НОВОЕ НА САЙТЕ за последние 6 месяцев ТЕКСТЫ И ВИДЕО (в обратной хронологической последовательности)

___Соколов Р.В. С ИМЕНЕМ С.Т.ШАЦКОГО ПО ЖИЗНИ // Педагогика среды - как научное направление и его учёт в практике: материалы Всероссийских социально-педагогических чтений, посвящённых 135-летию С.Т.Шацкого. - М.: Перспектива, 2013, с 44-50. Просмотров 385

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

СОКОЛОВ Р.В. С ИМЕНЕМ С.Т.ШАЦКОГО ПО ЖИЗНИ // Педагогика среды - как научное направление и его учёт в практике: материалы Всероссийских соцциально-педагогическихз чтений, посвящённых 135-летию Станислава Теофиловича Шацкого /под ред. Л.В.Мардахаева. - М.: Перспектива, 2013, с. 44 - 50.
(Авторский текст, помещённый ниже, опубликован в сборнике с  незначительными сокращениями и редакторской правкой).

Пятьдесят с лишним лет инициативной социально-педагогической деятельности по созданию различных «досуговых центров социализации» (их было создано более десяти, если не считать кратковременные, как, например, коллективы в летних пионерских и других оздоровительных лагерях). Двум из них было присвоено имя С.Т.Шацкого.

Интересно, что именно они оказались самыми «долгожителями».

 И не только самыми продолжительными. Но и самыми многопрофильными», «продуктивными» (и по «охвату» детей, подростков и молодёжи. И по тому, что я называю «осваиванием в культуре» (это некое единство социализации и самореализации). Самыми продуктивными по количеству, созданных на их базе методических рекомендаций и по количеству написанных на их опыте научных и публицистических статей, брошюр, книг.
О Станиславе.Теофиловиче Шацком я услышал уже в середине 60-х гг., но прочитал первую статью о нём только в 1970г. в книге.С.Л.Соловейчика «Час ученичества» (М., 1970).
В феномене С.Т.Шацкого меня увлекло многое. Его личность, его «философия воспитания». Его представление о том, что «воспитание человека должно быть воспитанием его самодеятельности». Что дело воспитания это не только дело школы, но и «самопомощь масс», что воспитание может и должно быть одной из форм самодеятельности населения.
Что в детском сообществе взрослые это «старшие товарищи детей» и что установления детского сообщества (принятые на общем собрании) должны быть обязательными и для исполнения взрослыми.
Своим опытом он доказал (ещё до революции), что школа может быть «дополнительной». В его опыте прежде появился клуб, а уже потом то, что он называл «дополнительной школой». В ней давалось начальное образование. И так успешно, что некоторые родители даже переводили в неё своих детей из обычной школы. Несмотря на то, что в этой школе… не ставили отметок.

Почему, создавая первый экспериментальный студенческий отряд (ЭСПО) я предпочёл для него имя С.Т.Шацкого?

Осенью 1970г. мы (я и старшие воспитанники моего клуба «ОРИОН», созданного в 1968г. при Дворце культуры в подмосковном г. Щёлково) согласились на предложение доцента кафедры педагогики МГПИ им.В.И.Ленина Э.С.Кузнецовой создать в подшефном институту микрорайоне (в Лужниках) ЭСПО для работы с детьми и подростками «по месту жительства». (Предложение было ею предварительно согласовано с кафедрой педагогики и комитетом комсомола МГПИ). Когда мы (в начале 1971г.) начали эту работу, то вскоре выяснилось, что для воспитанников название ЭСПО не слишком приятное.

Нам оно было интересно, как право на поиск. Но подростки в нём увидели нарочитую направленность на воспитание и перевоспитание («открытую педагогическую позицию»). Им уже надоело, что их все воспитывают: родители, учителя… А тут ещё кто-то появился. Да и быть «подопытными кроликами» в чьём-то эксперименте им совсем не хотелось. Первое время дело доходило до драк. К нам в подвал (помещение бывшего «красного уголка» приходили подвыпившие подростки) и буквально кулаками пытались выбить нас со «своей территории», где они привыкли курить, пить, играть в карты и материться.

