НОВОЕ НА САЙТЕ за последние 6 месяцев ТЕКСТЫ И ВИДЕО (в обратной хронологической последовательности)

__ Р.В.Соколов. ТИПОЛОГИЧЕСКИЕ СОСТАВЛЯЮЩИЕ "ПОДВИЖНИКА СОЦВОСА» (по фактам биографии А.С.Макаренко) // Известия Академии педагогических и социальных наук, Москва – Воронеж, 2008, Т. XII , ч.1, с. 359 – 365. Просмотров 428

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Статья опубликована в Иззвестиях Академии педагогических и социальных наук.

Р.В.Соколов. Типологические составляющие «подвижника соцвоса»  (по фактам
биографии А.С.Макаренко
// Известия Академии педагогических и
социальных наук, Москва – Воронеж, 2008, Т. XII , ч.1, с. 359 – 365.

----------------------------------------------

Соколов Р.В.

ТИПОЛОГИЧЕСКИЕ СОСТАВЛЯЮЩИЕ  ЛИЧНОСТИ

«ПОДВИЖНИКА СОЦВОСА» (по фактам биографии А.С.Макаренко)

Пожалуй, с 1988 г., который ЮНЕСКО объявило годом Макаренко, ни в России, ни в Украине не было столь широкого празднования юбилея А.С. Макаренко, как в этом году.     120-летие А.С. Макаренко ознаменовалось многими событиями.

Это и открытие выставки и пресс-конференция в Московском музее образования, и круглый стол, и вечер в Центре внешкольной работы им. А.С. Макаренко, и интернет-конференция в Федеральном институте развития образования, и Международная конференция, и 6-й конкурс им. А.С. Макаренко образовательных учреждений. Это конференции в трех   педагогических университетах Москвы. Это Всероссийская конференция в Егорьевске. Это открытие музея А.С. Макаренко в Ярославской области. А ещё Макаренковские чтения в Екатеринбурге и Волгограде…

В Украине Полтавский педагогический университет провёл международную конференцию. В Германии ведётся подготовка Всегерманского форума по наследию А.С. Макаренко. И это далеко не всё.

Чем обусловлен новый всплеск интереса к феномену Макаренко?

Конечно же, нельзя сбрасывать со счетов увеличивающуюся беспризорность и детскую преступность, поскольку Макаренко традиционно считается, прежде всего, именно «видатним вихователем» преступников и беспризорников.

Но уже в пятидесятые годы, и даже европейские католики, поняли, что Макаренко не укладывается в прокрустово ложе пеницитарной педагогики. Да и орден Трудового Красного знамени Макаренко получил за три месяца до своей кончины не как педагог, а как писатель.

Да и сам Макаренко неоднократно заявлял: «Я не педагог». Предпочитал называть себя… актёром (9).

Так «про что же Макаренко?». «Кто он по жизни?».

 

Об этом спорят макаренковеды многих стран вот уже около 70-ти лет и, видимо, ещё долго будут спорить. Есть на этот счёт своё мнение и у меня (как социолога и как экскурсовода Московского музея А.С. Макаренко, как его пропагандиста с 1965 года). О «моем Макаренко» можно прочитать (11-15) и найти кое-что в интернете (16).

Главное для нас в нём – тема человеческого счастья. Его мечты, мысли и опыт созидания счастливого «человеческого общежития». Созидание «общины», как он называл коллектив на протяжении двадцати из тридцати лет своей социально-педагогической практики.

По сути, как мы убеждаемся, всё более и более, Антония Макаренко больше всего занимала та же проблема, что и его земляка Антония (основателя первого на Руси «общинно житного» монастыря (Киево-Печерского), и «игумена Земли Русской» до сих пор самого почитаемого на Руси  святого Сергия Радонежского. Того, что возродил (и с многочисленными своими учениками-продолжателями) утвердил окончательно на Руси монастырское «общежитие».  Напомним: известный учёный и одновременно священник Павел Флоренский утверждал, что слова «киновия», «община», «коммуна» суть синонимы. «Идея общежития, как совместного жития в полной любви, единомыслии и экономическом единстве - назовётся ли она по-гречески киновией, или по-латыни коммунизмом, всегда столь близкая русской душе и сияющая в ней, как вожделеннейшая заповедь жизни, - была водружена и воплощена в Троице-Сергиевой Лавре преподобным Сергием и распространилась отсюда, от дома Троицы как от центра колонизации и территориальной и хозяйственной, и художественной, и просветительской, и, наконец, моральной» (3, с.381).

