной ей) одежде. Никогда воспитанники не видели его босиком. И называли только на “Вы”, по имени и отчеству. Иванов ходил в костюме, но без галстука, и при этом расстегнутый воротник сорочки поверх пиджака. Не смущался ходить в той же форме, что и воспитанники (военных рубашках зелёного или кремового цвета и с пионерским галстуком). При этом часто на голове у него был берет, фетровая или соломенная шляпа.

Все трое имели вузовское образование. Шацкий учился математике в Московском университете, петь учился в Московской консерватории, а в Петровской сельскохозяйственной академии учился на агронома. Макаренко учился в Полтавском учительском институте. Иванов окончил философский факультет Ленинградского университета, а позже в ЛГПИ защитил кандидатскую и докторскую диссертации.

В молодости они долго искали для себя “настоящее дело”. Шацкий мечтал стать певцом, Макаренко - писателем, а Иванов - философом.

Серьезное увлечение педагогикой пришло к ним уже в зрелом возрасте. В значительной степени в этом были “виноваты” их любимые писатели. ( У Шацкого - Л.Толстой, у Макаренко - М.Горький, а у Иванова - А.Макаренко).

Но их в этих писателях больше всего интересовала “педагогическая составляющая”. Шацкому хотелось создать сельскую школу (что-то вроде Яснополянской школы Л.Толстого - для этого он и учился на агронома). Макаренко в Горьком увлекла мысль, что человек формируется, сопротивляясь действительности. Иванов увлекся применением идей Макаренко в современном воспитании юных пионеров. Недаром он и детскую, и студенческую организации, созданные им, назвал коммунами. Студенческая коммуна носила имя А.С.Макаренко.

Можно сказать, что они были современниками. Когда ушёл из жизни Шацкий, Иванову было 11 лет, а когда скончался Макаренко - 16. Но знакомы все они были лишь заочно. Макаренко пишет, что читал книгу Шацкого “Дети - работники будущего” (19907г.). А Иванов очень основательно перечитал Шацкого и Макаренко.

В судьбе всех трёх было много общего. У всех были серьёзные проблемы с сердцем. Но они не умели беречь себя. Макаренко умер от разрыва сердца, нечто подобное случилось и с Шацким. Иванов в конце жизни был парализован, вынужден был заново учиться говорить и писать.

Шацкий и Макаренко своих детей не имели. У Иванова дети были, но он умел львиную долю свободного времени уделять воспитанникам.

Шацкий и Макаренко крайне отрицательно относились к педагогике прошлого. И свою миссию видели в ее преобразовании. Их не даром часто называют педагогами-новаторами. Созданные ими детские и молодёжные формирования, конечно же, были “опытно-экспериментальными”, но при этом не ради “чистой науки”, а ради поисков путей к организации детского счастья. Девиз коммунарских объединений И.П.Иванова: “Наша цель - счастье людей!”. “Здесь не воспитывают, здесь живут” - утверждали воспитанники Шацкого, Макаренко и Иванова.

Педагогика для них была не средством заработка и не хобби. Это, скорее, форма социального служе­ния. Не “труд-работа”, а “труд-забота” (по терминологии А.С. Макаренко).

Педагогика для них — не столько “воспитание школьников”, сколько воспитание “работников будущего” (С.Т. Шацкий), воспитание “нового человека” (А.С. Макаренко). И вообще, воспитание для них не самоцель. Им хотелось “улучшать окружающую жизнь”. В этом они были уто­пистами. Веря, что общество может быть устроено разумно, а жизнь людей — сча­стливее, они считали, что путь к такой жизни лежит, прежде всего, через создание разумно организованных и счастливых дет­ских “сообществ” (“клубов”, “ко­лоний”, “коммун”).

Более того, они были сторонниками “опережающего воспитания”, пытались до­казывать, что детское сообщество может быть устроено лучше взрос­лого и что даже может стать для взрослых культурным образцом, моделью настоящего человеческого общежития.