А слово «клуб» не очень нравилось нам самим. Наш многопрофильный клуб «ОРИОН» за три года прошёл эволюцию от «клуба вопросов и ответов», через «многопрофильный клуб», через «клуб юных коммунаров», через «курсы общественных профессий и став «дружиной юных культармейцев» (фактически городским педагогическим отрядом старшеклассников). Отрядом, способным вести работу в четырёх микрорайонах подмосковного города. ( ). Считали, что слово «клуб» слишком обесценилось.

Нужно было найти новое название, которое бы предполагало «сосуществование» всех перечисленных форм жизнедеятельности и каких-то новых, которые были бы приемлемы для вовлекаемых «трудных» детей и подростков. В городской подростковый клуб при Дворце культуры приходила своего рода элита. «Шпана» там появлялась только на танцы.

Здесь нам без «шпаны» было не обойтись. Ведь те, от кого зависело предоставление нам помещений, какого-то инвентаря, поддержки (в руководстве МГПИ, в РК ВЛКСМ, в администрации жилхозяйства, территориальной партийной организации и «домкоме» ждали от нас не педагогических экспериментов. Они ждали «борьбы с безнадзорностью и детскими правонарушениями. Они требовали «вовлечения» самых «трудных» (прежде всего - стоящих на учёте в Детской комнате милиции).
Забегая вперёд, скажу, что в микрорайоне, считавшемся традиционно очень «криминогенным», через пять лет не осталось в ДКМ ни одного «подучётника». Именно тогда начался вокруг нашей работы небывалый газетно-журнальный бум. Не проходило и недели, что бы в каких-то московских или центральных СМИ не появилось публикаций о нашей работе («Правда», «Известия», «Советская Россия», «Советская культура», «Комсомольская правда», «Московская правда», «Московский комсомолец» писали о нас и писали неоднократно) «Посыпались» на нас грамоты (От райисполкома», от ЦК ВЛКСМ, от Министерства просвещения РСФСР…

Ожидаемого от нас успеха удалось достичь далеко не сразу и с огромным напряжением.

Нам помогло то, что нам удалось создать социально-педагогическую «конструкцию» (фактически общественное культурно-воспитательное учреждение нового типа). Это мы назвали «Форпостом культуры» (полное название «Комсомольско-молодёжный форпост культуры» Этот опыт описан в моей книге 1993г. –., посвящённой памяти С.Т.Шацкого «Оргмодель ЭСПО-71) [1, с. 119-154, ]. К 95-летию С.Т.Шацкого Форпосту было присвоено имя С.Т.Шацкого. Это обрадовало В.Н.Шацкую, с которой мы неоднократно встречались и у неё на квартире и у нас в Форпосте. Встречались и со многими воспитанниками. На их ежегодных встречах в Обнинске (на месте колонии Бодрая жизнь) и у нас. По их ходатайству Форпосту и было присвоено имя С.Т.Шацкого (комитетом комсомола МГПИ).

Нас спрашивали: «Почему вы взяли имя малоизвестного С.Т.Шацкого, а не всем известного А.С.Макаренко?» И не случайно спрашивали. Ведь мы с 1970г. стали участниками «Макаренковских сред», которые еженедельно и круглый год (!) проводила председатель Макаренковсой секции при ЦС ПО РСФСР Э.С.Кузнецова. Я уже тогда стал её заместителем по этой секции. И было бы вполне понятно, если бы взяли имя А.С.Макаренко. Но мы тогда предпочли имя С.Т.Шацкого.

Во-первых, А.С.Макаренко всегда был профессиональный (оплачиваемый) педагог, а С.Т.Шацкий начинал как общественник-волонтёр. Во-вторых, Макаренко предпочитал работать в «закрытых учрежденимях». А С.Т.Шацкий начинал работу с создания клуба для «дворовых ребят» (детей рабочей бедноты московской окраины). И официально его клуб назывался «Приютом дневного пребывания для приходящих детей». То есть, это было «открытое учреждение». А мы именно с этого и начинали создавать наш «Форпост».