Поэтому написать в статье, что Антоний Печерский создавал на Руси коммуну, а Антоний Макаренко общину – это вовсе не эпатаж, а для многих теперь уже тривиальное «общее место». И говорить о «звеньях одной цепи», имея в виду в качестве одного из  «звеньев» феномен Макаренко, можно не только в триаде «Ушинский, Макаренко, Сухомлинский», как это сделал в своём докладе в Кремлёвском Дворце Съездов митрополит Климент (4), в диаде «Ушинский, Макаренко» (архиепископа Полоцкого и Прилукского Феодосия (5), но и в более широкой исторической триаде «Антоний Киево-Печерский, Сергий Радонежский, Антон Макаренко» (6, с. 134, 136).

Конечно, для педагогов, воспитанных и обученных в традиции воинствующего государственного атеизма, такие триады могут быть не только удивительны, но противны, но, как говорится в народе, «что выросло, то выросло»…

Итак, повторюсь, всех их заботил вопрос о счастливом человеческом общежитии.

В данной статье не ставится задача компенсировать недостатки советских учебных курсов по истории отечественной педагогики, по истории церкви и по истории утопического социализма, устраивать «ликбез». Некогда этим заниматься.

Волнует «прикладная» культурологическая (а может быть и «анропологическая», а может быть и «межпредметная» задача: определить, что не хватает для того, чтобы в эти триады можно было вписать четвёртые и пятые имена – имена педагогов ХХI Века.

Думается, что какое бы то ни было мало-мальски удовлетворительное «воспроизведение опыта» тех, кого Макаренко назвал в своей всемирно известной «Педагогической поэме» «подвижниками соцвоса», невозможно прежде всего без понимания того, а что, собственно, представляют собой эти «подвижники»? Что это за тип человеческий?

 

Но разве в уже довольно многих килограммах и кубометрах макаренковедческих трудов этот вопрос не самый малоисследованный?

В своё время известный педагогический писатель и публицист С.Л. Соловейчик заметил, что для каждого типа педагогической системы (методики) требуется и соответствующий тип педагога-реализатора. Разделяя это его убеждение и задаёмся вопросом: «А каковы сущностные и существенные признаки макаренковского типа педагога?»

Ответить сразу на этот наш вопрос мы не дерзаем. Для серьёзного ответа, видимо, нужно создать новое направление в международном макаренковедении.

Конечно, нам могут возразить, что такое направление уже давно существует, что уже в середине прошлого века на Западе была целая серия работ по теме «католический образ Макаренко», что и отечественные авторы в своих статьях не раз «рассматривали качества личности Макаренко» (7, 8).  Всё так, но…  До тех пор, пока в триадах не появится четвёртое и пятое имена все эти «рассмотрения» не могут  быть оценены отметкой «удовлетворительно».

И то, что сейчас предложим, не претендует на истину даже «в первой инстанции».

 

Первое рождение Макаренко приходится на 13 марта 1888года. Это скоропостижное рождение дало миру изрядно недоношенного, первые годы очень болезненного ребёнка и на все остальные годы жизни человека с проблемами физического здоровья (2). Достаточно сказать, что умер он в 51 год от разрыва сердца, а в его карманах при этом оказалось восемь носовых платков… Всё это имеет значение для вопроса о типе личности Макаренко. И именно потому, что это говорит его способности к гиперкомпенсации. К компенсации «физических ограничений его возможностей» средствами психической работы над собой. (Самовоспитание, самообразование и др.).

Второе рождение Макаренко случилось почти одновременно с первым. Он был крещён по православному обряду и наречён Антонием, что для него (как ребёнка из чрезвычайно патриархальной семьи и сына церковного старосты, а позже человека чрезвычайно увлекавшегося изучением отечественной истории) имело огромное значение (2).