Ещё в 1918 г. в журнале “Свободное воспитание и свободная трудовая школа” С.Т.Шацкий писал: “По моим наблюдениям, социальная жизнь детей способна достигнуть чрезвычайно высоких форм обще­жития, быть может, и малодоступ­ных для взрослых людей. Это я поверил на жизни детской трудовой колонии-общины, на протяжении 8 лет непрерывной работы”. Этот текст повторялся неоднократно. В сб. 1918г. “Трудовая школа”, в “Педагогических сочинениях” (1, т. 2, с. 24).

В письме А.М. Горькому от 16.06.1926 г. А.С. Макаренко признаётся: “Я потому и отдался колонии, что захотелось потонуть в здоровомчеловеческом коллекти­ве, дисциплинированном, культурном, идущем вперёд, а в то же время и с русским раз­махом, и страстью ...Я теперь убедился, что такой коллектив в России создать можно, во всяком случае, из детей” (2, Т. 1, С.235).

А.С. Макаренко в этом убедился, проработав с детьми двад­цать лет. С.Т. Шацкий убедился в этом намного рань­ше. Уже 22 января 1918 года в докладе перед работниками детских клубов, членов клубной комиссии при Союзе обществ попечения о детях Москвы он утверждал, что “Эта работа тем интересна, что мы присутствуем при создании таких общест­венных взаимоотношений, которые далеко опередили условия нашей жизни сейчас, и благодаря этому можем заглянуть в буду­щий общественный строй” (1, т. 2, с. 54).

Но С.Т. Шацкий и А.С.Макаренко во­все не прорицатели. То, чем они занима­лись, теперь социологи назвали бы “про­гнозным социальным проектированием”. То, чем занимался А.С. Макаренко, А.М. Горький назвал “экспериментом мирового значения” (1, Т. 1, С.255). И.П.Иванов не случайно был избран действительным членом АПН СССР.

А что за окном мы видим совсем другой общест­венный строй (вовсе не тот, который проектировали самоотверженные “подвижники соцвоса”), то в этом не их вина. Но как не порадоваться тому, что и теперь у этих подвижников есть продолжатели. Действует Международная макаренковская ассоциация, проводятся Международные конкурсы им. А.С.Макаренко (по организации школ-хозяйств), действует ассоциация последователей И.П.Иванова “Педагогика социального творчества”.

Их опыты по конструированию ра­зумных и счастливых детских производственных коллективов (в опыте Иванова - коллективов с общественно-полезной деятельностью) и созданные каждым из них на основе их “цельных опытов” стройных систем взглядов на жизнь детей, на смысл, значение и средства воспитания будоражили умы, находили и находят много поклонников. Но ещё больше находят (и это надо признать) равнодушных и даже противников.

Когда подвижникам удавалось находить под­держку “в верхах”, окрылённые надеждой реализовать “небывалые возможности”, они высоко воспаряли в мечтах о грандиозных социальных проектах, желая помочь не горстке обездоленных, а детям и подросткам городского или сельского района, целого города, республики, всей страны. И созданные ими детские формирования получали, порой, даже особый статус экспериментальных.

Когда отношение “Олимпа” к ним менялось, их социальные творения подвергались безжалостной “реорганизации”, философско-педагогический “бисер” затаптывали в грязь, а самих новаторов подвергали травле. Шацкому пришлось “по собственному желанию” уйти из Государственного учёного совета” (ГУСа), А.С.Макаренко - из украинского НКВД, а И.П.Иванову - из ЦК ВЛКСМ. Эти уходы не сломили их. Все они продолжали активно действовать и бороться. Шацкий - как директор Московской консерватории, Макаренко - как писатель, Иванов - как учёный и профессор в педагогическом ВУЗе. Так или иначе, но они не выпали из сферы образования. А.С.Макаренко говорил, что он не отказался от борьбы, а только сменил вид оружия.

Все три “подвижника соцвоса” достигли в своей работе невиданных дотоле, можно сказать, грандиозных результатов. Их опыт уже при их жизни изучали не только коллеги-соотечественники, но и иностранцы. Шацким восхищались такие мыслители, как Джон Дьюи и Рабиндранат Тагор. Тысячи педагогов, побывали в коллективах С.Т. Шацкого, А.С. Макаренко, И.П.Иванова.