Для новичков (не только «дошколят» и младших подростков) он всегда был приютом. Наши двери для ребят были открыты практически ежедневно. «Ребятня» после школы буквально бежала сюда. Клуб «Чебурашка» и отряд «РЕНАД» (ребята нашего двора) были первыми. Как сказал один журналист (И.И.Зюзюкин) «первыми ступеньками на крутой форпостовской лестице». А дальше «лестница» как бы повторяла ту, что была в клубе «ОРИОН». Получалась «от дошколят до бабушек».
Если учесть, что Форпосту уже больше 40 лет, то такая траектория получилась и на самом деле – первые форпостовцы (тогда «бойцы педотряда») уже давно пенсионеры, но кто-то из них, как, например, Ю.К.Берёзкин и до сих пор «в строю».

Повторю, что С.Т.Шацкий и его «команда» были волонтёрами и первые годы работали без оплаты труда. Нашим педотрядовцам-студентам» и другим энтузиастам-помощникам никто денег не платил и даже не обещал. Зарплату получал только «командор» Ю.К.Берёзкин (поступивший тогда учиться в заочный пединститут и начавший работать на должности педагога-организатора жилхозяйства). Других «ставок» не было. Мне довелось быть волонтёром и я считался «комиссаром». А если учесть, что в летних студенческих строительных отрядах «бойцам» выплачивалась зарплата, а в наших «летних лагерях труда и отдыха» студенты вели работу с детьми бесплатно (да ещё и показывали пример трудового энтузиазма в работе на полях!) и лишь питались «из общего котла»? Не трудно понять, сколь трудно было найти таких добровольцев и вдохновлять их. И здесь пример С.Т.Шацкого нам очень и очень помогал.

Второй раз я опять почувствовал необходимость «взять имя Шацкого» уже после 1991г. (уже «при новой власти»). Дело в том, что в 1986 г. я с женой и друзьями создал новый клуб. на северо-востоке Москвы в одном из микрорайонов той самой Марьиной рощи, где когда-то начинал С.Т.Шацкий. К 1990г. наш клуб вырос до такого качества, которое можно уже было назвать «Опытной станцией». Межрегиональная ассоциация «Воспитание» (где я был членом Правления), Фонд «Социальные инновации» (где я работал по совместительству в качестве консультанта) и мы с женой (как частные граждане) выступили соучредителями общественной организации «Первая опытная станция по внешкольному воспитанию». Академик АПН СССР М.Н.Скаткин (в прошлом воспитанник С.Т.Шацкого) с которым мы были знакомы уже много лет, поддерживал нашу работу по созданию Опытной станции, как научно-практического и учебно-консультационного комплекса [2] и охотно написал рекомендательное письмо в Исполком Дзержинского райсовета. Оно помогло нам зарегистрироваться и в Министерстве юстиции, помогло обрести (впервые!) юридическое лицо. Меня Совет учредителей Станции назначил её директором.

Всё это было летом 1990г.и оказалось очень своевременным. Помогло сохранить клуб в 1991г., когда педагогов-организаторов отправили на биржу труда (в том числе и педагога-организатора клуба «Ровесник» Соколову Н.В.), когда помещения большинства детских клубов кто-то быстро «прихватизировавл».

Это помогло нам добиться Решения райсовета о передаче Станции помещений и инвентаря нашего клуба «Ровесник». А Н.В.Соколова смогла продолжить работу в клубе, ставшим структурным подразделением Станции.
Это помогло клубу жить развиваться в новом качестве ещё 16 лет!

Как и С.Т.Шацкий в 1919 г. был вынужден спасать колонию «Бодрая жизнь», приспосабливаясь к новым политическим реалиям, так и мы искали пути выживания, сотрудничая с новой властью. И сотрудничали небезуспешно. Во всяком случае, наша Опытная Станция прожила дольше, чем Станция С.Т.Шацкого… О формах сотрудничества – ниже. (Подробное описание дано– в специальной статье к 15-летию Станции [2].