Третье рождение Макаренко приходится на пятилетний возраст, когда он родился как незаурядный читатель (2). Отец его выучил читать, и он читал даже при лучине (родители вынуждены были экономить на керосине), чем ещё до школы испортил себе зрение. По свидетельству брата (а они общались почти до 1920-го года) Антон каждые три дня приходил с новой книгой (10).

Четвёртое рождение Антона связано с поступлением в школу, и это рождение вечного (на все годы учения в школах и институте) первого ученика и отличника (2).

Пятое рождение точной датой не зафиксировано, но оно приходится на годы учения в начальной школе, когда Антона начинают избивать сверстники, и он становится на долгие годы аутсайдером (10). Полагаем, что для становления его типа личности рождение Антона как вынужденного (на несколько лет) аутсайдера в среде сверстников имело колоссальное значение, едва ли не большее, чем рождение как книгочея и отличника.

Шестое рождение Антона – рождение его как музыканта. Ему подарили скрипку, с которой он не расставался всю жизнь. Её помнят все его воспитанники, но в фильмах по произведениям Макаренко скрипку не слышно…

Седьмое рождение (и тоже скоропостижное) – это его рождение как учителя. Случилось это после окончания одногодичных педагогических курсов в сентябре 1905 года, когда ему было 17 лет (2).

Восьмое рождение – (рождение, как художника). В доме его отца многие видели прекрасные натюрморты, пейзажи, а главное, портреты, исполненные рукой Антона. Смог ли бы он позже давать в нескольких словах портреты воспитанников, если бы не имел опыта художника-портретиста?

Девятое рождение Антона (как революционера) случилось уже через три месяца. Он оказался участником первой русской революции и принимал участие в учительской конференции на станции Люботин в те немногие дни, когда там рабочие захватили власть в свои руки. Позже он никогда не участвовал в революционных «сходках», но тот  революционный опыт и качества личности, замеченные в нём уже тогда, сохранились на всю жизнь.

Десятое рождение Антона (как поэта) состоялось где-то в те же годы. Антон писал стихи и хотел даже стать поэтом, но не решился на публикацию…

Одиннадцатое рождение (как бунтаря) свершилось в двадцатилетнем возрасте, когда он, отказавшись подчиниться требованиям отца, был изгнан им из дома и в качестве блудного сына жил вне отчего дома около ста дней. В этом поединке двух железных воль первым сдался отец. Он позвал Антона, и Антон вернулся, но без покаяния (10). Это было серьёзное жизненное испытание, и Антон вышел из него закалённым. Это качество несгибаемости (при уверенности в своей правоте) отличало Антона в течение всей его последующей жизни.

Двенадцатое рождение Антона случилось, когда он открыто объявил нового директора школы взяточником. Не сумев доказать своей правоты, он вынужден был покинуть школу и отправиться в добровольную ссылку на три года на станцию Долинская. Трудно представить, чтобы без этого его рождения Макаренко смог  позже (уже при Советах) написать начальнику, что он предпочтёт остаться без должности, но не откажется от своих принципов. Он знал, что отстаивание правды и принципов можно серьёзно пострадать, но он знал и то, что страдание можно выдержать и не сломаться.

Вскоре, работая учителем на станции Долинская, он родится в тринадцатый раз, и это будет рождением его как воспитателя. Там ему будет дана должность «надзирателя» в интернатике (по совместительстве) при училище, где он работал учителем (2). Так что до начала работы начальником колонии (интернатного учреждения) Антон имел уже некоторый опыт работы в «закрытом» учреждении. Без этого опыта он вряд ли решился бы стать начальником колонии.

Четырнадцатое рождение Антона случилось в 1912 году, когда он отметил с учениками 100-летие Бородинского сражения, осуществив на соседнем поле, как теперь говорят, «реконструкцию» события. Но неудачно. Ребята взяли в плен Наполеона, за что Антон получил порицание от педагогического начальства. Позже (в колонии) он будет за сезон ставить по 30 самодеятельных спектаклей, играть в них главные роли. Так что 1912 год можно считать годом рождения Макаренко как сценариста и «режиссёра массовых представлений».