Все они успели при жизни кое-что опубликовать. Но, как выяснится, - только малую часть. С.Т. Шацкому не повезло больше других: в 1930 г. кто-то поджёг его дом, и в нём сгорела рукопись главной его книги — вторая ча­сть книги “Бодрая жизнь”. Мака­ренко повезло больше — от его “Педагоги­ческой поэмы” цензура “откуси­ла” только фрагменты. А диссертацию Иванова издали лишь тоненькой брошюркой “Воспитывать коллективистов”, которая стоила 19 копеек. Теперь к каждому юбилею издаются ранее не публиковавшиеся произведения этих “подвижников соцвоса” или сборники научно-практических конференций, посвящённых их наследию.

Особая заслуга И.П.Иванова как продолжателя Шацкого и Макаренко в том, что разработанная им теория и методика, которую теперь чаще всего называют “Педагогика общей заботы”, позволила макаренковскую идею о “труде-заботе” воплощать в общественно-полезной деятельности учащихся. Даже, тогда и там, когда и где не было или нет возможности для организации “школ-хозяйств”, “прогрессирующих общин” (системообразующим фактором, в которых является, по утверждению Макаренко, “экономическая забота”). Благодаря этой педагогике, получившей название в обиходе педагогической практики известность как “коммунарская методика”, “методика коллективной творческой деятельности”, вот уже около полувека живёт и не иссякает в школьной и студенческой среде “коммунарское движение”. В школах и в учреждениях дополнительного образования встречаются “коммунарские клубные объединения”. Штаб школьников при Дворце творчества Архангельска отметил уже своё 45-летие. На традиционном осеннем коммунарском сборе “Звёзды дарят надежду-2007” в Ленинградской области собрались делегации от 17-ти юношеских коммунарских объединений разных регионов страны (от Карелии до Кузбаса).

К сожалению, последователи Шацкого и Макаренко подобны трём ветвям древа, которые, практически, не пересекаются. Чем дальше уносит нас река времени, тем чаще потомки теряют знания о своём родстве, о своих общих корнях. Это явление обычное. Но в канун предстоящих юбилеев трёх “подвижников соцвоса” хочется пожелать всем нам не быть Иванами, не помнящими родства.

Школам-хозяйствам весьма и весьма пригодилась бы в “послерабочее время” и “внеурочное время” “коммунарская методика коллективных творческих дел”. Каким бы замечательно воспитывающим не был производительный труд, а в сфере досуга есть своя специфика “общей заботы”. Не даром пословица гласит: “Делу время, потехе час”. А “досуговым” школьным и внешкольным коммунарским объединениям давно пора их “трудовые КТД” усовершенствовать в направлении создания собственных серьезных производственных структур. Вспомним, как нелегко оказалось организатору клубной работы у Макаренко В.Н.Терскому, когда после Коммуны имени Дзержинского ему пришлось работать в “обычных” образовательных и исправительных учреждениях. Другими словами, представителям “разных ветвей” потомков “подвижников соцвоса” есть, о чём говорить, и есть чем обмениваться.

Литература

1. Шацкий С.Т. Педагогические сочинения. В 4-х т. т. 2. –М: Просвещение, 1964г. –476 с. (1, с. 22).

2. Макаренко А.С. Педагогические сочинения: В 8-ми т. Т –М.. 1983-1986).

3. И.П.Иванов. Созидание: теория и методика воспитания. - СПб, 2003. –504 с.

4. Р.В.Соколов. Шацкий – предшественник Макаренко (с. 18-45)\\ Опыт С.Т.Шацкого (к 125-летию со дня рождения). Обнинск, 20032, -124 с.

5. Р.В.Соколов Раздумья в юбилейный год двух корифеев российского воспитания \\Народное образование, 2003, № 9, с. 135 – 143.

Сведения об авторе: Соколов Ричард Валентинович, кандидат социологических наук, руководитель исследовательской группы по проблемам социализации молодежи Российского института культурологии, член Правления Международной макаренковской ассоциации, экскурсовод Музея А.С.Макаренко при Центре внешкольной работы им. А.С.Макаренко (Москва).

Телефон для связи: 89165790946