Станцию официально никто не закрывал и не «реорганизовывал». Просто пришло время капитальный ремонта (который должен был сделан ещё раньше, но «не было денег» у Управы района). Они появились только 2007г. Пришлось выехать «временно» (без предоставления нашей Станции другого помещения). Это привёло к состоянию «анабиоза» (подобно лягушке, замерзающей зимой во льду). Станция могла вести активную работу с детьми, но преимущественно в школьные каникулы. Особенно активно - в летних и зимних детских лагерях). И, что было неизбежным - в «чужих» и «временных» коллективах.
А в промежутках между каникулами работали в музее А.С.Макаренко. И в интернете через свой сайт (с конца 2009г.). Сейчас уже создан и действует другой сайт (
makarenro-sokolovy). Это-что-то вроде виртуального музея, чем-то похожего на «педагогическую выставку», которая была одним из четырёх блоков в структуре его Опытной станции.

Но вернёмся к началу 90-х. Группа воспитанников С.Т.Шацкого поддержала нас, обратившись с письмом в Академию педагогических и социальных наук (АПСН), с ходатайством о присвоении нашей Опытной станции имени С.Т.Шацкого. В Отделение «Теория и методология воспитательных систем и пространств» (академик-координатор д.п.н. Ю.П.Сокольников), где Станция уже была признана «базовым учреждением», а я уже был избран членом-корреспондентом АПСН.Там нашей Станции и было присвоено имя С.Т.Шацкого.
Это было не только приятно, но и очень полезно. Ведь наша Станция уже тогда была не просто «дворовым клубом». Она уже в 1990г. инициировала создание в микрорайоне Социально педагогического комплекса. В СПК «Содружество» вошли на договорных началах школа, ПТУ, детский парк, детская библиотека, педагогическое и художественные училища. А наша Станция была признана «центром» этого комплекса, его организующим началом. Это напоминало то, что было у С.Т.Шацкого вокруг его колонии «Бодрая жизнь». Надо сказать, что этот комплекс продолжал ещё функционировать практически до 1993г. А деловые связи некоторых партнёров сохранились и дольше.

Что дало создание Станции в 1990г.?
Во-первых, выжить клубу, у которого были сотни квадратных метров помещений и куда сотни детей могли приходить в будни с 15 часов (школа односменная) и в разные часы по воскресным дням. В одном здании занимались ребята до 7-го класса, а в другом старшеклассники. Станция имела клубные объединения, кружки технического творчества (авиамодельный, радиотехнический и фото-киностудию), художественного творчества (Изостудия, студия компьютерной графики, студия компьютерной мультипликации, игры на гитаре), прикладного творчества (керамики, резьбы по дереву, вязание, макраме, мягкая игрушка), спортивные секции (футбола-хоккея, самбо, тяжёлой атлетики, шахмат). Кукольный кружок и драмкружок.

А ещё - две детских общественных организации. Отряд скаутов им. доктора Гааза и объединение юных коммунаров «Алые паруса». Последнее организовала наша дочка Антонина, (когда стала студенткой педучилища). Позже «Алые паруса» стали педагогическим отрядом. Их главным делом стала организация, ставших массовыми, праздников подвижных игр. По традиции такие праздники проводились каждые два месяца. Всего Станция провела 117 таких праздников. Телевизионные репортажи с наших праздников были и до и после 1990г.

Как известно, Опытная станция Шацкого имела «блок», называвшийся «курсами». И мы с 1986г. сами готовили себе кадры. Многие воспитанники сами становились руководителями кружков и секций. Сёстры Соколовы поступили и закончили с отличием педагогические ВУЗы и работают социальными педагогами. Настя Возвышаева закончила два ВУЗа и работает сейчас инспектором в отделении милиции того самого района Марьина роща.