Пятнадцатое рождение Антона приходится на 1914 год, когда он рождается как студент, поступив в Полтавский учительский институт.

В 1916 году он рождается в шестнадцатый раз. На это раз как солдат. Будучи призванным в ополчение, он в течение шести месяцев испытывает на себе, что такое дедовщина, но не выдержав испытания, он пишет родным, чтобы те забрали его («а то повешусь»), и брату удаётся его забрать, поскольку у Антона было очень слабое зрение (10). Солдат из него не получился, но он познакомился с организацией жизни в казарме, а главное, хорошо понял, что такое дедовщина. Эти знания ему очень пригодятся, когда он станет директором школы, начальником колонии и сотрудником НКВД Украины.

Семнадцатое рождение Антона – защита с золотой медалью диплома «Кризис современной педагогики». Он родился теперь как полноправный педагогический критик. (А не только как самостийный педагогический еретик…).

Восемнадцатое рождение (как директора образовательного учреждения) обещало быть счастливым. Он вернулся в то самое училище, из которого он некогда сбежал. Вернулся в мундире директора.

И это его рождение ознаменовалось введением в училище военной формы (10). Марши по городу строем и с духовым оркестром, парады… Это стало его началом его рождения как «военрука». Это девятнадцатое рождение имело последствия, за которые («военизацию») Макаренко был позже много раз бит «педагогическим Олимпом»…

Двадцатое рождение произошло почти одновременно (как руководителя школы-хозяйства»). Он создал при школе подсобное хозяйство с  огородничеством, садоводством и рыбоводством…. Опыт и качества личности, возникшие при этом, очень ему пригодились в последующие годы. Без них последующий успех колонии им. Горького был бы весьма проблематичным.

Двадцать первое рождение Антона вообще мало кто заметил. Уходя с Деникиным на юг, брат Виталий приглашал его с собой, но Антон отказался (10). Будем считать, что он не хотел оставлять овдовевшую в 1916 году и очень любимую им мать… Трудно подобрать название этому рождению…

Двадцать второе рождение Антона было как бы повторным. Он опять стал директором начального училища (2). Но на этот раз в большом городе – Полтаве.

Двадцать третье рождение Антона было им реализовано весьма мало. Будучи депутатом, он мало чем успел себя проявить. Известно, что он участвовал в создании учительского профсоюза. Впрочем, без этого опыта он вряд ли смог бы сказать много позже: «Я советская власть» (1, с. 114).

А вот двадцать четвёртое рождение Антона всем известно – он рождается как начальник колонии малолетних правонарушителей. С этого и начинается его всемирно известный роман «Педагогическая поэма». И большинство советских педагогов ничего (или почти ничего) не знали о двух десятках его предыдущих рождений…

«Роды» «начкола» были очень трудными и, чуть было, не окончились трагически. Антон был на волоске от смерти, когда нанёс свой знаменитый удар по лицу главаря, образовавшейся в колонии банды…

Свершив этот свой знаменитый удар, Антон рождается в двадцать пятый раз, и в совершенно в новом качестве – он обретает в банде статус атамана и становится «неформальным лидером».  Эта его новая ипостась едва ли не самая важная, самая переломная, не только в личности самого Антона, но и в его воззрениях, в его опыте, в его последующих победах (9). Но эта ипостась макаренковского типа едва ли не самая малоизученная многочисленным племенем «макаренкоедов». И едва ли не самая ненавидимая гонителями Макаренко, начиная с Н.К.Крупской и кончая каким-нибудь бывшим поклонником Макаренко, превратившимся в одночасье  «переходного к рынку периода» в  «азарничающего» доктора наук.

Двадцать шестое рождение Макаренко связано с созданием им в возглавляемой им колонии им. Горького своего рода трудовой артели и можно сказать, что он родился как «председатель колхоза» (за десять лет до «коллективизации» сельского хозяйства).

Двадцать седьмое рождение связано с созданием культа личности. Но не

своей, а личности великого пролетарского писателя Максима Горького, которое, однако, трудно считать нарушением заповеди «не сотвори себе кумира», поскольку тогда в нашем государстве за  культ Бога «начкола» самого могли отправить в колонию «на перевоспитание». А Макаренко ну никак не мог обойтись (как педагог) без хоть какого-нибудь культа (для детей). Наверное, он догадывался о том, что в будущем серьёзные учёные будут доказывать наличие у детей мифологического мышления. Максим Горький оказался, как потом выяснится, очень удачным выбором для маленького «доморощенного культика»…

Позже этот выбор поможет двадцать восьмому рождению Макаренко. Уже саморму как писателю. Догадывался ли Горький, почему именно его Макаренко выбрал в качестве «шефа» колонии?

Эти два рождения имели весьма длительный предродовой период, и если первое не привело ни к созданию в стране новой церкви (ни даже секты), к чему Макаренко вовсе и не стремился, то второе - утвердило Макаренко как новатора в беллетристике, Его роман «Педагогическая поэма» был признан новаторским и до сих пор является всемирным литературным бестселлером.

Двадцать девятое рождение Макаренко дало ему право ношения настоящего офицерского мундира – он стал начальником трудовой коммуны НКВД им. Ф.Э.Дзержинского. А главное – право создать производственное детское учреждение совершенно неведомого дотоле типа с тремя заводами, школой, восемнадцатью кружками детского творчества… Это был комбинат детского и подросткового счастья. Воплощение той самой многовековой «вожделеннейшей русской мечты» об общинном счастье…

Тридцатое рождение Антона – рождение его как «идеолога ГУЛага».

Когда по очередному доносу  коллег А.С.Макаренко должен был быть арестован харьковскими чекистами, нарком НКВД В.Балицкий вызвал его к себе телеграммой в Киев и назначил заместителем начальника отдела всех детских трудовых колоний Украины. На этом посту Макаренко не только получил право, но и был обязан носить форму, от которой шарахались многие… Он доказывал, что в детских колониях НКВД детям должно быль лучше, чем на свободе. Еда, одежда, спальни, а главное обучение самым востребованным и квалифицированным рабочим профессиям. Дать то, что они в таком качестве и объёме никогда не смогли бы получить в семьях родителей и в школах. И он добивался этого с помощью своего единомышленника Наркома НКВД Всеволода Балицкого. Но таких идеологов расстреливали те, кто считал, что колония должна быть каторгой… В июне 1937г. расстреляли и В.Балицого. Очередь была за А.С.Макаренко.

Тридцать первое рождение Макаренко заметили все – он родился как кавалер Ордена Трудового Красного знамени (за свою писательскую деятельность).

Тридцать второе рождение не состоялось – его не пустили работать директором обычной средней школы. Тогдашний министр просвещения сказал, что хватит Макаренко в колониях, не хватало, чтобы он был ещё и в школах…

Поэтому в тридцать второй раз Макаренко родился как социалист-утопист. Но он не успел «дать ход» своему почти фантастическому проекту, по которому все московские школы должны были бы стать школами-хозяйствами. С таким производством, как в коммуне им. Дзержинского, чтобы через пять лет школы не брали у государства деньги даже на зарплату учителям… Но, толи к счастью, толи к несчастью, об этом прожекте почти никто не знает до сих пор…

Не успев родиться в тридцать третий раз (быть принятым кандидатом в партию коммунистов),  А.С.Макаренко1939 г. скончался.

Можно было бы сказать, что за несколько минут до смерти он родился, как джентльмен – он помог донести до поезда (бегом и с больным сердцем!) незнакомой женщине тяжелый мешок… Конечно, джентльменом он родился много раньше, только никто не знает (и теперь уже, наверное, никогда и не узнает), когда это случилось в первый раз…

Так что, при первой попытке, (что называется, «на вскидку») мы насчитали тридцать три рождения А.С.Макаренко, 33 ипостаси его личности… 33 грани, характеризующих тип личности этого «подвижника соцвоса».