Научный блок Станции С.Т.Шацкого, названный им «лабораторией», в нашем опыте был назван «Научно-методическим центром по проблемам социальной педагогики». Он был создан в структуре Российского института культурологии (РИК), где я работал научным сотрудником с лета 1990г.. Содан НМЦ был после того, как я защитил (в 1995г.) диссертацию по социологическим наукам «Условия участия населения в социализации детей и подростков по месту жительства». Решением Учёного совета РИК и приказом директора института наша Опытная станция стала экспериментальной площадкой и базой, где помещались рабочие места сотрудников этого научного подразделения. Таким образом «научный блок» в организации, которая к этом времени перерегистрировалась в некоммерческую (НКО) оказался одновременно и структурным подразделением государственного научного учреждения, что весьма существенно укрепило позиции нашей Станции в те весьма непростые годы.

Четвёртый блок в деятельности Станции С.Т.Шацкого был связан с пропагандой, наработанного Станцией в её научной и практической деятельности. В нашем варианте это нашло решение в форме «Московского городского консультационно-методического центра» (МГКМЦ). Он появился на рубеже 1991-1992 гг. в связи с нашим предложением Комитету по делам семьи и молодёжи Правительства Москвы создать при КДСМ Консультативный совет по «социально-клубной» работе. Такой общественный орган был создан. В него вошли мы с Натальей Валентиновной, Ю.К.Берёзкин, М.Н. Комаров, К.Ф.Леонтович и другие руководители известных в столице клубных объединений. Вскоре эти объединения стали «опытными площадками» КДСМ.

Наша станция стала работать в качестве МГКМЦ, проводя консультационную работу по широкому спектру вопросов. Эта наша работа оплачивалась Комитетом в течение пяти лет и это позволяло желающим (педагогам, волонтёрам, родителям) получать у нас консультации любого объёма совершенно бесплатно. На средства, получамые от Комитета, мы могли покупать оргтехнику. Могли вести фото и видеорепортажи своих мероприятий, размножать буклеты и другие раздаточные материалы. В Газете Комитета «Ребёнок и социум» я вёл рубрику «истоки», знакомя москвичей с опытом Л.Н.Толстого, С.Т.Шацкого, с опытом скаутского, тимуровского и коммунарского движений.

Эта деятельность тоже укрепляла статус нашей Станции. Случилось как-то, что на должность Главы Управы района «Марьина роща» пришла новая супрефект, которая решила «перепрофилировать наши помещения». Поводом было то, что мы по традиции, а точнее, по решению Районного совета не платили за аренду помещений и коммунальные услуги.. Казалось, что дни Станции сочтены. Но Префект СВАО В.Г.Систер не только приостановил выселение, но и обязал Главу районной Управы изыскать источники финансирования (поскольку мы никогда не брали платы с родителей детей). После этого мы и в последующие годы никаких арендных и коммунальных платежей не осуществляли.
Можно сказать, что с 1986г. по 2007г. нам удавалось доказывать органам власти социальную важность и нужность нашей деятельности.
Удавалось это доказывать и через суд, когда, например, Москомимущество возбудило гражданский иск, требуя «возмещения долга» по оплате недвижимости. Мы сумели выиграть этот трудный процесс.
А позже в Москве стали появляться муниципальные клубы, которые стало-таки финансировать государство…

Ничто не вечно под луной. Умирают не только люди и станции. Гибнут государства и цивилизации. Но это не значит, что не стоит помнить и писать о подвижниках и их свершения. И не значит, что не стоит поднимать знамя, тех, кто пал. Знамя, на котором начертано имя С.Т.Шацкого, обязательно кто-то должен нести. И хочется верить, что его будут нести кто-то из наших детей, внуков правнуков или праправнуков…

Литература.
1 Соколов Р.В.
Участие населения в воспитании детей и подростков по месту жительства.
– М., 1993. –192 с. (Учебно-методическое пособие по социальной педагогике).
/ Изд.: Научная консультационно-внедренческая фирма "Социнновация",
Кафедра социальной инноватики Института молодежи).
Соколов Р.В.

2. Соколов Р.В. К 15-летию Первой опытной станции по внешкольному
воспитаниюим С.Т Шацкого как общественного воспитательного учреждения
и как научно-практического и учебно-пропагандистского педагогического
комплекса, продолжающего традиции С.Т.Шацкого
// Мир образования
– образование в мире. –  М., 2005,.с.199 - 206.

3. Соловейчик С.Л. . -М., 1972.