Дерзаем думать, что те, кто будет в себе воплощать все эти ипостаси, имеют шанс стать новыми звеньями в той самой цепи…

 

И пусть меня обвинят, что и я (как Макаренко), утопист… Да и сам понимаю, что нет и вряд ли может быть создан такой «педагогический инкубатор», где его создатели хотели бы и могли бы обеспечить питомцам такие «рождения»…

Значит, человечество обречено ждать  явления «самородков», «пассионариев»,  которые иногда почему-то всё-таки случаются? Иногда - по формуле М.Горького: «Человек формируется, сопротивляясь действительности». Кто знает, может быть, это и есть «главная составляющая», «главная ипостась») в становлении и жизни «подвижника соцвоса»…

Литература

  1. Макаренко А.С. Педагогические сочинения: В 8-ми т. – М.: Педагогика, 1985, т.6.
  2. Кроль Т.Г. Биография А.С.Макаренко (пособие для учащихся). – М.-Л.: Просвещение, 1964.
  3. Флоренский П. Троице-Сергиева Лавра и Россия // Сергий Радонежский: Сб. / Сост. В.А.Десятников., - М.: Патриот, 1991. –539с.

4.   Митрополит Калужский и Боровский Климент. Рождественские чтения.

  1. 5. Епископ Полоцкий и Глубокский Феодосий. Мы находимся на переломе. Сб. Глинские чтения: Долг служения Отечеству. – М., 2003г., с. 52.

6. Соколов Р.В. Этнокультурные истоки общинности в менталитете русского народа// Известия Академии педагогических и социальных наук, выпуск УШ, Москва-Воронеж, 2004, с. 132 - 136.

7. Жизнь и педагогическая деятельность А.С.Макаренко в дореволюционной России. Серия «Неизвестный Макаренко». Вып.7 / составитель и автор вступительной статьи С.С.Невская.- М.: НИИ семьи и воспитания, 1998.

8. Фролов А.А. А.С. Макаренко в СССР, России и мире: историография освоения и разработки его наследия (1939-2005 гг., критический анализ)/ А.А. Фролов. – Н.Новгород: Изд-во Волго-Вятской академии государственной службы, 2006. – 417 с.

9. Остроменцкая Н.Ф. Навстречу жизни // Народный учитель. 1928г. Янв-фев. № 1-2.

10. На разных берегах… Судьба братьев Макаренко. Сост. и комментарии Г. Хиллига. – М., 1998. – 384 с.

11. Соколов Р.В. Феномен А.С. Макаренко с позиций культурологии // «Наследие А.С.Макаренко и современность» – М., 1993. – С. 70-72. (Тез. Международной науч. - практ. конф. (10-12 марта 1993г.) / Российская Академия образования, Международная Макаренковская ассоциация, Центр внешкольной работы им.А.С.Макаренко.

12. Соколов Р.В. Интерес к наследию А.С.Макаренко в общественно-педагогическом движении // Народное образование, 2003, №5.

13. Соколов Р.В. Раздумья в юбилейный год двух корифеев российского воспитания С.Т. Шацкий (1878-1934)А.С. Макаренко (1888-1939) \\Народное образование, 2003, № 9, с. 135 – 143.

14. Соколов Р.В. Макаренко и Калабалин: Кто они для нас? \\ Школа жизни – школа воспитания, Москва – Коломна-Егорьевск, 2005г.

15. Соколов Р.В. К юбилею трёх «подвижников социального воспитания» (130-летию С.Т.Шацкого, 120-летию А.С.Макаренко и 85-летию И.П.Иванова) Статья находится в печати в печати.

16. Соколов Р.В., Соколова Н.В. Православные корни педагогического опыта А.С.Макаренко// Истоки педагогического мастерства. Сборник научных работ Полтавского государственного педагогического университета имени В.Г.Короленко. – Выпуск 4. – Полтава, 2008. – Серия «Педагогические науки». С. 64-71. Более поздняя и полная (30стр.) версия статьи помещена в интернете под названием “Православные истоки педагогического опыта А.С.Макаренко” Pravmir.ru

 

 

Сведения об авторе:

Соколов Ричард Валентинович

- действительный член АПСН,

- кандидат социологических наук,